Владислав Гирман: Путин против Путина. Новой политтехнологией в России становится государственная шизофрения

После голосования за поправки к конституции РФ и накануне парламентских выборов Кремль взялся за зачистку системной оппозиции

“Ну можно. Давайте», — махнул рукой мужчина невысокого роста, но с большими и постоянно растущими амбициями.

И российские силовики дали. Не успели высохнуть чернила на проштампованных памфиловцами, “правильных” протоколах голосования после очередного “референдума” (предыдущий Москва устроила шесть лет назад на территории другого государства), как запела репрессивная кремлевская машина.

На время имитации плебисцита, что должна была порадовать большое эго маленького человека, ее перевели на холостые обороты. Хотя все же несколько раз разгоняли почти до максимума. Проверяли готовность.

Например, 7 июня заведено дело на Ивана Сафронова, советника руководителя Роскосмоса (организация регулярно позорит Россию перед всем миром) Дмитрия Рогозина.

Ранее Сафронов работал журналистом издания “Коммерсант”, и некоторые его коллеги выдвигали предположения, что поводом для обвинений в совершении госизмены самом деле могут быть некоторые его журналистские расследования, что затронули интересы влиятельных людей.

Может, и так. Хотя в ФСБ утверждают, что Сафронов якобы передавал секретную информацию спецслужбам Чехии.

22 июня силовики посетили основателя критического Кремлю издание “Медиазона” и участника Pussy Riot Петра Верзилова. Тогда следователи долго не думали – дверь его жилья выбили кувалдой. А после допроса в полиции устроили провокацию: прицепился какой-то мужчина и пытался выставить все так, что Верзилов его ударил.

Не получилось, поэтому полиция нашла выход и отправила его на 15 суток за “мелкое хулиганство”, которое заключалось в том, что Верзилов якобы выругался, когда выходил из отделения.

Июльская жара

Уже с 6-7 июля репрессивная машина начала драть горло на всю страну.

6 июля на основателя “Медиазоны”, журналисту которой Давиду Френкелю, кстати, полицейские сломали руку на одном из участков во время голосования за поправки к конституции, завели дело за то, что не сообщил о наличии канадского гражданства.

6-8 июля правоохранители провели с десяток обысков дома у него, у его матери и ее подруги.

6 же июля Второй западный окружной военный (!) суд в Пскове признал журналистку Светлану Прокопьеву виновной по обвинениям в оправдании терроризма – она должна выплатили штраф в размере 500 тыс. рублей (почти 190 тыс. грн).

Прокопьева свое время опубликовала в издании “Псковская лента новостей” колонку с названием “Репрессии для государства”, в которой анализировала предпосылки теракта у здания УФСБ в Архангельске 2018 г.

Кроме того, своими мыслями она делилась в эфире радио “Эхо Москвы в Пскове”.

“Роскомнадзор” заставил статью и передачу удалить, а СМИ были оштрафованы на 200 тыс. и 150 тыс. рублей соответственно.

Два года назад туго стало уже непосредственно Прокопьевой. И она еще должна, по мнению режима, быть благодарной, что только полмиллиона где-то найти надо будет. Прокурор потребовал шесть лет лишения свободы и четыре года запрета на профессию. Суд ограничился штрафом.

Далее. 7 июля было задержано вышеупомянутого экс-журналиста Сафронова.

В тот же день российская прокуратура возобновила преследование председателя карельского отделения “Мемориала” Юрия Дмитриева, который в свое время на весь мир рассказал, как в урочище Сандармох в 30-х годах прошлого века НКВД было расстреляно почти 10 тыс. людей, среди которых были деятели культуры, педагоги, инженеры, военные, священники.

Дмитриева в 2018 г. уже судили за якобы изготовление детской порнографии. Но суд он выиграл. Сейчас прокуратура хочет для него 15 лет колонии за сексуальные домогательства к несовершеннолетней падчерице”.

