Эволюция кремлевской стратегии в отношении Беларуси

С приближением президентских выборов все более осложняется не только ситуация внутри Беларуси, но и внешнеполитические отношения Минска. Причем, в связи с историей задержанных российских наемников, взаимоотношения Беларуси чрезмерно напряглись не только с Западом, но уже и с Россией.

Как сообщается, прежде чем рассмотреть эволюцию кремлевской стратегии в отношении Беларуси, кратко обозначим, как предвыборная Беларусь выглядит из Москвы, и что из этого следует.

Какие решения принял Кремль относительно своих сценариев для Беларуси, когда понял, что тема «майдана» и его жесткого подавления в Беларуси достаточно раскручена, что уровень общественного недовольства не снижается, и что власти де-факто уже взяли на себя ответственность за все, что произойдет вокруг 9-го августа, а тема «глубинной интеграции» становится все более призрачной?

— Москва видит многолюдные предвыборные митинги в пользу альтернативных кандидатов и понимает, что напряженность в белорусском обществе не спадает.

— Лукашенко и его окружение выходят на силовой сценарий, постоянно раскручивая тему «майдана».

— Применяя собственный опыт протестов 10-летней давности, Москва понимает, что скорее всего без дополнительной раскачки протестующие не пойдут на жесткое противостояние с силовиками. То есть, картинка многолюдных митингов вряд ли превратиться в картинку жестких разгонов.

— Москва видит сдержанную реакцию Запада и антироссийскую риторику Минска. Потому перспектива изоляции Беларуси и неизбежная и скорая «глубинная интеграция» при «мягком сценарии» как минимум откладывается.

В связи с этим, Москва рассматривает замену своего «мягкого» сценария на более жесткий, с «обострением» ситуации, с целью получить дополнительные выгоды.

То ли упреждая подобный поворот, то ли руководствуясь собственным желанием включиться во внешнеполитическую игру с Западом, Минск резко поднял ставки в виде «дела Вагнера», вызова кандидатов в ЦИК и возбуждения новых уголовных дел против Тихановского и Статкевича по статье о подготовке массовых беспорядков.

Три сценария Кремля для Беларуси на выборы 2020

В нашей недавней статье «Пост-правда и пост-выборы во времена пост-Covid в Беларуси. Теория и практика вмешательства» мы описывали 3 возможных сценария действий Кремля во время беларуских выборов 2020 года. Напомним.

Акцентированная медиаактивность либо простая легкая «раскачка» ситуации. Она бы приводила к снижению легитимности нынешнего президента, провоцировала возможные репрессивные действия. Как минимум, такие репрессивные действия привели бы к очередному «охлаждению» на западном направлении, а при особой удаче — к зачистке гражданского и медиа поля, оставив простор для пророссийских деятелей и нарративов. Для этого, как ни странно, не нужен был бы открыто пророссийский кандидат. Достаточно было бы оставить в ситуации с ковид-кризисом все как есть, или обойтись скромными инвестициями через третьи руки в любые действия, ведущие к умеренной дестабилизации. Основной фон должны были создавать действия в инфополе.

Контролируемая серьезная «раскачка» ситуации и создание «управляемого хаоса». Здесь затраты на «раскачку» ситуации были бы значительно больше. Кроме всего прочего, такой сценарий предполагал бы наличие провокаторов, которые бы в определенный момент довели ситуацию до такого градуса накала, что либо сам Минск должен был бы попросить помощи у Москвы, либо Москва по своей инициативе оказала бы братскую помощь в «наведении порядка».

Даже без включения Москвы масштаб подавления протестов был бы намного больше, чем при первом сценарии, с вероятностью пролития крови. Вследствие этого сценария гражданское и медийное поле были бы полностью зачищены, а западный вектор заблокирован. Изоляция Беларуси тем самым увеличивала бы вероятность сдачи на милость Кремля. В такой ситуации действующий президент оставался бы на своем посту, но утрачивал бы самостоятельность принимаемых решений.

«Российский кандидат». Сценарий, при котором популярность альтернативного кандидата «выстреливает» на фоне социально-экономического и внутриполитического кризисов.

У этого сценария схематично можно выделить два варианта:

– кандидата не регистрируют, случаются волнения, впоследствии задействуются сценарии номер 1 или 2.

– кандидата регистрируют и на выборах он получает большинство в первом туре или побеждает во втором. Все это требует давления улицы, поддержки Кремля и части силовиков.

