Как Трамп угодил в афганскую западню

Нынешний президент США, как и его предшественник, обещал закончить афганскую войну, хотя и не уточнял, что путем капитуляции. Однако стремление России ему в этом помочь может вылезти ей боком.

В отличие от двух, а то и трех предыдущих президентских избирательных кампаний в США, нынешняя гонка проходит на фоне глубокого общественно-политического (а также углубляющегося экономического, но это уже было в 2008 г.) кризиса в самой Америке. Несмотря на уверенное и длительное первенство лидера демократов Джо Байдена в соцопросах, электорат его соперника, нынешнего президента Дональда Трампа, максимально мобилизован.

Получал? Не получал?

Поэтому, учитывая непрямую систему президентских выборов в США, в которой главную роль играет количество представителей штата в нижней палате Конгресса (своеобразных «очков»), шансы обоих политиков продолжают оставаться относительно равными. Другое дело, что (хотя это началось далеко не вчера) главным оружием американских политических штабистов сегодня является максимальная демонизация противника — в ход идут обвинения любого уровня достоверности.

Так, Байдена, бывшего вице-президентом при Бараке Обаме, пытаются привязать к украинским политическим и экономическим процессам прошлой пятилетки, используя разнообразных обиженных политических деятелей (и плохо понимая при этом, что подобные инсинуации выгодны исключительно России). В то же время Трампа противники стараются представить агентом Кремля, в самом лучшем случае — малокомпетентным персонажем, ежедневно угрожающим национальной безопасности США самим своим пребыванием в Белом доме. Сегодня эти уколы часто уходят в молоко — просто потому, что политического центра (в отличие от Великобритании, Германии или Франции) в американском обществе практически не осталось, и, похоже, «перетягивать» некого — победа будет зависеть лишь от обеспечения партийными функционерами максимальной явки сторонников обоих кандидатов.

Тем не менее в силу, так сказать, общеполитических причин, афганская история, в очередной раз выставляющая то ли Трампа, то ли американских силовиков, то ли западные СМИ в неприглядной роли, заслуживает внимания.

30 июня The New York Times, ссылаясь на три неназванных источника в спецслужбах, рассказала о крупных переводах денег, которые, как допускает издание, могут быть связаны с убийствами американских военных в Афганистане, совершавшимися по заказу из России руками талибов. Речь идет о перехваченных данных переводов с одного из банковских счетов, контролируемых российской военной разведкой, на счет, связанный с талибами.

В самом этом факте ничего удивительного нет: РФ давно является государством-террористом (стадию «спонсора терроризма» она уже прошла), старающимся, подобно Ирану и Северной Корее, в любом уголке земного шара навредить странам Запада, а в особенности США. Попытки ряда западных политиков закрывать глаза на это явление, увы, не способны сам этот процесс как-либо отменить — гибридная война будет вестись вплоть до уничтожения путинского режима, и у трезвомыслящих людей в этом нет никаких сомнений еще с 2014 г., когда Москва похоронила постбиполярный мировой порядок. Потенциальной сенсацией является другое.

Дело в том, что несколько американских изданий заявили со ссылкой на анонимные источники, что президент США Дональд Трамп еще в начале этого года получал письменные доклады, что российская военная разведка, возможно, предлагала афганским талибам деньги за убийство американских солдат.

Трамп по своему обыкновению назвал фейковыми новостями сообщения о том, что Россия предлагала исламскому радикальному движению «Талибан» вознаграждение за убийства американских военнослужащих в Афганистане. «История о вознаграждении от России — это всего лишь очередная сказка, выдуманная фейк ньюс», — написал глава Белого дома 1 июля в микроблоге Twitter. Выражением «фейк ньюс» («фейковые новости») Трамп обычно обозначает любые критикующие администрацию США издания, например, газету The New York Times.

Предсказуемо, что глубоко вовлеченный в афганские дела МИД России (чьи связи с рядом режимов, промышляющих наркоторговлей, после аргентинского скандала ни для кого не являются секретом) тоже назвал статью «фейком», а «Талибан» выступил с опровержением содержащихся в ней сведений. Но вслед за The New York Times о возможном сговоре России с талибами сообщили The Washington Post и консервативная The Wall Street Journal.

Сам Трамп и его команда утверждают, что лично президенту никто об этом не докладывал. Однако нынешний президент, по свидетельствам его же окружения, не любит читать ежедневный рапорт разведслужб и предпочитает несколько раз в неделю выслушивать лишь устные доклады представителей разведсообщества США. Так что подобная ситуация вполне могла иметь место.

