Почему афрофранцузы не требуют извинений от чеченцев

Пока США и ЕС накрыла волна агрессивного черного расизма, чеченцы во французском Дижоне по-своему устанавливают расовый мир. Их опыт заслуживает изучения.

Об этом пишет политический обозреватель Сергей Ильченко для «ДС».

Тихая жизнь Дижона — небольшого городка во французском департаменте Кот-д’Ор, с населением около 155 тыс. человек — закончилась в ночь на субботу, 13 июня. Несколько десятков белых мужчин напали на местную кальянную, посещаемую выходцами из Северной Африки, избив ее посетителей арматурными прутьями и бейсбольными битами. Полиция симулировала разгон массовой драки при помощи слезоточивого газа, но, судя по тому, что никто задержан не был, в непосредственный контакт с нападавшими предпочла не вступать. Быстро выяснилось, что разборки устроили представители чеченской общины во Франции в связи с избиением 16-летнего чеченского подростка наркоторговцем из Северной Африки. Избитый сейчас находится в тяжелом состоянии. Целью же нападавших было получение информации о местонахождении виновника избиения.

Разумеется, чеченская община в самом Дижоне не так уж велика. Просто после случая с подростком туда съехались чеченцы со всего ЕС, чтобы примерно наказать виновного.

Наверное — почти наверняка — в этой истории многое остается за кадром. Возможно, что подросток был из особо уважаемой семьи. Возможно, к наркоторговцам-африканцам из Дижона у чеченцев накопилось немало вопросов, и история с избиением стала последней каплей. Нельзя исключать даже того, что избиение подростка стало следствием конкуренции с какой-то группой чеченцев в узкой нише торговли наркотиками — в конце концов, чеченская община нигде не являет собой чудо законопослушания. Но при всем при этом факт остается фактом: черный отморозок, поднявший руку на белого юношу и уверенный в своей безнаказанности — скорее всего, еще и потому, что его вдохновила мировая премьера Black Lives Matter (BLM), с белыми, стоящими на коленях и униженно извиняющимися за коллективную белую вину, с поваленными памятниками и разграбленными магазинами — нарвался на нешуточный отпор. Его ищут, и весьма упорно. И если у него не хватило ума сразу же скрыться где-нибудь в североафриканской глубинке, вероятно, найдут. Есть даже вероятность, что достанут и в Африке.

При этом чеченская община, не доверяясь слухам, совершенно ясно обозначила свое присутствие и свои цели. В интервью местной газете Le Bien Public некий человек, представившийся выходцем из Чечни, объяснил причины конфликта. «Нас было около 100 человек со всей Франции, а также из Бельгии и Германии. Мы не собирались разграблять город или расстреливать людей», — сказал он. Аналогичную информацию дали полиции и представители чеченской общины.

По слухам, сутки спустя была предпринята попытка переговоров между чеченцами и африканцами, но она окончилась перестрелкой. Во всяком случае, в ту же ночь был ранен управляющий пиццерией на окраине района Грезиль, населенного преимущественно африканцами. Затем, 14 и 15 июня волнения в Дижоне продолжились, а число чеченцев на улицах достигло примерно 150. Было сожжено несколько автомобилей, но, судя по всему, не каких попало, а принадлежавших вполне конкретным лицам.

В ответ афроафриканцы попытались вяло протестовать и даже забросали камнями машину журналистов местного канала France 3, которых, в отличие от чеченцев, не боялись и не уважали.

МВД Франции выступило с заявлением, выдержанным в классическом стиле «следствие на единственно верном пути, товарищи», описанном у Сергея Довлатова: «начато расследование с целью установить обстоятельства, при которых произошли столкновения, установить личности всех причастных к недопустимым действиям и привлечь их к ответственности». В город для восстановления порядка были направлены свыше 100 сотрудников полиции из других регионов. Но, судя по всему, они должны пресекать не столько адресные действия чеченцев, сколько попытки африканцев организовать беспорядки под видом протестов. Во всяком случае, префект Дижона Бернард Шмельц уже заявил, что беспорядки в понедельник не были результатом действий чеченской общины.

С префектом не согласен муниципальный советник Дижона Хамид эль-Хассуни, обвиняющий чиновников в бездействии. Это резко диссонирует с призывами BLM и поддерживающих их леваков «распустить полицию». «Я обвиняю префекта в том, что он отказался от обитателей района Грезиль!, — написал эль-Хассуни в Facebook. — Я обвиняю СМИ во лжи и распространении ненависти: дело не в торговле наркотиками и войне сообществ! (а в чем тогда, отчего не написал? — прим. «ДС») Я знаю только одно сообщество, государственное сообщество!».

Эль-Хассуни также заявив, что за последние три дня 8000 жителей Дижона «прошли через ад» (речь, очевидно, шла о черных жителях. — прим. «ДС»), а комиссар полиции и чиновники «эксплуатируют насилие» и должны понести ответственность за эти события. «Государство — это гарантия, — вторят эль-Хассуни комментаторы его поста. — Безопасность — его прерогатива!».

О «жестокости полиции», из-за которой после смерти Джорджа Флойда в США начались протесты также и во Франции, никто из комментаторов даже не заикался. Похоже, что на фоне перспективы столкнуться с разъяренными чеченцами полицейская жестокость их уже не пугала.

Прокурор Дижона отверг обвинения эль-Хассуни, заявив, что у него «не было впечатления, что государство сдалось», и что полиция провела «максимальную мобилизацию». А Шмельц, отвечая советнику, выпустил пресс-релиз, в котором призвал всех сохранять спокойствие и не «злоупотреблять словами», чтобы не усугубить ситуацию, заявил: «Полиция и жандармы выполнили свой долг строго профессионально в столь сложной ситуации».

Между тем чеченцы несколько смягчили первоначальные требования: они уже готовы удовлетвориться наказанием виновников их собственной общиной и взяли паузу, дав выходцам из Магриба шанс завершить конфликт таким способом. Это вызвало конфликт уже в среде африканцев, так что к беспорядкам в понедельник чеченцы прямого отношения не имели, и в них непосредственно не участвовали. «Мы не определили никакого внешнего присутствия, это люди из Дижона», — заявил по этому поводу Шмельц.

История в Дижоне весьма наглядно показала, что для социализации маргинальных инокультурных сверхчеловеков достаточно совсем небольших, но точно приложенных усилий. Африканцы из Дижона уже не против государства и даже требуют от полиции активнее исполнять свои функции. Вероятно, они не станут теперь возражать и против того, что французское правительство под давлением работников полиции отменило в понедельник запрет на применение удушающих приемов по отношению к лицам, оказывающим сопротивление при аресте.

Французские полицейские профсоюзы ответили на запрет применения удушающих приемов пятью днями протестов, заявив, что это решение лишает их ключевого инструмента для подавления сопротивления задерживаемых и подвергает дополнительной опасности жизни сотрудников полиции. Кроме того, их возмутило сравнение с полицией в США и обвинения в поддержке идей белого превосходства.

В итоге было принято компромиссное решение. В полицейских школах не будут больше обучать удушающим приемам (то есть они будут передаваться неформально, от старослужащих к новичкам, уже по месту службы. — прим. «ДС»), но их можно будет использовать «с осторожностью», до тех пор, «пока не будут найдены альтернативы». Полицейские профсоюзы приветствовали это изменение.

Источник: Newssky


Поделитесь.