«Кольцо фронтов» вокруг России

В июле с. г. по результатам так называемого общероссийского голосования в России были приняты поправки к конституции страны. Несмотря на их довольно обширный характер, они преследуют несколько основных целей, а именно: пожизненное закрепление власти В. Путина; укрепление вертикали российской власти; фактическое превращение России в моноэтническое государство с единым «русским» народом; предотвращение возможности возвращения Крыма Украине; создание юридических возможностей для нападения на другие страны под предлогом «защиты соотечественников за рубежом». При этом открыто декларируются приоритеты российских интересов над нормами международного права.

Все это полностью соответствует сущности неоимперской политики В. Путина и расширяет возможности по ее реализации. Прежде всего такие возможности касаются ужесточения внутренней политики России, а также активизации ее внешней экспансии. Как и следовало ожидать, они сразу же были реализованы на практике.

В частности, во внутренней сфере примером этого стало жесткое силовое пресечение акции протеста в Москве против изменений Конституции России, которая проходила под лозунгом «Долой царя». В свою очередь, во внешней сфере Москва перешла к открытым угрозам уголовного преследования украинских политиков, которые выступают за возвращение Крыма Украине (в т. ч. через Интерпол), а также активизировала подрывную работу против Запада.

Одновременно Москва провоцирует вооруженные конфликты, которые в свое время были организованы Россией на постсоветском пространстве, или же находятся в зоне ее интересов в других регионах мира (прежде всего, на Ближнем Востоке и в Северной Африке). Свидетельствами этого стали интенсификация боевых действий на Донбассе (в частности, сознательное убийство российскими оккупантами украинского военного медика 13 июля с. г. в районе поселка Зайцево), а также очередное обострение вооруженного противостояния между Арменией и Азербайджаном.

На первый взгляд Москва вроде бы перешла в наступление и успешно реализует свои планы по возрождению России в качестве «великой мировой державы», не уступающего другим центрам силы. Однако в реальности дела обстоят совсем не так. Россия терпит очевидное поражение, как на внутреннем, так и на внешнем «фронтах».

Во-первых, несмотря на ужесточение внутренней политики, Москва все больше теряет свои позиции в регионах страны. Именно это и показали массовые акции протестов в Хабаровске и других городах Дальнего Востока России против ареста федеральными властями губернатора края С. Фургала. Формально он обвиняется в организации убийств нескольких местных бизнесменов в 2004-2005 годах. Вместе с тем, в реальности таким образом Москва пытается отстранить от власти конкурентов «Единой России», которым правящая партия проиграла местные выборы в ряде регионов страны в 2018–2019 годах. Что стало очевидным свидетельством падения авторитета режима В. Путина и подконтрольных ему политических сил.

При этом, в отличие от Москвы, силовые структуры в России никак не препятствовали акциям протестов в Хабаровске. С одной стороны причиной этого был их массовый характер (до 35–40 тысяч участников), а с другой — вполне возможная поддержка местными силовиками настроений жителей региона. В том числе и их лозунгов «Москва и Путин — вон!».

Подобная же ситуация уже давно сложилась и на Северном Кавказе. В частности, осенью прошлого года между Чечней и Ингушетией возник конфликт по поводу принадлежности ряда приграничных территорий. При этом акции протестов ингушей против территориальных уступок чеченцам не только не разгонялись, но и поддерживались местными силовыми структурами.

Во-вторых, полностью провалилась концепция В. Путина о превращении России в «великую энергетическую сверхдержаву» — ведущего производителя и экспортера энергоносителей в мире. Именно на этой концепции и строились все надежды Кремля на превращение России в один из основных центров силы в мире на уровне с США, Европой и Китаем, а также получение вечных доходов российскими олигархами и источник благосостояния для населения страны.

Подобные планы действительно казались реальными в 2000–2010 годах. Однако, в реальность опять же оказалась иной. В первый раз цены на нефть и газ резко упали осенью 2008 года, после нападения России на Грузию. Во второй — в 2014 году, с началом российской агрессии против Украины. И в третий — весной 2020 года, в результате конфликта России с Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК), а фактически — с США и Саудовской Аравией.

Последнее падение цен стало настоящей катастрофой для России, в особенности в условиях эпидемии коронавируса. Так, в первом квартале этого года падение ВВП России составило 10–12 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а во втором квартале — 10–15 % (по разным данным — от правительственных структур до независимых экспертов). Данные показатели являются наихудшими в мире.

В свою очередь это привело к падению жизненного уровня российского населения, а также необходимости сокращения бюджетных расходов по всем направлениям. Включая: реализацию национальных проектов, которые были анонсированы В. Путиным еще в 2012 году после его очередного избрания президентом РФ;

социальные потребности, в т. ч. на образование и медицину; и даже — на армию. Именно это и вынудило Россию весной этого года обратиться к США и НАТО с предложением снизить военную активность в Европе.

В-третьих, Россия стремительно теряет свои позиции на мировой арене. Начало этому процессу положила военная агрессия Москвы против Украины. Именно тогда против России были введены политико-экономические санкции, что привело к ее исключению из «клуба» ведущих стран мира — «Большой восьмерки», а также ограничению доступа к западным кредитам, инвестициям и технологиям. Одновременно это нанесло и сокрушительный удар по российской экономике.

Причиной таких последствий для России стали просчеты «архитекторов» ее внешней политики, в т. ч. советников В. Путина и российских спецслужб. Так, они делали ставку на «неминуемый» развал Украины в результате внутренних противоречий между населением западных и юго-восточных регионов страны, а также ожидали недееспособности Запада противостоять России.

Однако все это абсолютно не оправдалось. Так, нападение России на Украину сплотило украинскую нацию на основе идеи противодействия агрессору. В свою очередь, агрессия Москвы против Украины была воспринята США и ЕС как переход Россией «красной линии» в вопросах соблюдения норм международного права и как угроза их собственной безопасности.

Это стало полной неожиданностью для Москвы, сорвало ее планы по уничтожению Украины, а также привело ко всем упомянутым выше проблемам для России.

В-четвертых, провокация конфликтов на пространстве бывшего СССР и в других регионах мира действительно позволяет России реализовывать ее интересы. По крайней мере, в плане сохранения своего влияния на бывшие советские республики, а также как инструмент противодействия США в чувствительных для них регионах мира, в частности, на Ближнем Востоке, в Северной Африке, Афганистане и Ираке.

Вместе с тем, такие конфликты создали и «кольцо фронтов» вокруг России, что уже угрожает самому ее существованию. Это: Юго-Западный фронт против Украины; Южный фронт против Грузии и Азербайджана на Кавказе; Юго-Восточный фронт в Центральной Азии, которая является источником исламского экстремизма; и Восточный фронт против Китая, который проводит активную экспансию на востоке Российской Федерации.

Все это и уничтожает Россию. И как правильно говорит секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины А. Данилов, мы еще при нашей жизни увидим распад России.

Источник: Международный курьер


Поделитесь.