Оставить без ответа

Между тем, по сведениям прессы, эти разведданные поступали в то самое время, когда американцы вели с талибами переговоры о мирном урегулировании. Тем более что Трамп неоднократно объявлял о планах вывести вооруженные силы США из давно утратившего объективный смысл конфликта: по сути, базирование американцев в Афганистане служит лишь целям геополитического баланса в регионе и недопущения проникновения террористов на территорию самой Америки. Теперь противники Трампа обвиняют его в том, что он, имея эту информацию на руках, ничего не предпринял. По данным Пентагона, в 2019 г. в Афганистане погибли 22 американских военнослужащих. Источники New York Times утверждают, что по меньшей мере за одного из них талибы получили деньги от российской разведки.

По словам этих источников, Совет национальной безопасности США обсуждал, как ответить на эти действия ГРУ и в том числе рассматривал возможность введения новых санкций против России. Но за полгода, как видим, в привязке именно к Афганистану ничего так и не произошло. Пикантность этой истории придает то, что Великобритания, ключевой американский союзник, в том числе и в Афганистане, похоже, в курсе скандальных разведданных.

В частности, сообщения о возможном сотрудничестве российской разведки с талибами прокомментировал министр обороны Великобритании Бен Уоллес. «Я в курсе этих разведданных, — прямо сказал Уоллес. — Но я не могу публично комментировать работу разведки. (…) Этих угроз множество. Это и террористы, и действия недружественных стран». При этом министр отметил, что в недавнем прошлом Россия предприняла «немало подрывных шагов в отношении Великобритании».

Подлил масла в огонь соавтор расследования «Уотергейт» Карл Бернстайн, который заявил в колонке на сайте CNN, что люди, работающие с Трампом, считают, что он сам представляет угрозу для национальной безопасности, поскольку систематически оказывается не готовым к переговорам с иностранными лидерами.

Бернстайн, ссылаясь на неназванных людей во власти, знакомых, по словам журналиста, с засекреченным содержанием сотен телефонных разговоров президента США с иностранными лидерами, пишет, что эти люди особенно озабочены тем, что Трамп будто бы восторгается Путиным и в общении с ним забывает о важнейших проблемах двусторонних отношений. Поэтому, делается вывод, он и не предпринял ничего, чтобы наказать Россию за эти коварные преступления, которые, как ни крути, криминал в чистом виде, имеющий малое касательство к войне как таковой.

Как оно там на самом деле, сказать сложно, хотя сама по себе подобная деятельность Москвы в Афганистане давно воспринимается как рутинная: она поддерживает рабочие отношения с талибами, стараясь опередить Китай в заполнении вакуума влияния в регионе после вывода американских войск. В силу того, что внешнюю политику президент Трамп рассматривает всего лишь как инструмент борьбы с иммиграцией и орудие экономического протекционизма, он вполне мог проигнорировать инцидент на фронтах полузабытой и нелюбимой войны. Как воспримет эту информацию американское общество — это уже другой вопрос, который, в силу вышесказанного, вряд ли будет иметь первостепенное электоральное значение.

Вместе с тем странности с прохождением разведывательных рапортов, которые то ли представлялись, то ли не представлялись президенту, льют воду на мельницу его оппонентов, годами утверждающих, что в Белом доме отсутствует единая линия, коллегиальное обсуждение и четкая система принятия решений в области внешней политики. Ведь попытки завершить афганскую кампанию — даже с потерей лица — в годы президентства Трампа предпринимаются постоянно. Так, 29 февраля США и радикальное движение «Талибан» подписали исторический мирный договор. А уже 3 марта Вашингтон обратился к Совбезу ООН с предложением исключить «Талибан» из списка террористических организаций.

Соглашение, знаменующее собой победу мусульманских фундаменталистов над некогда доминировавшими в регионе американцами подписали многолетний спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад и заместитель лидера «Талибана» Абдулла Гани Барадар. В соглашении указано, что США и «Талибан» стремятся к «позитивным отношениям друг с другом». Это, собственно, означает, что Вашингтон был вынужден признать талибов, к созданию которых на территории соседнего Пакистана некогда приложил руку, не просто равным соперником, но и государствообразующим элементом на территории воюющей с конца 1970-х страны.

