Евгений Гайворонский: деоккупация сознания – стратегия Украины для Крыма

Евгений Гайворонский: деоккупация сознания – стратегия Украины для Крыма.

— Евгений, что — в своё время — повлекло вас в Крым?

— Это была моя детская мечта – жить в Ялте. К которой я шел много лет, с 1996 года. Тогда я увидел это волшебное место и понял, что это тот мир, в котором моя душа хочет жить.

Я родился и провел юность в центре Донецка, учился в той же школе (ОСФМШ 17) что и знаменитый диссидент Натан Щаранский. Мой круг общения состоял из обитателей центра Донецка 90-х и 2000-х. Потом я работал в газете, входящей в холдинг Рината Ахметова «СКМ» «Донецкие новости». Там меня в 2012 году признали лучшим журналистом регионального печатного издания Донбасса за статью о недоступности улиц, кафе, магазинов, театров города для людей с инвалидностью.

Но, несмотря на некоторый успех с точки зрения обывательского мировоззрения, меня Донецк всегда тяготил. Я благодарен этому городу за уникальную школу жизни, но я с детства мечтал уехать из Донецка, переехать в Ялту. Хотелось жить ближе к любимой природе, в любимом городе. Я в 2013 году отказался от весьма успешной, по общепринятым меркам карьеры ради радости во внутреннем мире. Уехал в Ялту, можно сказать, как дауншифтер. И те, украинские Крым и Ялта еще были отдаленно похожи на мир моей мечты. Я это понял уже потом. Тогда я думал, что просто переехать в Ялту достаточно для счастья.

Видели ли Вы саму интервенцию и могла ли что-то предпринять украинская власть?

— Видел очень хорошо. Запомнилось общение с российскими туристами на новогодние праздники 2013-2014. Одни говорили, что Россия никогда не заберет Крым, потому что это экономически невыгодно. Другие говорили – если вы станете частью России, это будет ужас. Вы еще горя не видели, не знаете, что такое Россия. Жесткий режим, где нет условий для независимого бизнеса и свободной жизни. Тогда я крайне смутно это все понимал. Но помню, что кроме кучки пожилых маргиналов у России в Крыму сторонников не было. Потом на набережной Ялты сняли флаг Украины и повесили флаг «Партии Регионов». Потом флаг РФ с надписью «Русский Крым». Начали митинги проводить. БТР несколько раз по улицам ездил. В санатории КЧФ видели сотни военных в полном вооружении в масках, с Калашниковыми.

Были митинги – организованные россиянами и их марионеточной организацией «Народное единство». И несколько – за Украину. Видел, как байкеры из любимого клуба Путина «Ночные волки» разгоняли и били проукраинских митингующих.

Приезжали автобусами боевики из Севастополя и учили местный актив «Народного единства» захватывать власть и проводить акции.

Видел, как российские боевики блокировали украинскую военную часть в Массандре и выкуривали оттуда украинских военных.

В Украине, к сожалению, тогда не было реальной украинской власти. Трижды легитимный президент Янукович и его министр обороны Лебедев, российские агенты в СБУ долго и планомерно готовили захват Крыма. Крым сдали не в 2014, а задолго до. Во многом в информационном поле, которое было как в каком-то анклаве помеси СССР/РФ, но никак не региона Украины, пусть даже автономного (в отличие от статуса территории АРК при оккупации).

Крым фактически контролировался аффилиированным с ФСБ РФ местным криминалитетом…Разве что Ющенко и генерал Москаль предприняли небольшую попытку изменить ситуацию. Но пришел к Янукович и сыграл всё, что требовали его кураторы из Кремля.

Победителям Революции Достоинства весной 2014 года было не до Крыма. На самом полуострове всё было наводнено спецназом и фсбшниками. В той ситуации, если б у новой украинской власти была политическая воля, можно было предпринять ряд шагов.

Отрубить свет в Крым и списать это на аварию. Применить технологии радиоэлектронной борьбы.

