“Аргументы не медицинские, а политические”. Политолог о причинах отмены самоизоляции в Москве

Две тысячи больных в день, масочный режим – но отмена самоизоляции и прогулок по расписанию. Мэр Москвы Сергей Собянин 8 июня объявил о смягчении в городе мер по борьбе с эпидемией. Готова ли Москва к выходу из самоизоляции, при чем тут голосование за Конституцию и что будет после него – мы обсудили с политологом Константином Калачевым.

— В России постепенно начинают смягчать режим самоизоляции. Эта мера в большей степени обусловлена медицинскими факторами или политическими, как вы думаете?

— Есть мнение, что отмена пропусков, режима прогулок, ограничений для бизнеса продлится недолго. Погуляем, проголосуем, посмотрим на парад, поучаствуем в “Бессмертном полке”, и нам сообщат о том, что у нас вторая волна коронавируса.

— Мне кажется, это будет звучать как какое-то издевательство.

— Я думаю, что политическая целесообразность может взять верх. Если протестные настроения будут расти, если социальное самочувствие будет катиться вниз, социально-экономическая ситуация не улучшается, сложная эпидемиологическая ситуация позволяет ограничивать людей в их правах и свободах, поэтому власть, естественно, с удовольствием пользуется этим инструментом. Сейчас, я думаю, аргументы за отмену в первую очередь не медицинские, хотя, естественно, я рад тому, что сейчас происходит в Москве, и думаю, что было бы еще лучше, если бы это произошло раньше.

Но признаем, что аргументы в первую очередь политические, политическая целесообразность возобладала. Поэтому драматургия отмены не такая убедительная, мы не услышали мнение специалистов, экспертов, волюнтаристски приняли решение. При том, что действительно две тысячи больных в день. Когда была тысяча больных в день, били в барабан, трубили в трубы, говорили, что это ужас-ужас и надо вводить еще больше ограничений.

— Но тут такая штука есть. Не может так получиться, что в глазах жителей той же Москвы, а, может быть, и всей России, это голосование за Конституцию и отмена будет: вот вам отмена за голосование? То есть прямая связка получится.

— Не совсем, не думаю, что наша власть настолько добра, чтобы таким образом поощрять. Я полагаю, что сейчас им нужен ситуативный подъем социального самочувствия. Погода хорошая в Москве, люди гуляют в парках. Кстати, ограничения все равно не соблюдались, люди ходят в масках на подбородке, многие без масок, перчатки мало кто носит, хотя есть и такие. И уж точно совершенно никто не гуляет по расписанию. Поэтому продолжать эти запреты, если люди нарушают, было бы слишком очевидной демонстрацией беспомощности и неспособности власти добиться выполнения этих запретов.

Но есть и запреты, которые по-прежнему соблюдаются. Одиночные пикеты, вспомните судьбу Ильи Азара. Я думаю, что мы еще не скоро дождемся разрешения на какие-либо массовые мероприятия. На Красной площади книголюбам собираться можно, но если после голосования они захотят выйти на митинг протеста, думаю, что это будет нельзя по причине все той же сложной эпидемиологической ситуации. Безусловно, люди уже не готовы были сидеть по домам, это очевидно совершенно. Страх и стресс убивают не меньше, чем вирус. И проблем, я думаю, возникают очень много. Сейчас на улице появилось очень много людей неадекватных, неблагополучных, может быть, это связано как раз с тем, что пересидели.

Но, так или иначе, я все-таки думаю, что решение Собянина – политическое. Более того, я думаю, что ему посылали сигналы весьма недвусмысленные сверху. Потому что совершенно очевидно, в правящей элите есть две большие фракции: одни – ковидо-пессимисты и скептики, другие – сторонники самых жестких мер, причем не всегда рациональных, не всегда оправданных, потому что многое из того, что предлагается, мне кажется, не имеет медицинского обоснования.

— Можно сказать, что власть стала чутко следить за настроениями масс в результате этой коронавирусной инфекции?

— Безусловно, думаю, количество опросов выросло. Власть прекрасно понимает, сколько там социально одобряемых ответов. И есть серьезные риски, связанные с голосованием, для власти. Я понимаю прекрасно, что по России не может быть другого результата, плебисцит тем и отличается от референдума, что результат его предопределен. Но отдельные регионы могут удивить. Москва – в их числе. Здесь как раз, я думаю, Собянина товарищи сверху точно поправили, потому что раздражение у москвичей копилось, раздражение очень серьезное. Сегодня все были благодушны, люди загорают, люди гуляют.

Источник: Настоящее время


Поделитесь.