ЦРУ продолжало передавать России разведывательную информацию, но ничего не получало в ответ

Незадолго до Рождества в 2017 году Владимир Путин, бывший сотрудник КГБ, ставший российским лидером, сделал нечто для себя необычное. Он с похвалой отозвался о ЦРУ…

Российские сотрудники правоохранительных служб арестовали в Санкт-Петербурге людей по подозрению по подозрению в планировании терактов, в том числе в величественном Казанском соборе. Разведывательная информацию по поводу этого якобы грозящего теракта была получена не из российских источников, а из штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли. «Полученной от ЦРУ информации оказалось достаточно для того, чтобы найти и арестовать преступников», — подчеркивалось в заявлении Кремля. Путин попросил президента Трампа передать «слова благодарности директору ЦРУ», которым в то время был Майк Помпео, нынешний госсекретарь.

Эта информация была передана России на основании директивы администрации президента, которая, по мнению одного бывшего высокопоставленного сотрудника ЦРУ, вызывала озабоченность у многих в разведывательном сообществе. Проблема была не в том, что эта информация, судя по всему, предотвратила гибель невинных россиян. Проблема была в том, что администрация Трампа, как и несколько предыдущих администраций, подталкивали это ведомство к сотрудничеству в области борьбы с терроризмом, которое трудно было назвать взаимным.

По словам Марка Полимеропулоса (Marc Polymeropoulos), который до июля 2019 года руководил проведением тайных операций в Европе и в Евразии, Белый дом дал указание скептически настроенному разведывательному сообществу делиться разведывательной информацией в области борьбы с терроризмом, а делалось это для сближения великих держав в русле тех попыток, которые предпринимались также администрациями Буша и Обамы. Эти усилия начали предприниматься еще на самом раннем этапе работы нынешней администрации.

«Как и следовало ожидать, Соединенные Штаты не получили ничего в ответ, — отметил Полимеропулос, который в числе первых начал обсуждать вопрос о существовании этого канала в среду на сайте Райана Гудмэна (Rayan Goodman) «Просто безопасность» (Just Security). — Однако этот вопрос постоянно находился в фокусе внимания Белого дома, но никакого результата получено не было».

Для ЦРУ обмен информацией не является чем-то необычным, особенно если речь идет о реальных угрозах, даже в отношениях с враждебными ведомствами. Разведывательные ведомства поддерживают такого рода отношения в том числе для получения гарантий относительно того, что их операции не перерастут в открытый конфликт. Помпео, а также его предшественник в администрации Обамы Джон Бреннан (John Brennan) признавали, что работали с Россией по общем делам в области борьбы с терроризмом.

Однако после вмешательства России в выборы 2016 года, а затем и отравления в 2018 году Сергея Скрипаля обмен контртеррористической информацией показался шокирующим некоторым представителями разведывательного сообщества. Эта озабоченность вновь возникла после получения еще не подтвержденной разведывательной информации о том, что русские якобы платили боевикам Талибана за убийство американских солдат в Афганистане.

По словам Полимеропулоса, распоряжение об обмене разведывательной информацией продолжало действовать, что заставляло разведывательные ведомства делать это при первой возможности. «Глаза лезли на лоб, но люди пожимали плечами и вынуждены были это делать», — сказал он. Полимеропулос не считает, что этот обмен информацией нанес ущерб интересам Соединенных Штатов, но все это выглядело наивно. По его мнению, не было никакого смысла продолжать это делать. «Это будет подкреплять нарратив о «глубинном государстве» внутри разведывательных ведомств, которые выходят из подчинения, чтобы досадить Трампу», — сказал он.

Однако руководители ЦРУ, включая Помпео и нынешнего директора Джину Хаспел (Gina Haspel), знали о существовавшем внутри ведомства недовольстве. «Руководители ЦРУ прекрасно знали об общем мнении относительно того, что это зря потраченное время, — отметил Полимерополус, — но это не имеет значения, потому что речь идет о политике администрации. Мы вынуждены были продолжать это делать».

Один сотрудник ЦРУ, подавший в отставку в период правления администрации Трампа, был знаком с этим каналом связи. По его словам, высокопоставленные сотрудники ЦРУ объясняли это следующим образом: «борьба с терроризмом — наша единственная общая задача (с русскими) и мы хотим сохранить эту связь».

По мнению другого бывшего сотрудника разведки, он не чувствовал во время своей работы давления со стороны Былого дома относительно совместной контртеррористической работы, и поэтому он не считал это направление приоритетным. Этот бывший сотрудник, попросивший не называть его имени, подтвердил, что русские, как правило, не делятся своей информацией.

«Последний раз мы получили от русских какие-то сведения в период проведения Олимпийских игр в Сочи, и нельзя сказать, что было передано много информации, — подчеркнул этот бывший сотрудник ЦРУ. В 2011 году, перед Олимпиадой в Сочи, Россия сообщила ФБР о том, что проживающий в Соединенных Штатах Тамерлан Царнаев (Tamerlan Tsarnaev) связан с джихадистами (представители запрещенной в России организации — прим. ред.). Этот Царнаев вместе со своим братом Джохаром взорвал бомбу во время Бостонского марафона в 2013 году.