Провести мощную кампанию с акцентом на Будапештский меморандум, обратиться за помощью к гарантам.

Разъяснять людям происходящее максимально правдиво.

…Есть очень много зависимостей России от Украины в технологических цепочках, жесткое разрушение которых в 2014 году было бы фатально болезненно для Кремля. Но у нас почему-то до сих пор на нужды РФ в Сумской области работает завод министра обороны времен Януковича Павла Лебедева.

Но я в 2014 году реальных шагов от Украины не видел.

А моя дальнейшая деятельность как журналиста-расследователя привела меня к выводу, что трагедия Крыма это какой-то договорняк на очень высоком уровне.

— Что случилось тогда с местной властью?

Местной власти тогда не было. Она не была субъектной. Например. т.н. «председатель ялтинского горсовета» в 2014-2016 годах Валерий Косарев мне рассказывал, что в феврале-марте за ним каждая утро приезжала курируемая ФСБ машина и он как депутат Президиума еще украинского Госсовета Крыма ездил в Симферополь и в авральном порядке готовил документы, чтобы попытаться максимально легитимизировать оккупацию.

Большая часть местных чиновников тогда представляли либо аффилированный с российскими спецслужбами обслуживающий персонал местной мафии, либо также ориентированных на Москву «македонцев» призыва Василия «Биты» Джарты.

Эти люди вообще не думали о России или Украине. Они «задними числами» проводили при помощи украинских бланков и печатей «несуществующие сессии» поссоветов и выделяли на подставные паспорта драгоценные земельные участки на Южном берегу Крыма.

Например, так был «нарезан» элитный поселок в Краснокаменке где получили участки родственники т.н. «главы Крыма» Сергея Аксенова, командир его боевиков, т.н. «депутат Госдумы РФ» Михаил Шеремет, одиозная Наталья Поклонская, партнер Аксенова по ОПГ Сейлем Бородкин и т.д.

Другие персонажи нарезали по подставным украинским паспортам земли винзавода Массандра и Алуштинского эфиро-масличного завода под многоэтажную застройку.

Все это делалось под гарантии Москвы в безнаказанности «грабежа награбленного» в обмен на лояльность и содействие оккупации.

Почти все сотрудники МВД и СБУ перешли на сторону оккупантов.

Несколько украинских милиционеров, ушедших из органов в 2014 году, рассказывали мне, что по частям внутренних войск и горотделам ездили эмиссары Кремля и предлагали крупные суммы за нарушение присяги Украине и переход на службу РФ.

Фактическое управление Крымом весной 2014 и подготовку т.н. «референдума» осуществляли офицеры российских спецслужб и заранее внедренные в Крым агенты влияния Кремля.

Существуют ли в оккупированном Крыму какие-то подводные течения, или он прочно политически забетонирован?

Крым тотально забетонирован. Но течения есть. Битва криминальных кланов за скудеющую кормушку. В принципе, на этом как журналист-расследователь я и зарабатывал деньги в Крыму и получал доступ к уникальной информации. Выборов там нет. Кто станет депутатом, мэром или министров решают Аксенов и Константинов по согласованию с Администрацией президента РФ, потом рисуют результаты «выборов», многих назначают прямыми приказами.

Есть «потешные оппозиционеры» типа агентов влияния ФСБ Талипова, Большедворова, Ленура Усманова, «народного мэра Керчи» Ерманова, гурзуфского боевика Слепинина. В том же духе «симферопольский оппозиционный бизнесмен» Юрьев, скрывающийся в Ялте экс-спикер т.н. «Новороссии» Царев, и т.д. Но им плевать на людей и Крым, они отрабатывают видимость альтернативной повестки по темникам из главка ФСБ и администрации президента РФ.

У «бюджетного пирога» группировки Аксенова и Константинова. Они ведут между собой аппаратную борьбу за финансовые потоки. Одно время большой влияние и доходы имела т.н. «макеевская группировка» под руководством близкого Джарты т.н. «вице-премьера Крыма» Нахлупина. Но он попросил сильно большой «откат» у Ротенбергов за субподряд по «трассе смерти Таврида» и оказался в СИЗО.

