Сергей Ильченко: ЧАСТНАЯ МЕСТЬ. КТО И КАК ПРИВАТИЗИРУЕТ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕРРОРИЗМ

Число терактов, убийств, кибератак и провокаций, совершаемых в интересах России, постоянно растет, но доказать причастность к ним Москвы становится все сложнее

В минувшую субботу, 4 июля, в австрийском Герасдорфе, недалеко от Вены, в 19:30 по местному времени, близ торгового центра был убит выстрелом в голову гражданин России Мамихан “Анзор” Умаров, 43 лет, уроженец Чечни, постоянно проживавший в Австрии с 2005 г. под псевдонимом Мартин Бек, ведший блог на YouTube на чеченском языке и проходивший как свидетель по делу об убийстве Амины Окуевой.

Убийца скрылся с места происшествия на машине, но в результате погони с участием вертолета, организованной австрийской полицией, был задержан в Линце, в 200 км от Вены. Ему 47 лет, его зовут Сарали Ахтаев, он тоже из Чечни и перебрался в Европу на три года раньше Умарова, в 2002-м. Его сообщник, тоже уроженец Чечни, 37-летний Салман Магамадов, задержанный в воскресенье, прибыл в Австрию на год раньше Умарова, в 2004-м. Оба получили статус беженцев. О какой-либо связи их с чеченскими властями точной информации нет. Известно только, что Магамадов ранее работал в антитеррористическом центре в Урус-Мартане.

Хотя обстоятельства этого убийства сильно напоминают убийство Зелимхана Хангошвили в берлинском районе Моабит 23 августа прошлого года, у них есть и важные отличия. Во-первых, оба убийцы находились в Австрии легально и постоянно, в отличие от заезжего “Вадима Соколова”. А во-вторых, в начале февраля Умаров дал украинскому журналисту Владиславу Сидоренко пространное интервью, в котором раскрыл свою работу на австрийские и украинские спецслужбы.  Интервью выходило на “Ютубе” кусками: сначала, 17 февраля, вышел сокращенный вариант – примерно треть, смонтированная с другими материалами, а 2 июня – полная версия.

Оба интервью не особо смотрибельны, поскольку Умаров излагает события довольно путано. В целом же его версия сводится к тому, что, несмотря на сложные отношения с Кадыровым и его окружением, он, пользуясь связями с выходцами из Чечни, примерно в 10 случаях пытался брать на себя роль посредника в организации убийств по заказу Кадырова, информируя о готовящихся покушениях австрийские и украинские спецслужбы.

Версия эта выглядит крайне неубедительно. Очень сомнительно, чтобы Умаров мог вести такую игру столь продолжительное время, сливая заказчиков австрийцам и украинцам, и при этом не засветиться. О многих деталях своей биографии он также явно умалчивает или упоминает лишь вскользь. Непонятны и мотивы, по которым Умаров решил пойти ва-банк: сначала дать февральское интервью, раскрыв в нем себя, а затем, 3 июля, опубликовать ролик с прямыми оскорблениями в адрес Кадырова. Единственное объяснение, которое более или менее объясняет эти странности, – трудности с оформлением политического убежища в Австрии. Судя по всему, у австрийцев возникли сомнения в правдивости показаний Умарова, и он решил рискнуть, выбросив в сеть видео, после которого ему совершенно явно угрожала бы опасность из Чечни. До некоторой степени Умаров добился своей цели – австрийская полиция, сочтя что его жизнь под угрозой, выделила ему охрану. Но убийцы оказались проворнее.

Все эти обстоятельства делают убийство Умарова совершенно непохожим на заказ Кремля, но зато очень похожим на внутренние чеченские разборки, причем тоже не вполне политические, а скорее связанные с денежными расчетами или личной местью. Конечно, по одной из версий, Россия платит дань Чечне, а по другой Чечня – это часть России, но едва ли туземные истории такого рода смогут хоть сколь-нибудь омрачить отношения России и Запада. Это как раз тот случай, когда версия “сами от этих дикарей плачем” будет принята, пусть и неофициально, но с молчаливым пониманием, особенно в свете последних событий с BLM. Ну что ж поделать – вот такой дикий народ, хотя иной раз и полезный Кремлю, но как когда: раз полезный, другой раз – неуправляемый, а если уж рассорились с кем-то по каким-то своим, сложным для постижения цивилизованным человеком причинам, то обидчика непременно убьют, и ничего с этим поделать нельзя.  Закон гор! И, да – вождь у них такой же. Другой просто не справился бы с таким народом.

От этого уже только шаг до отнесения к “чеченским кланово-криминальным разборкам” любого убийства, совершенного выходцами из Чечни, что означает де-факто вывод таких убийств из зоны ответственности России.  Недаром ведь Newsru.com охотно подхватил тему, дав информацию об убийстве в Герасдорфе под длинным заголовком: “Казненный в Австрии чеченский блогер Умаров обидел Кадырова, был связан со спецслужбами Украины и 10 заказными убийствами”. И кого тут винить? Человек играл с огнем – и доигрался. Не суйте руку в клетку к хищникам, не дразните их,  а если два хищника порвали друг друга, чего-то не поделив, то при чем тут Москва? Это у них инстинкты такие.