9 июля российские силовики решили сделать днем обысков.

Которые, в частности, было проведено у координаторов организации “Открытая Россия” Татьяны Усмановой и Ольги Горелик; у шеф-редактора “МБХ-Медиа” Сергея Простакова; независимого депутата по Москве и организатора кампании против поправок Юлии Галяминой; томского юриста правозащитной организации “Правозащита Открытки” Алексея Прянишнокова.

Возле офиса “Открытки” задержали исполнительного директора Андрея Пивоварова и координатора организации Марии Кузнєцовой.

Официально следственные действия проводятся в рамках дела Юкоса 2003 г.

“Ищут документы и доказательства того, что Юлия (Галямина. — “ДС”) участвовала в присвоении и использовании денежных средств, что были украдены у компании “Апатит”, и что вся ее деятельность финансируется из похищенных средств”, — сообщил адвокат депутата Михаил Бирюков.

Хищение средств, по версии российских силовиков, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев совершили еще в 1994 г.

В 2005 г. Ходорковского отправили за решетку на девять лет. Через восемь лет Путин подписал помилование. А еще через шесть лет, то есть в 2019 г., снова взялись за экс-руководителя Юкоса.

Интересно то, что к структурам Михаила Ходорковского правозащитники и депутат пришли, когда он уже был освобожден.

А на то время, когда Ходорковский якобы занимался хищением средств, в 1994 г., например, Простакову было только шесть лет. Галямина тогда еще была студенткой лингвистического факультета Российского государственного гуманитарного университета.

Право на беззащитность

Более существенным признаком, объединяющим всех задержанных, является не только их связь с Ходорковским, но и то, что они были критиками путинских поправок к конституции.

Отметим еще, что нашествию предшествовало весьма красноречивое заявление официального представителя МИД РФ Марии Захаровой о том, что “такие ценности, как свобода слова и свобода средств массовой информации, в США полностью разрушены”.

Это смешно только на первый взгляде. Потому реципиентом является не американские СМИ, а прежде всего русские – из тех, что пытаются критиковать режим.

Однако и это не все.

Учитывая, что отдельные организации, как кампания “Нет”, проводили экзит-полы и исследование реального отношения россиян к “обнулению”, Кремль должен отреагировать и на эти “преступные” действия, которые сводили на нет все усилия по созданию параллельной реальности, где почти 80% поддержали поправки.

Реакция следующая – Совет Федерации (Совфед) предлагает внедрить формулировки, которые бы сделали невозможным “деятельность по дискредитации и срыву волеизъявления граждан”.

Некоторые сенаторы позицию сограждан, которые публично выступали против поправок, назвали “подрывной деятельностью внутри страны вплоть до измены родине”.

Сенаторы персонально атаковали кампанию “Нет”. Звучали заявления, что организацию финансировали из Швейцарии, Чехии, США, Франции, Эстонии.

“Враг не дремлет”, так сказать. Когда вся страна выбирает себе светлое будущее с неизменным президентом, коварный Запад пытается этому помешать.

“Обнуление” оппозиции

Силовики сосредоточились не только на правозащитниках или журналистах. Машина начала перемалывать и представителей власти, то бишь представителей системы. Тех, кто до недавнего времени был более-менее комфортным для режима, но в новой, еще более авторитарной России для них места нет.

Ночью 9 июля также был задержан губернатора Хабаровского края, представителя ЛДПР Сергея Фургала. Уже утром его самолетом доставили в Москву и посадили в СИЗО. Сегодня ему избирают меру пресечения.

Действующего губернатора (это впервые, кстати, в РФ) Фургала обвиняют в причастности к организованным преступным группировкам и организации покушений и убийств бизнесменов в Хабаровском крае и Амурской области в 2004-2005 гг.

