Владислав Гирман: Протесты в Хабаровске. Как Кремль теряет Дальний Восток

После ареста губернатора Хабаровского края в этом регионе вспыхнули многотысячные акции протеста

За минувшие выходные в Хабаровском крае (РФ) прошли три акции протеста против ареста губернатора Сергея Фургала по обвинению в совершении преступлений 15 лет назад, в том числе в организации покушений и убийств ряда местных бизнесменов.

Задержание соратника Жириновского, пользующегося огромной популярностью в регионе, несмотря на прошлые прегрешения, как писала “ДС”, — один из эпизодов в истории массовых арестов и обысков у негодных (журналистов, правозащитников), которые начались практически сразу после “голосования” за путинские поправки к конституции, дающие ему еще больше власти, а главное – остаться в кресле президента до 2036 г.

Фургал – один из нескольких представителей системной оппозиции, которые смогли отобрать губернаторство у “единороссов” и иже с ними.

Понятно, что зуб у Кремля на него имелся давно. Поправки, направленные на обеспечение абсолютного самодержавия Путина, лишь запустили цепную реакцию.

Впрочем, и реальные, а не нарисованные российским центризбиркомом, результаты, зафиксированные благодаря независимым экзитполам, наглядно проиллюстрировали угрозу для режима.

В первую очередь — угрозу, исходящую из регионов. Ее очертания были понятны уже после того, как данные соцопроса, проведенного “Левада-Центром”, показали, что впервые за 20 лет рейтинг Путина ниже, чем у губернаторов.

Угрозу эту, не зная иных методов, Кремль решил выжечь напалмом. Первым же пошел под зачистку Сергей Фургал.

И действуя без оглядки на последствия, силовики не учли, что лишь усугубили ситуацию. Высокие рейтинги местной власти ожидаемо трансформировались в протестные акции.

Весьма многочисленные. Если уж хабаровское МВД сообщало, что в одном из митингов участвовали 10-12 тыс. человек (по данным СМИ 20-35 тыс.), то настоящая цифра намного выше.

Как отмечает “Информационное сопротивление”, это крупнейшая политическая акция за последние 10 лет.

Причем выступления проходят с четкой антипутинской риторикой: “Путин – ОПГ”, “Москва, уходи” и т.п.

Российские правоохранители пытаются, как-то погасить пламя протестов, в том числе задержаниями наиболее активных их участников.

Но видимо не очень успешно, раз в Хабаровск оперативно, 12 июля, приехал с негласным визитом полпред Путина в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев.

По данным “Коммерсанта”, эмиссар хозяина Кремля провел встречи с “руководством силовых структур”, а после — с “рядом должностных лиц краевого правительства”.

“Российская газета” также приводит мнение одного из своих источников, который полагает, что Трутнев в организации акций протеста обвинял непосредственно чиновников.

Что вполне может быть правдой, поскольку разрыв между Москвой и регионами увеличивается. Местные элиты становятся все смелее.

Это видно и по тому, как уволенный Путиным с поста губернатора Чувашии Михаил Игнатьев (недавно и своевременно скончавшийся якобы от сердечно-сосудистой недостаточности) подал в суд на президента РФ. И по многочисленным акциям протеста в Ненецком автономном округе против планов по объединению НАО с Архангельской областью.

Голодное Замкадье

Беспрецедентные новые полномочия российского президента не стали для него палочкой-выручалочкой. По крайней мере, пока. Ставший заметно просторнее ввиду санкций и коронакризиса холодильник все же мало-помалу начал одерживать верх над телевизором.

Не сказать, что после данных о высоком рейтинге губернаторов и низком – Путина, были серьезные ожидания грядущего масштабного неподчинения на уровне регионов, но прогнозы о том, что именно заметно отстающее от Москвы Замкадье станет главной причиной для головной боли Путина, звучали.

Да, Москва и Санкт-Петербург, которые, согласно экзитполу кампании “Нет!”, на самом деле проголосовали против поправок, и ранее бунтовали – в поддержку журналиста Ивана Голунова, во время выборов в московскую гордуму.

Насколько это можно назвать бунтом, учитывая имеющуюся в РФ тенденцию быстро сходить на нет?

Ну и, как не крути, Кремль и не мог допустить того, чтобы обе столицы пошли против него. Чтобы там зрели протестные настроения.

Субъекты федерации – дело другое. Там свои царьки, которые уже устали от того, разжиревший Центр регулярно игнорирует их интересы.

И то, что именно регионы были слабым звеном российской государственности, было понятно еще несколько лет назад. С которым сторонам, заинтересованным в прекращении агрессии РФ, следовало бы плотно поработать.

“ДС”, заметим, еще в 2017 г. в материале о назначении послом США в Москве Джона Хантсмана предполагала, что дипломат, имеющий соответствующий опыт работы в Китае, займется, так сказать, раскачкой регионов – налаживания связей между Вашингтоном и элитами в областях, краях, автономных республиках. Дробить и без того раздробленные регионы.

Понятное дело, что такого рода деятельность афишироваться не будет.

Но не исключено: Хантсман вполне мог заниматься ею до своей ухода с поста главы американской дипмиссии ради возвращения в кресло губернатора Юты (к слову, праймериз Хантсман проиграл накануне).

Примечательно, что в последний год в Москве Хантсман во время встречи с представителями Американской торговой палаты в РФ, состоявшейся 28 марта, призвал американский бизнес продолжать свою работу в России, поскольку она является «связующим звеном» в двусторонних отношениях.

Нельзя не обратить внимания и на то, что, согласно официальным данным из Вашингтона, после назначения Хантсмана послом прямые американские инвестиции США в РФ выросли с $13,88 млрд (2017 г.) до $17,8 млрд в 2018 г. Хотя до этого демонстрировали постоянное падение.

Причем, если верить цифрам ООН, данные по инвестициям США в 2017 г. отличаются от официальной статистики и США, и России.

В ООН сообщили, что инвестиции на самом деле достигли $39,1 млрд – это почти 9% от всех американских инвестиций.

Различие в данных объясняется тем, что американская компания может вкладываться в российские проекты через своих “дочек”, например, с регистрацией в Нидерландах или Люксембурге. 

Подтверждением может служить и прошлогодний доклад аудиторско-консалтинговой компании Ernst & Young, проведенный в сотрудничестве с Американской торговой палатой, согласно которому Штаты вышли на первое место в списке стран по количеству инвестпроектов – прирост 74%. При этом на Штаты пришлись 16% всех инвестпроектов РФ.

А среди регионов, резко ставших привлекательными для иностранных инвесторов помимо Москвы и Питера, фигурирует и тот же Приморский край, где в 2018 г. Кремль проиграл выборы губернатора.

Нельзя утверждать, что имеется связь между приростом инвестиций и тем, что регионы начинают идти против Москвы. Но тенденция характерна.

Как и то, что не оппозиция стала мотором протестов, а до недавних пор представители системы. 

Источник: Деловая столица


Поделитесь.