Понятно, что такая версия – настоящий подарок для Кремля и отличный способ соскочить с темы агентуры ГРУ, чувствующей себя в Европе как дома. И Кремль сейчас сознательно перестраивает свои террористические структуры, маскируя их под частные компании либо под частных лиц, решающих проблемы личной мести.

Высокотехнологичный терроризм – сложные яды, радиоактивные вещества и изощренные способы убийства – выходит из моды, поскольку слишком явно выдает заказчиков. Все возвращается к домашней простоте, когда организация теракта упирается только в мотивацию исполнителя-любителя.

Это хорошо заметно уже на всех уровнях. Так, небезызвестная ЧВК Вагнера мало-помалу интернационализируется, обрастая базами в Африке и вербуя наемников не только в России, но и по всему свету. К примеру, сирийцев интенсивно вербовали для войны в Ливии. Вполне вероятно, что и формальный центр управления вагнеровской ЧВК будет вскоре перемещен из базы в Молькино за пределы России.

Весной 2020 г. ООН опубликовала доклад о вмешательстве России в военный конфликт в Ливии, утверждая, что на ливийской территории находятся две тысячи военнослужащих ЧВК “Вагнер”, но МИД РФ отрицал присутствие там российских вооруженных формирований. Логика отказа была проста: Россия как государство не может нести ответственность за самодеятельные действия частных фирм и отдельных граждан. Правда, кое-кого из этих граждан иной раз и награждают государственными наградами, но уже сейчас делают это втихую, а в дальнейшем такая практика наверняка уйдет в прошлое. Тем более что у ЧВК Вагнера есть уже своя система наград.

Похожая ситуация складывается и вокруг убийства Окуевой. Подозреваемый Игорь Редькин, уроженец дагестанского Каспийска, длительное время проживал в Украине, имел бизнес в компании ИТ-технологий. Ну мало ли, что он из России! Это все в прошлом!

В конце февраля в Швеции было совершено нападение на оппозиционного чеченского блогера Тумсо Абдурахманова, сумевшего выжить, скрутить нападавшего и передать его полиции. Задержаны два человека, возник вопрос о заказчике. И тут выясняется, что в марте прошлого года председатель парламента Чечни Магомед Даудов объявил Абдурахманову кровную месть – и все можно списать на него.

Почти в это же время во французском Лилле был найден мертвым чеченец Имран Алиев, известный в соцсетях как псевдонимом Мансур Старый. На его теле обнаружили 135 ножевых ранений, что тоже сложно назвать профессиональным убийством. Местная прокуратура подозревает неназванного гражданина России, проживающего в Чечне.

И даже в деле об убийстве Хангошвили, где манипуляции с паспортом подозреваемого “Соколова” косвенно доказывают соучастие российских властей, типаж и почерк убийцы смотрятся как явно непрофессиональные. Доказать заказ со стороны какого-либо госучреждения и в этом случае сложно, зато списать на личную неприязнь или на месть – проще простого.

Все эти события происходят иной раз и в самой непосредственной близости от нас. В 2017 г. в ходе покушения на экс-депутата Игоря Мосийчука, о котором упоминал Умаров, якобы предупреждавший Мосийчука о том, что на него идет охота (ну вот предупредил, а толку?), были убиты два человека и ранено трое. В результате задержан только один – киевлянин Михаил Мятных.

А буквально на днях в Киеве неизвестные похитили одного из акционеров ООО “Севастопольский судноремонтный завод “Южный”, жителя Киевской области Сергея Ткаченко 1962 года рождения, которому, по информации из открытых источников, принадлежит почти 22% акций предприятия. Задержать похитителей не удалось, но можно предположить, что в случае их задержания они кивали бы на хозяйственный спор, никак не связанной с российским заказом, хотя и тут российский заказ вполне очевиден. Но очевиден – не значит доказуем!

Или вот еще новость, и тоже на злобу дня: 4 июля полиция города Линкольн, США арестовала семь человек за участие в беспорядках. Имена арестованных: Геннадий Качанков, 30 лет; Анатолий Качанков, 28 лет; Андрей Зайцев, 28 лет; Олег Саранчук, 45 лет; Руслан Ткаченко, 22 года; и Юрий Качанков, 30 лет, еще один человек, который отказался назвать имя и не имел удостоверения личности, но также был арестован. Однако и здесь связать эту группу с российской раскачкой ситуации в США крайне сложно.

Иными словами, Россия буквально на глазах депрофессионализирует террор, заменяя подготовленных исполнителей дешевыми отморозками и маскируя теракты под бытовые разборки. Причем в каких-то случаях это действительно могут быть бытовые разборки!

Это очень тревожная тенденция, поскольку бороться с таким террором будет в разы сложнее. Уже потому сложнее, что разовых отморозков на те же деньги Москва сможет закупить очень много, и не только в России. Еще сложнее в этом случае будет доказать российское участие и обвинить Москву в спонсорстве терроризма.

Источник: Деловая столица


Поделитесь.