То есть прошло 15 лет. За эти годы Фургал, даже если действительно совершил все, что ему инкриминируют, выстроил серьезную политическую карьеру. Ее пиком является должность губернатора, которую он получил в результате выборов губернаторов 2018 г.

Фургал был сильнее и популярнее кандидата от партии власти — единоросса Вячеслава Шпорта. Его победа стала прологом для громкого поражения “ЕР” во время выборов в парламент региона – она получила лишь два из 36 мандатов. А победу одержала партия Фургала – ЛДПР.

Этого Москва забыть не могла. Тем более что во время “референдума” Хабаровский край показал едва ли ни худший результат: лишь 62% “за”, низкая явка — 44%.

Победа Фургала – это вызов для Центра, для режима Путина.

Как, кстати, и уже бывший губернатор Чувашии Михаил Игнатьев, который подал в суд на самого Путина за свое освобождение. Однако Игнатьев уже не является проблемой, потому что очень вовремя, 18 июня, умер. По официальной версии – от прогрессирующей сердечно-сосудистой недостаточности. В него также якобы обнаружили Covid-19.

Иск Игнатьева, к слову, 9 июля Верховный суд РФ отказался рассматривать. Как и удовлетворить ходатайство защиты о замене истца на его вдову.

Тем же, кто осмелился сказать что-то или как-то действовать вопреки российскому президенту и остался живым – таким, как Фургал, — организовали уголовное преследование.

Другим политикам от КПРФ и ЛДПР, которые также обыграли кандидатов от власти на выборах 2018 г. (а таких еще четверо — во Владимирской, Орловской областях, Хакасии и Приморском крае) — следует иметь в виду кейс Фургала.

То есть либо стать абсолютно ручными, или готовиться к репрессиям. Соответственно, то же касается и их партий.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский и главный коммунист России Геннадий Зюганов пока играют в обиженных и возмущенных. Жириновский даже 9 июля угрожал составлением мандата всеми “либерал-демократами” в Госдуме.

Таким образом, кажется, он пытается мобилизовать электорат и увеличить свой политический вес в переговорах с Кремлем относительно дальнейшего существования в роли системной оппозиции.

Это просто игра. Тем временем “либерал-демократы” и коммунисты вносят поправки к закону “О защите информации”, которые позволят блокировать не только призывы к экстремизму и проведение несогласованных митингов, но и за “информацию, которая содержит обоснование или оправдание осуществления экстремистской деятельности”.

Особого выбора у ЛДПР и КПРФ нет. Или Жириновский и Зюганов откажутся от последних (формальных в основном) признаков независимости от режима и забудут о тех, на кого указали пальцами гэбисты, или в новой системе власти им места не найдется.

Заменить их Путину есть кем. В начале года, напомним, был создан ряд псевдооппозиционных проектов с привлечением блогера Юрия Дудя, музыканта Сергея Шнурова и бизнесменов из индустрии компьютерных игр.

А 6 июля новым лидером партии “Народ против коррупции” избран бывшего сотрудника ФСБ и двоюродного племянника президента РФ Романа Путина.

Роман Путин еще в марте говорил, что его цель – это региональные выборы, запланированные на сентябрь.

Еще более показательным его утверждением является то, что сегодня крайне необходимо противопоставить что-то “новое и интересное” КПРФ, ЛДПР и “Справедливой России”. Вспоминал он и победу Фургала на выборах 2018 г.

Это заявка на статус главного оппозиционера России. Системного — как ЛДПР или КПРФ, конечно. И в амплуа доблестного антикоррупционера от народа.

То есть главным антикорупционером, готового гипотетически “нападать” (дозировано, конечно) на власть, должен стать… Путин.

Путин против Путина — это настоящая политтехнологическая бомба. И отчасти шизофрения государственного масштаба. В оппозиции к Путину может быть только Путин. Не иначе. СМИ – это только условная “Раша тудей”, а правозащитники – Татьяна Москалькова.

Источник: Деловая столица


Поделитесь.