Специфические обертоны поступка США, где Дональд Трамп, похоже, хочет примерять лавры миротворца, подобно то ли Ричарду Никсону, то ли Гарри Трумэну, — это одно, а неприятная правда о кабульских политиках, предпочитающих находиться со своими семьями где угодно, только не на рабочем месте, — это другое. И в этих других местах политики, поднятые волной американской экспансии со дна общественной жизни, щедро рассыпали из рукавов своих дорогих халатов американскую финансовую помощь.

По этой и по сопутствующим причинам в Вашингтоне существует могущественное лобби, заинтересованное в продолжении афганской кампании. Учитывая, что армия и военно-промышленный комплекс представляют собой ключевые сегменты истеблишмента Республиканской партии (лидером которой, собственно, является сегодня Трамп), президенту стоило бы избегать неосторожных, а в особенности радикальных шагов в афганском вопросе. Но сказать ему об этом сегодня, похоже, уже некому.

Тем более что международная общественность, наивно рукоплещущая броскому и туманному словцу «мир», благополучно забыла, насколько грозным генератором нестабильности и, естественно, трафика наркотиков — лучшего оружия против неверных, сознательно применяемого талибами, разрушающими, к тому же, памятники культуры, — был тогдашний Афганистан. Сегодня же, когда верхушка свободно разгуливающего по этой стране «Исламского государства» во многом состоит из таджиков и туркмен, такие методы борьбы с гяурами могут показаться слишком простенькими.

Со своей стороны Пакистан, чьи позиция, при всей его нынешней бедности, усиливает принятое Белым домом решение, никогда не был способен, да и не горел особым желанием контролировать исламистские группировки. Хотя, разумеется, при случае успешно пользовался ими. Нынешнее руководство Пакистана открыто преследует проамериканских политиков, вроде живущего в ОАЭ экс-президента страны генерала Первеза Мушаррафа, и плотно уселось на кредитную иглу Китая.

Трамп, как и его предшественник, обещал закончить эту войну, хотя и не уточнял, что путем капитуляции. Ранее Вашингтон намеревался снять санкции с членов «Талибана» к августу этого года. Талибы будут окончательно легитимированы, чего не происходило ни при Клинтоне, ни при Буше-старшем. В течение 135 дней США и их немногочисленные союзники планировали вывести войска с пяти военных баз в Афганистане. В ответ «Талибан» заявил, что гарантирует: страна не станет пристанищем для террористов и начнет мирные переговоры с правительством в Кабуле. Правда, поверить в нечто подобное может разве что сам Дональд Трамп.

Понятно, что в ходе избирательной кампании Трампу необходимо продемонстрировать, как он возвращает солдат домой, и позировать с освобожденными из плена американцами. Такие картинки близки душе обывателя во всех странах, а для политического деятеля представляют собой нехитрый способ набирания очков. Полностью войска могут быть выведены в течение 14 месяцев. Но теперь — будут ли?

Примечательно, что уход американцев из Афганистана, который предполагался еще шесть-семь лет назад, всегда рассматривался аналитиками как непосредственная угроза безопасности РФ — террористическая, логистическая и финансовая. Отсюда — кроме непосредственного удовольствия от причинения Америке максимального вреда — и присутствие РФ в Афганистане, пусть посредническое и дипломатическое (а соответственно, и разведывательное).

Поэтому вопрос это обоюдоострый — вывод в форме бегства и унижения перед талибами дестабилизирует Центральную Азию и неизбежно усилит позиции Китая и России за счет интересов Америки. Которые, впрочем, Трамп видит как заканчивающиеся на границе с Мексикой. Похоже, слив разведданных связан как раз с тем, что коса нашла на камень в самом военно-политическом истеблишменте США. Который методом рефлексотерапии наставляет президента на правильный путь по дорожной карте афганской проблематики.

То, что этот скандал совпал с избирательной кампанией, может, в принципе, оказаться и случайностью. В конце концов, Трампу к скандалам не привыкать, а на расклад во внутренней американской политике этот сюжет повлияет мало, если вообще не будет скоро забыт СМИ. Тем более что историй, связанных со вмешательством России в американские дела и антиамериканской деятельностью Москвы в ходе избирательной кампании всплывет еще немало. И противоборствующие стороны продолжат перебрасываться этими сюжетами, силясь выставить друг друга еще более вредоносными агентами Путина. Но афганскую проблему придется так или иначе решать любому американскому лидеру.

Максим Михайленко

Источник: Newssky


Поделитесь.