В принципе, такой сценарий на своем начальном этапе не требует договоренностей Кремля с кандидатами, и до поры до времени может идти как «сценарий номер 1», создавая простор для маневра. Затем, в критической ситуации, с кандидатом проводятся переговоры разъяснительно-принудительного характера.

Такой сценарий несет в себе очень много рисков и издержек, но не является совсем уж невозможным.

Что было до недавнего времени

Вплоть до ушедшей недели ситуация развивалась по сценарию номер 1 — Кремлю фактически ничего не надо было делать, кроме некоторой медийной корректировки информационного ландшафта. Тут важно подчеркнуть, что Кремль до поры до времени вполне устраивал умеренный сценарий номер 1, так как здесь ситуация находилась полностью под контролем властей, а значит — никаких потенциальных рисков с возможным «переходным правительством» и прочими неуправляемыми вещами.

Однако ситуация начала меняться, когда стало ясно, что напряженность в обществе не спадает, а власть снова совершает ошибку в разговоре с обществом. Вместо диалога и попыток цивилизованного разрешения ситуации сам Лукашенко и государственные СМИ начали раскручивать тему «майдана», в том числе, с демонстрацией возможностей по разгону и зачистке пространства силовыми ведомствами. Об усиленной подготовке к такому варианту событий свидетельствует также эволюция политического режима Беларуси в сторону персоналистского военного режима. С другой же стороны, продолжаются многолюдные и абсолютно легальные встречи с кандидатами, которые для российских экспертов и людей у власти выглядят как массовые протесты.

Кремлевским экспертам стало ясно, что напряженность в обществе не спадет до выборов. Создается впечатление, что силовой вариант в каком-то его виде совершенно неизбежен, но не факт, что он создаст нужную картинку для изоляции Беларуси на западном направлении. Новое беларусское общество недовольно, но не готово массово подставляться под дубинки. При этом в государственных СМИ Беларуси все чаще в качестве основной угрозы указывается Россия.

На протяжении какого-то времени Кремль через подконтрольные медиа и Telegram-каналы демонстративно дистанцировался от происходящего в Беларуси. Тему возможного «майдана» продолжают только условные патриотические маргиналы, а мейнстрим говорит о невозможности реального майдана и скорее о нагнетании ситуации самими властями. Фактически, ответственность за «силовой вариант» полностью перекладывается на Лукашенко и его окружение.

Кремль в продолжении «мягкого» сценария не устраивает вероятная слабая реакция Запада в случае в случае отсутствия чрезмерных репрессий. Если серьезного охлаждения отношений Минска с Западом не будет, то и вероятность «глубинной интеграции» в скором времени уменьшается.

Что происходит прямо сейчас?

Высока вероятность того, что Москва примет решение сменить условно «мягкий» сценарий на сценарий номер 2 — управляемый хаос, и дальше — управляемое правительство изолированной Беларуси.

В ситуации, когда обстановка накалена и становится ясно, что некое силовое развитие ситуации неизбежно, логично обеспечить в этом процесс свое присутствие — и для создания контролируемого хаоса, и для создания нужной картинки, и для того, чтобы этот контролируемый хаос в нужный момент прекратить.

В качестве выгоды в таком случае Кремль может получить зачищенное беларусское гражданское поле, безнадежно закрытый западный вектор, и сговорчивость Беларуси по новому варианту глубинной интеграции.

Фактически, сценарий номер 2 обеспечивает, с точки зрения Кремля, ускорение глубинной интеграции и избавляет от продолжительного ожидания, пока Беларусь «дозреет».

Насколько нам известно, новый вариант дорожной интеграционной карты у Мишустина уже готов и будет положен на стол Лукашенко сразу после того, как история с «выборами» закончится.

Раскрутка темы углубления интеграции сразу после выборов уже пошла в околокремлевских Telegram-каналах.

По информации ряда источников, близких к администрации президента России, недавно, по итогам изучения обстановки в Беларуси, в Кремле было принято решение в пользу смены сценария номер один на сценарий номер 2 — обострение ситуации, с перспективой последующих жестких репрессий и изоляцией Беларуси.

Будет ли при этом в сценарии номер 2 сохранен вариант оказания «братской помощи», сказать сложно. Пока в информационном поле Кремль максимально дистанцируется от возможных трагических событий. Показательно, что Лукашенко с использованием «дела Вагнера», по всей видимости, начал действовать на упреждение и уже усилил контроль границы с Россией.

