Как ЕС в Косово России помог

Американцам не дали урегулировать конфликт в Косово. Это тревожный звонок для Украины.

Во время войны Тачи был политическим руководителем Армии освобождения Косово (УЧК) — вооруженного формирования косовских албанцев. Теперь его — как и целый ряд других командиров и бойцов УЧК — подозревают в военных преступлениях.

Обвинение еще официально не выдвинуто, но уже сформулировано Специальной прокуратурой в Гааге. Этот орган специально создан для расследований преступлений, совершенных во время войны в Косово в конце 1990-х. Косовский парламент проголосовал за его создание в 2015 г. Формально институция входит в систему правоохранительных органов Косово, но расположена в Нидерландах и финансируется Европейским Союзом. Кроме Спецпрокуратуры, по такому же принципу и с такими же задачами в Гааге работает и Специальный суд. Запуск этого специфического органа правосудия был предусмотрен обязательствами Косово в рамках процесса евроинтеграции.

Хотя обвинительное заключение, обнародованною прокуратурой в Гааге, не является официальным обвинением, его публикация привела к целой череде значимых последствий. Президент Косово уже заявил, что подаст в отставку, если обвинительный акт против него будет подтвержден, и готов участвовать в судебном процессе как рядовой гражданин. Тачи уверен, что сможет доказать свою невиновность, — и основания так думать у него есть.

Как известно, знаменитый Международный трибунал по бывшей Югославии в той же Гааге за все время своей работы не смог доказать наличие состава преступления в действиях военных лидеров косовских албанцев и завершил свою деятельность, приговорив только одного бойца УЧК, который во время войны был охранником лагеря для пленных.

Во время работы Гаагского трибунала Хашим Тачи вообще не привлекался к ответственности. Другого фигуранта проекта нового обвинительного заключения, экс-начальника разведки УЧК и экс-спикера косовского парламента Кадри Весели вообще ранее официально не обвиняли в военных преступлениях. Фигурант другого дела, заведенного Спецпрокуратурой в Гааге, бывший командир УЧК и бывший премьер-министр Косово Рамуш Харадинай был оправдан в ходе процесса в МТБЮ.

Казалось бы, прошли десятилетия после войны, Гаагский трибунал по Югославии завершил свою работу, но нет. Спустя годы международное сообщество решило вернуться к вопросу поиска и наказания военных преступников среди членов УЧК.

Надо сказать, попытки возобновить расследование военных преступлений в Косово предпринимались и ранее. Еще в январе 2011 г. Парламентская ассамблея Совета Европы одобрила доклад депутата от Швейцарии Дика Марти о преступлениях УЧК во время войны и призвала «серьезно расследовать» обвинения. В отчете говорится, в частности, о печально известной торговле человеческими органами, к которой, как утверждал швейцарский политик, были причастны косовские военные лидеры. Теперь новое расследование новых гаагских прокуроров должно вплотную заняться этими материалами.

Понятно, что главной заинтересованной стороной поиска и наказания военных лидеров косовских албанцев является Сербия. Также понятно, что ее в этом активно поддерживает Россия. Однако и в Европе достаточно тех, кто выступает с таких же позиций. Согласно этой точке зрения без наказания всех виновных в преступлениях во время войны с обеих сторон конфликта, независимо от того, кто был агрессором, прочного мира достичь невозможно. Это раз. Два — сербы и просербские силы не верят решениям Гаагского трибунала.

Обвинительный акт, подготовленный Спецпрокуратурой в Гааге против Хашима Тачи, Спецсуд должен рассмотреть до октября текущего года. И если обвинения официально будут выдвинуты, то это станет важным событием с далекоидущими последствиями не только для Косово и Балкан — но и для всей системы международного правосудия в отношении участников военных конфликтов. Украине тоже придется сделать свои выводы, и немало.

Однако это не все последствия выдвинутых специальным прокурором обвинений в отношении топ-политиков Косово.

Результатом — не отложенным, а здесь и сейчас — стал тот факт, что обнародование проекта обвинительного акта сорвало переговоры Приштины и Белграда в Белом доме, где, как предполагалось, стороны — при посредничестве специального представителя президента США Ричарда Гренелла — должны достичь прорыва в достижении договоренностей о нормализации двухсторонних отношений.

Как только о проведении встречи в Вашингтоне стало известно, в Белград примчался сначала министр иностранных дел России Сергей Лавров, потом — спецпредставитель Евросоюза по диалогу Косово и Сербии Мирослав Лайчак, который также посетил и Приштину. А затем появилось и заявление Спецпрокуратуры в Гааге, после которого сначала Тачи, а потом и нынешний премьер-министр Косово Авдулла Хоти отказались от участия в переговорах в Вашингтоне. В итоге многообещающая встреча, которая должна была состояться 27 июня, перенесена на неопределенный срок.

Нет никаких доказательств, что спецпрокурора кто-то специально надоумил обнародовать проект обвинения именно накануне переговоров в США. Однако очевидно — неожиданное выступление представителя «Гаагского правосудия» разрушило планы Дональда Трампа предстать в качестве «балканского миротворца» и сделало невозможным достижение договоренностей между Белградом и Приштиной при американском посредничестве — без участия как РФ, так и ЕС.

Украине, со своей стороны, снова необходимо сделать выводы. Главный — Брюссель и Москва не хотят видеть Вашингтон в качестве посредника в урегулировании европейских конфликтов и будут делать все, чтобы не допустить американцев за стол переговоров по Донбассу и Крыму. Хотя, в принципе, это было ясно и до нынешнего косовского прецедента, теперь эта позиция стала просто очевидной.

В случае с Косово европейцы хотят заставить Белград и Приштину помириться на условиях, выработанных в Брюсселе, а не предложенных Вашингтоном. Россияне, в свою очередь, не готовы уступать Соединенным Штатам звание международного миротворца. И не беда, что урегулирование давно буксует на месте, так как не выполняются Брюссельские соглашения между лидерами сербов и косовских албанцев, заключенные в 2013 г.

Кстати говоря, договор, подписанный представителями Белграда и Приштины в Брюсселе, очень напоминает по содержанию Минские договоренности. В обоих документах предусматривается предоставление особого статуса для отдельных районов (в украинском случае это ОРДЛО, в косовском — север, населенный преимущественно сербами). Однако Приштина отказалась реализовывать этот пункт — Конституционный суд Косово признал такую норму не соответствующей основному закону.

Несмотря на отсутствие прогресса в сербско-косовских договоренностях, ЕС, — как и РФ — твердо намерен «додавить» Приштину. И какие-то новые идеи, которые генерируют американцы, их явно не устраивают.

Переносим этот опыт на украинскую почву и видим вполне понятные — и не особо радостные для многих украинцев — перспективы урегулирования на Донбассе.

Источник: Newssky


Поделитесь.