Как-то протестуют крымские татары…Но их массово сажают в лагеря с дикими срока 15-20 лет строгого режима.

Многие украинцы, русские, аполитичные татары и другие народы ушли во внутреннюю иммиграцию и ждут возвращения Украины.

Смысловую войну Россия проиграла. Оставшиеся думающие люди там сегодня в большинстве за Украину.

Но много людей реально запрограммированы тотальной пропагандой. Они говорят словами из телевизора.

После возращения Украины – дай этой массе 3 месяца посмотреть украинские каналы со здоровым контентом, и они будут против России. Это несубъектная масса, которая принимает сторону каждого нового «пастуха».

А еще у всех, даже самых «ватных» крымчан под подушкой лежит украинский паспорт, который они тщательно на всякий случай берегут.

При том беспределе, который давно царит в России, зачем политическая полиция всё время оформляет репрессии юридически?

Это проявления обилия системных ошибок в РФ и доминирующего там во всем когнитивного диссонанса. В стиле, когда на парадах победобесия соседствуют люди с портретами Сталина и Николая II. С одной стороны там феодализм и беспредел, с другой стороны с экранов федеральных каналов аудитории при помощи «соловьиного помета» внушают, как хорошо в России жить и что вот эту хорошую жизнь в телевизоре всякие враги, агенты Госдепа и СБУ пытаются разрушить.

А для внутренней телекартинки внушаемым показывают «экстремистов».
Еще Кремль не хочет, чтоб про него говорили как о «красных кхмерах», расстреливающих без суда и фабрикует видимость правового поля.

Часто многим инакомыслящим подбрасывают наркотики или подделывают анализы. Мне сотрудники т.н. «Центра Э МВД Крыма» говорили, что заявлять «Крым – это Украина», может только наркоман.

Что у них есть цель превратить уважение и любовь к Украине в общественном мнении во что-то маргинальное.

Ведь в «ватном» мировоззрении «наркоман» это не человек, это некое подлежащее репрессиям системы явление. И всё это на фоне того, что вся т.н. «элита РФ» употребляет тяжелые вещества и гоняет кокаин из Аргентины дипломатическими бортами.

— Что конкретно произошло именно с Вами?

— Со мной произошла эволюция мальчика в розовых очках, всем сердцем любящего Ялту в человека, вынужденно очень глубоко изучившего суть происходящего в России и на Украине. Это очень интересно, я написал об этом книгу.

Вкратце, от человека, который «по приколу», проходя по набережной, снялся в сюжете НТВ с российским флагом, я превратился в жесткого противника российского режима и сторонника Украины. Я понял, что такое настоящая Украина и настоящая Россия.

Я понял, что Украина – это единственная в мире страна, где важнейшая для меня ценность свобода — это фундамент политической нации и государственности.

Я по кирпичику от младшего архитектора Ялты до любимого генерала Путина Михаила Туманова исследовал суть России. Как журналист я держал в руках документы о грандиозном воровстве и рейдерстве в Крыму. О бандитизме в исполнении т.н. российской власти полуострова. Я хотел и хочу спасти свою любимую Ялту от варварской застройки, уничтожения субкультуры, уничтожения лесов и загаживания моря. И я понял, что в рамках РФ 99% чиновников, бизнесменов и бандитов видят окружающий мир только как среду для наживы. Для них лес это земля, на которой можно выгнать 20-этажки из нечистот и палок. Хотят соорудить бетонное гетто из Южного берега Крыма в котором жить будет невозможно.

Все законы России и Конституция – это фикция. Потому что я лично как расследователь, подал сотни заявлений и запросов – результат «0».