Чем отвечает Минск

Вероятно, Минск попытался «сыграть на упреждение» в своем традиционном стиле. Еще в течение «мягкого сценария» он многократно говорил о вмешательстве, которое вроде бы и российское, но олигархического порядка, о непонятного рода «майданах» и «ветрах» с разных сторон, обещая жесткое подавление.

Наверняка еще ранее обладателями инсайда о вероятной смене кремлевского сценария стало и окружение Лукашенко. (Причем этот инсайд на самом деле мог быть целенаправленным сливом, ровно для того, чтобы еще больше повысить нервозность и спровоцировать белорусские власти на жесткие действия внутри страны, в первую очередь, против собственных граждан).

Для нейтрализации возможных действий со стороны России и для того чтобы заручиться поддержкой Украины и Евросоюза, белорусские власти предприняли своеобразный сильный ход.

Таким образом, задержание «вагнеровцев», независимо от настоящей причины их нахождения на территории Беларуси, выглядит как упреждающий ход Минска в ответ на вероятную смену планов Москвы. Это означает резкое повышение ставок в противостоянии Минск — Москва, а также дополнительные возможности в отношениях с Западом и Украиной. Сообщается, что СБУ уже готовит запрос на экстрадицию части задержанных. Судя по тому, что сегодня уже госсекретарь Совбеза Беларуси Андрей Равков заявил о возбуждении уголовного преследования по статье «терроризм», власти Беларуси настроены на серьезную раскрутку «дела Вагнера».

В эту же канву событий ложится сегодняшний вызов кандидатов в ЦИК, где им было рассказано о еще 170 боевиках, бродящих по стране, и о двух лагерях подготовки в России, под Псковом и Невелем. Пресс-релиз Следственного Комитета создает у читателя впечатление, что дела Сергея Тихановского, Николая Статкевича и «вагнеровцев» в части подготовки беспорядков объединены или будут объединены в одно.

В ответ на вероятную угрозу со стороны России власти Беларуси, похоже, создают очередного Франкенштейна, сшитого из российских «боевиков», непонятно зачем находившихся на территории Беларуси, и оппозиционеров, которые уже больше двух месяцах находятся под арестом. Видимо, представить находящихся в СИЗО Тихановского и, особенно, Статкевича лидерами пророссийских беспорядков — это очень сильный ход в сторону Запада, который должен это все проглотить, ужаснуться и вообще закрыть глаза на происходящее.

«Дело Вагнера» выглядит реинкарнацией дела «Белого легиона», только теперь уже цветов российского триколора. Естественно, что независимое медийное поле Беларуси отреагировало на эти события с большим скепсисом.

Проблема для нынешнего информационного управления ситуацией в том, что теперь, среди заявлений про такой майдан, другой майдан и разные враждебные группы, которые уже превратились в информационный мусор, реальная, правдивая информация, даже если она и существует, рискует быть проигнорированной общественностью даже при всех усилиях государственной пропаганды.

И, как ни парадоксально, в этом и есть победа и принцип российской гибридной войны — замутить информационное поле до степени невозможности определить, что происходит на самом деле. В итоге публика перестает доверять любой поступающей информации. Безответственная информационная политика белорусских властей и низкий уровень доверия к ней среди белорусов этому весьма благоприятствует.

Как можно переломить ход кремлевских сценариев?

Сейчас протестные настроения в Беларуси построены на общем недовольстве ситуацией, созданной бессменным правление Лукашенко, и для общества не слишком важно, кто оказался ситуативным лидером. Лишь перевод всей ситуации в переговорный процесс о реформах и переменах в стране между белорусскими властями, политической оппозицией и гражданским обществом способен убрать элемент (управляемого извне) хаоса, и перевести его во внутрибеларусскую плоскость.

Таким образом будет убрана стихийная составляющая протестов и недовольство общества тем, что происходит в стране, можно будет перевести в конструктивное русло. Недавно на очередной встрече с силовиками Лукашенко поставил задачу: главное — сохранить страну, а выборы президента — второстепенное дело. Если так, то белорусским властям самое время инициировать полноценный диалог национального согласия. Тогда это будет здоровый и мирный беларусский сценарий.

Источник: Newssky


Поделитесь.