ВОЖДИ-ПИРОМАНЬЯКИ. ЗАЧЕМ СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ ПОДОРВАЛА ЗДАНИЕ СВЯЗИ С СЕУЛОМ

Сестра лидера КНДР Ким Е Чжон стала не только самой влиятельной женщиной в стране, но и вообще лицом номер два в Северной Корее с прицелом на номер один

В приграничном городе Кэсон, расположенном в межкорейской промышленной зоне, во вторник, 16 июня, прогремел взрыв. Военные источники южнокорейского информагентства Yonhapсообщили, что Пхеньян заложил взрывчатку в здание межправительственной связи обеих Корей и подорвал его.

Позднее эту информацию подтвердила государственная газета КНДР – “Нодон синмун”. Сообщение пропагандистского ресурса Севера сопровождалось словами об “иссякнувшем терпении наших военных” и зловещим обещанием: “Это только начало”.

 Действительно, на следующий день Пхеньян объявил о возвращении армии в Кэсон, а также в туристическую зону горы Кумган.

18 июня Yonhap проинформировало о том, что КНДР, похоже, вернула свою милицию на некоторые посты в демилитаризованной зоне, которых у нее насчитывается до 150. Посты пустовали с 2018 г., когда Сеул и Пхеньян договорились о выведении северокорейских милиционеров из некоторых из них.

Как пишет газета The Chosun Ilbo, подрыв здания межправительственной связи, а также серьезные повреждения соседнего с ним дома (см. видео) – это прежде всего удар по кошелькам южнокорейских налогоплательщиков. Ущерб же издание оценило в $70,7 млрд.

И убытки могут возрасти до 1 трлн вон ($823,7 млрд), если северяне примутся громить другие объекты в индустриальной или туристической зонах, отмечается в статье.

Согласно двусторонним соглашениям Пхеньян несет ответственность за сохранность всех этих сооружений, однако в Сеуле мало кто верит, что он выплатит компенсацию и что судебный спор с КНДР к чему-либо приведет, поскольку КНДР попросту его проигнорирует.

Да и южнокорейское правительство вряд ли решится подавать иск к Пхеньяну, поскольку это поспособствует дальнейшей эскалации. И вообще похоронит какие-либо надежды на сохранение хрупкого баланса, фундамент для которого с таким трудом удалось сформировать за последние годы. Что бы там ни говорил министр обороны Чжон Кенду и в Объединенном комитете начальников штабов о том, что Север заплатит “высокую цену”, если решится на военные действия с соседями.

Причины

Официально причиной резкого демарша Пхеньяна, который длится не одну неделю, самая изолированная страна мира называет то, что Юг продолжает распространять пропагандистские листовки с критикой в адрес руководства КНДР, переправляя их на воздушных шарах через границу.

Но нужно понимать, что листовки – лишь повод. Повод для того, чтобы сестра Ким Чен Ына, Ким Е Чжон, руководитель отдела пропаганды Трудовой партии Кореи и самая влиятельная женщина в стране, еще больше нарастила вес в откровенно шовинистическом и номенклатурном политическом обществе Северной Кореи.

Активная фаза процесса ее возвышения началась в апреле, когда мировые СМИ принялись смаковать исчезновение “Блистательного товарища”, которому, по слухам, провели операцию на сердце.

Через некоторое время Ким Чен Ын объявился на публике. Однако перед подрывом здания в Кэсоне снова пропал с радаров. Последний раз его видели 7 июня – на заседании Политбюро партии.

В то же время в субботу, 13 июня, его сестра снова выступила с резким заявлением в адрес Сеула, а спустя три дня, как видим, ее угрозы материализовались в виде демонстративного пиротехнического шоу стоимостью более $70 млрд.Пропустить через 15

Кима, заметим, по-прежнему не видно. Официально. А неофициально – его самолет Ан-148, используемый для коротких перелетов, по данным Yonhap, ссылающегося на данные Aircraft Spot, засекли в среду, 17 июня, когда он летел в направлении дворца диктатора в провинции Хамген (восточная часть КНДР).