Как чистое сознание, наблюдая происходящее с нуля, став из дауншифтера общественным деятелем я понял, что спасти Ялту возможно только возвращением Крыма в Украину. И очисткой Украины от российских агентов влияния и пророссйских олигархов.

Я стал первым гражданином Украины, который в судах оперировал нормой, что по п.4 ст.15 Конституции РФ + Будапештский меморандум + Большой договор о дружбе и сотрудничестве между Украиной и РФ Крым – это Украина даже по российским законам. В ответ оккупанты в очередной раз официально признали, что их правовое поле фикция и продержали меня в подвалах 46 дней, попутно пытаясь выставить наркоманом.

— Почему, как Вы считаете, оккупанты выпустили Вас из своих лап?

— Для России ситуация со мной болезненный прецедент. Я был единственным журналистом-расследователем в Крыму, кто писал то, что остальные боялись писать. Знаю много неприятной для них информации.

И они не знали, что я давно уже разгадал суть России и в душе поддерживал Украину, просто не афишировал это. Для них это больно – вроде человек не поднимал вопрос принадлежности Крыма и вдруг после апогея конфликта с Сергеем Аксеновым «джихад» им объявил.

Фсбшники мне говорили, что все эти мои статьи в Крыму терпели потому что я «выпускал пар в свисток», сам того не понимая. Что в расследованиях я рассказывал бандитизме, показывая какие именно законы нарушают, как воруют. Создавал иллюзию существования законов и правового поля в РФ. Я, как это услышал, сказал, что принципиально больше вообще ничего не буду писать в информационном поле РФ. Мне и моим близким за подобные заявления много раз угрожали смертью.

Потом мне т.н. «замминистра МВД Крыма» Чаткин предлагал новый паспорт РФ, «помириться с Россией». Близкие к Аксенову бизнесмены предлагали мне 5000$ в месяц за отказ от заявлений «Крым – это Украина». Я отказал, привел их в шок, потому что у них всё вокруг денег построено. Только деньги – никаких идей.

Видя, что я упорствую, они решили меня сгноить в подвалах т.н. ДНР. Испугавшись моего обращения с требованием аннулировать т.н. «паспорт РФ» они аннулировали мне этот аусвайс «за подделку документов».

Перевезли в краснодарскую тюрьму для иностранцев. Там в соседней камере избили людей, ограбили гражданина Сербии. Это было под Новый Год. В суете я смог у шокированного инцидентом с сербом откупиться из тюрьмы и договориться о депортации в Киев с начальником тюрьмы, который был особо не в курсе кто я такой.

150$ на спасение мне дал политолог Игорь Эйдман – часть была гонорар, часть его помощь.

То есть это не они меня выпустили, а спаслоновогоднее чудо и уникальное стечение обстоятельств.

Что нужно делать Украине чтобы освободить Крым?

— У Украины есть самое сильное и эффективное оружие – правда. Нужно признать, что есть в стране часть очень богатых и очень антиукраинских «элит». Которые сдали и продали Крым россиянам. Вот кто предатели, а не 2 миллиона граждан Крыма. В Крыму предатели это максимум 100 тысяч местных силовиков, чиновников, бандитов и не совсем психически здоровых фанатов «русского мира».

В Украине должна быть украинская власть, действующая в интересах государства.

В Украине должна быть адекватная информационная политика по Крыму – деоккупация сознания.

Украине нужно предложить помощь крымчанам в правовом поле, сотням тысяч крымчан, пострадавшим от российского беспредела. И чтобы это были эффективные инструменты, позволяющие наказывать Россию экономически в международной плоскости с компенсациями самим крымчанам. Если Украина как государство начнет массово трудиться в решение конкретных проблем крымчан и разрушит мифы 2014-2020 годов, то кейс Крыма будет окончательно выигран. В России все очень плохо. Все держится на страхе и сгнило изнутри. Очень удивляет, что в Украине сейчас президент, правительство и Верховная Рада не используют слабость России для возврата Крыма.

беседовал Максим Михайленко

Источник: Newssky


Поделитесь.