Британские санкции ударят Путина в самое больное место

Редко бывает так, чтобы заявление министра горячо приветствовали в Палате общин. Но именно это произошло в понедельник, когда министр иностранных дел Доминик Рааб (Dominic Raab) ввел долгожданные санкции против нарушителей прав человека. Заявление Рааба появилось в распорядке дня Палаты общин под довольно приземленным названием «Введение режима глобальных санкций в отношении прав человека», но его речь будет иметь далеко идущие последствия…

Объявленные Раабом меры включают в себя замораживание активов и запреты на поездки не только лицам, которые нарушают права человека, но и тем, кто извлекает из них выгоду. Их имена будут публиковаться в так называемом «списке Магнитского». Эти меры, по словам Рааба, означают, что «те, у кого руки в крови, не смогут безнаказанно являться в эту страну, скупать недвижимость на Кингз-роуд, делать рождественские покупки в Найтсбридже и качать свои грязные деньги через британские банки».

Пакет мер назван в честь Сергея Магнитского, российского бухгалтера и аудитора, который в 2008 году раскрыл хищения на 230 миллионов долларов США (150 миллионов фунтов стерлингов) из российской казны — при попустительстве и участии чиновников из министерства внутренних дел. Когда Магнитский обнародовал свои обвинения, те самые люди, чьи преступления он раскрыл, арестовали и водворили его в тюрьму. Он скончался в московской тюрьме «Матросская тишина» 16 ноября 2009 года в результате пыток и неоказания медицинской помощи.

С тех пор начальник Магнитского, бизнесмен и ныне правозащитник Билл Браудер (Bill Browder), ведет неустанную кампанию за справедливость. В 2012 году президент Обама подписал «закон Магнитского», который запретил российским чиновникам, причастным к смерти Магнитского, въезжать в США или использовать их банковскую систему. В 2016 году сфера действия закона была расширена и теперь простирается на нарушителей прав человека из всех стран. Канада приняла аналогичный закон в 2017 году.

При этом британские власти долгие годы утверждали, что такие санкции не нужны. Великобритания уверяла, что и так может запрещать людям въезд в страну по соображениям прав человека — или любым другим причинам. Но этот аргумент был слабым и лицемерным. Вместо того, чтобы не пускать к себе нарушителей прав человека, мы давали убежище — им самим и их деньгам. Лондон приветствовал преступников с распростертыми объятиями. Равно как и бухгалтеры, финансисты, юристы, агенты по недвижимости и пиар-компании.

Но затем грянул Брексит, и раздались голоса с обеих флангов, что Великобритания теперь наконец-то сможет самолично определять свой режим санкций и не обязана будет слушать Европейский союз (Забыв или упустив то обстоятельство, что Эстония, Латвия и Литва имеют собственные «списки Магнитского» даже будучи членами ЕС). Закон о санкциях и борьбе с отмыванием денег 2018 года подготовил почву для изменений, и правительство приняло «поправку Магницкого» — благодаря межпартийной поддержке.

Из 49 лиц и организаций, включенных в первый британский «список Магнитского», 25 — русские. Среди них сотрудники министерства внутренних дел, которые обвиняются в попытке сокрытия убийства Магнитского, и тюремные врачи, которые якобы отказались предоставлять Магнитскому медицинскую помощь. В него вошел и Александр Бастрыкин, глава влиятельного Следственного комитета и давний друг Владимира Путина. Министерство иностранных дел обвиняет Бастрыкина в том, что он «преднамеренно или по неосторожности» не смог надлежащим образом расследовать жестокое обращение с Магнитским.

Включение в список Бастрыкина, вероятно, приведет Кремль в бешенство, и российское посольство уже пригрозило, что Москва «оставляет за собой право на ответные шаги в связи с недружественным решением Великобритании». Тем не менее трудно себе представить, чтó конкретно Москва может предпринять, чтобы еще сильнее испортить отношения с Лондоном. Кроме того, поведение России редко бывает предсказуемым и еще реже пропорциональным. В ответ на американский «закон Магницкого» 2012 года Кремль запретил американцам усыновлять российских сирот.

«Списки Магнитского» вызывают у России такую реакцию потому, что ахиллесова пята Кремля — его зависимость от западной финансовой системы. Российская элита использует западные рынки капитала и платежные системы, чтобы отмыть свою добычу и узаконить свое нечестно нажитое богатство. Санкции усложняют создание авторитарной клептократии и ведут к прямым последствиям для нарушителей прав человека.

Кремль давно утверждает, что санкции Магнитского антироссийские по своей природе или мотивированы русофобией. Но эти заявления абсурдны. Помимо 25 россиян, причастных к смерти Магнитского, в первый список попали граждане Саудовской Аравии, связанные с убийством и расчленением Джамала Хашогги, два высокопоставленных генерала, причастных к систематическому убийству рохинья в Мьянме, и две организации, использующие принудительный труд в Северной Корее.

Правда, лица, которых включили в «список Магнитского», — не требовали каких-либо усилий по их выявлению или, как выразился Рааб, «одни из самых громких нарушителей прав человека за последние годы». Но есть явные упущения, например, китайские чиновники, причастные к репрессиям в Гонконге, Тибете, Синьцзяне и других местах. Но Рааб, который ратовал за принятие британского «списка Магнитского» еще в 2012 году, заслуживает своей минуты славы. Равно как и Крис Брайант (Chris Bryant), первый из депутатов, кто поддерживал такой закон еще в декабре 2010 года.

Источник: GuildHall


Поделитесь.