Стив Холл (Steve Hall), уволившийся в 2015 году из ЦРУ, где он занимался связанными с Россией операциями, отметил, что «у новой администрации, как правило, возникает желание перезагрузить отношения с Россией». После 11 сентября 2001 года борьба с терроризмом стала очевидной областью сотрудничества, и нужно было понять, что именно может принести дальнейшее ослабление напряженности.

Однако, по мнению Холла, выход за рамки традиционного взаимодействия с русскими является тупиковым вариантом. После установления контактов «все ожидают, что русские задействуют в этом деле экспертов в области борьбы с терроризмом, однако оказывается, что это эксперты в области контршпионажа», — отметил он. То есть, по его мнению, русские были в большей степени нацелены не на работу против подозреваемых в терроризме людей, а против сотрудников ЦРУ.

ЦРУ и офис Директора национальной разведки отказались от комментариев. Белый дом не отвел на просьбу о комментарии.

Обмен разведывательной информацией подвергся новому анализу после появления неподтвержденных сообщений о том, что русские якобы платили боевикам Талибана за нападение на американских военнослужащих. После 2014 года русские попытались сблизиться с Талибаном, поскольку Соединенные Штаты начали выводить своих солдат из страны и стали меньше обращать внимания на войну, которую Вашингтон так и не смог закончить. «Русские платят в американских долларах — для Талибана в этом нет ничего необычного, — сказал недавно в интервью порталу Daily Beast Мулла Манан Ниязи (Mullah Manan Niazi), бывший официальный представитель Муллы Омара. Однако спонсирование такого рода нападений представляет собой качественное изменение в подходе России к этой войне.

Несколько американских дипломатов и бывших сотрудников правоохранительных органов в своих интервью выразили недоумение по поводу попыток России обострить ситуацию в Афганистане в тот момент, когда Соединенные Штаты хотят вывести оттуда свои войска. Им представляется более правдоподобным такой вариант: русские расширяют свои контакты с «Талибаном» (запрещенная в России организация — прим. ред.) для того, чтобы это стало защищенной ставкой в постамериканском Афганистане. Высокопоставленный американский генерал, отвечающий за ситуацию на Ближнем Востоке, сообщил во вторник агентству «Ассошиэйтед пресс» о том, что он не видит «причинной связи» между каким-либо вознаграждением со стороны России и гибелью американских солдат. А один отставной высокопоставленный дипломат считает, что «разведка стала настолько политизированной, что кто-то «слил» эти данные для того, чтобы замедлить процесс вывода войск».

В любом случае, данное разведывательным ведомствам указание относительно обмена разведывательной информацией соответствовало усилиям первого советника Трампа по национальной безопасности отставного генерал-лейтенанта Майка Флинна относительно расширения военных каналов для предотвращения американо-российского конфликта по поводу Сирии и активного использования их для проведения контртеррористических операций. Весьма скептически настроенные военные, которым подобное сотрудничество запрещено, не позволили Флинну это сделать. Портал Daily Beast сообщил об этом в 2017 году.

Для Флинна, обладавшим большим опытом работы в области борьбы с терроризмом, смысл сближения с Россией состоял в том, чтобы начать сотрудничество против того, что он называл «радикальным исламизмом». Флинн, посетивший ФСБ в Москве во время своей работы в разведывательном управлении министерства обороны, считал, что Соединенные Штаты и Россия сталкиваются с общими угрозами, исходящими от врага, которого Флинн определял в сугубо цивилизационных терминах. Именно этот вопрос Флинн обсуждал в телефонном разговоре с российским послом Сергеем Кисляком, который, в конечном счете, и привел к его увольнению и к возможному судебному преследованию.

По словам Полимеропулоса, он не сталкивался с подобным подходом в Белом доме — но он столкнулся с ним в контактах с российскими представителями разведки, которые были готовы оказать помощь в контртеррористической борьбе. «Представители российской разведки, с которыми мы встречались, были невероятными ксенофобами и расистами, — подчеркнул он. — Это были откровенные исламофобы».

Полимеропулос согласен с тем, что американская разведка должна контактировать со своими противниками, однако «рутинный» обмен разведывательной информацией ему кажется «чрезмерным и опасным».

Американское разведывательное сообщество — если не говорить о том, правильно оно действовало, или нет — доказало наличие у нее желания сотрудничать в борьбе с терроризмом с сомнительными партнерами, — подчеркнул Полимеропулос. — Крайне негативное отношение вызывала совместная работа с русскими — у них ужасный послужной список, и ничего в этом отношении не изменилось. Сотрудничество с ними — просто пустая трата времени и ресурсов, однако высокопоставленные политики хотели этого. На основе полученной от русских информации никто из американцев не был спасен. Ничего ценного они не передали».

Эпизод в 2017 года не был последней передачей американской стороной ценной информации России. В конце февраля Путин поблагодарил ФБР «за поддержку и профессиональную солидарность» при раскрытии еще одного заговора в Санкт-Петербурге — сообщение об этом деле было опубликовано в России накануне Нового года, и, по словам Путина, речь в нем шла о так называемом «Исламском государстве» (запрещенная в России организация — прим. ред.).

«Мы, естественно, ответим тем же», — заявил Путин.

Автор: Спенсер Акерман (Spencer Ackerman)

В работе над этой статьей принял участие Асавин Субсэнг (Asawin Suebsaeng).

Источник: Международный курьер


Поделитесь.