Пока братец, по всей видимости, отдыхает, Ким Е Чжон вовсю играет мышцами, окончательно превращаясь в лицо номер два в Северной Корее.

По словам бывшего зампосла КНДР в Великобритании Тхэ Ен Хо, сбежавшего в Южную Корею в 2016 г., и ставшего депутатом Палаты представителей на апрельских выборах в этом году, военная система Пхеньяна сейчас кардинально перестраивается.

Сестра Кима интегрируется в эту систему – становится связующим звеном между братом и военными. И, судя по всему, успешно справляется, поскольку, как отметил Тхэ, северокорейские военные еще никогда ранее не действовали столь быстро.

Экс-дипломат полагает, что сейчас Ким Е Чжон пытается продемонстрировать свою силу и лидерские качества как человека номер два в стране, стоящего рядом с Ким Чен Ыном, так и преемницы брата во главе государства.

И даже если с ее приходом к власти внешнеполитический курс КНДР изменится – в сторону диалога с Вашингтоном и Сеулом, все равно в данный конкретный период времени Ким Е Чжон должна стать ровней брату, его отцу и деду, чтобы никто из мужчин среди политического и военного руководства даже не посмел усомниться в ее праве на власть.

Помощь от США

Акция с подрывом здания, похоже, была четко спланирована под продление санкций президентом США Дональдом Трампом в рамках режима чрезвычайной ситуации в отношении КНДР, который был введен еще в 2008 г.

Это запланированное – дежурное, так сказать, событие. Если бы Трамп не продлил режим ЧС в течение 90 дней, то он автоматически бы завершился.

Таким образом, Кимы получили нужный для внутреннего потребителя сигнал о неизменной “агрессии” США.

Добавили красок также полеты американских самолетов-разведчиков близ приграничной зоны двух Корей после взрыва в Кэсоне; а также заявление экс-командующего ВС США в Южной Корее генерала Винсента Брукса о том, что Штаты будут усиливать военное давление на Пхеньян, в том числе посредством переброски на полуостров бомбардировщиков, способных нести ядерное оружие, истребителей пятого поколения F-35, авианосцев и атомных подлодок.

И Сеул, и Вашингтон втянулись в игру Кимов. Не могли не втянуться. Проигнорируй они откровенно воинственные высказывания и действия Севера – выглядели бы слабаками.

Одновременно Южная Корея и США, и лично Трамп усилили позиции сестры лидера КНДР, получив вместо Ракетчика (Rocket Man) Взрывную Женщину (Explosive Woman).

Еще более слабым американского президента, чьи шансы на переизбрание все падают и падают, в контексте разрешения конфликта с Пхеньяном выставили мемуары его бывшего советника по нацбезопасности Джона Болтона “Комната, где это произошло: воспоминания о Белом доме” (The Room Where It Happened: A White House Memoir), в которой пишут The New York Times и The Washington Post, среди прочего упоминается отношение госсекретаря Майка Помпео к северокорейской стратегии Трампа.

Помпео, пишет Болтон, после саммита Трампа и Кима в Сингапуре в 2018 г. говорил ему, что эта стратегия имеет “нулевые шансы на успех”, а ко всему еще и за спиной издевался над президентом. “He is so full of shit (“Он такое трепло”)”, – говорил он о Трампе.

Книга Болтона с большой долей вероятности ухудшит (если еще не ухудшила) отношения между госсекретарем и весьма обидчивым 45-м президентом. А это новый кризис внутри команды Трампа, традиционно испытывающей кадровый голод, накануне выборов.

Во-вторых, о возобновлении полноценных переговоров с Пхеньяном можно забыть на некоторое время. Неизвестно, удастся ли Трампу вообще их перезапустить. Или это уже сделает президент-демократ. Например, Джо Байден.

Владислав Гирман

Источник: Деловая столица


Поделитесь.