Москва испытывает ощутимые трудности при попытке “интегрировать” постсоветское пространство

Москва испытывает ощутимые трудности при попытке “интегрировать” постсоветское пространство

На фоне множества нерешенных экономических проблем внутри страны, вызванных пандемией коронавируса, российские власти столкнулись с рядом трудностей на их любимом поприще – постсоветской интеграции.

Непокорный Казахстан

С одной стороны, определенные успехи у Москвы на этом фронте все же есть. Еще в начале апреля власти Узбекистана и России договорились подготовить в мае новую программу экономического сотрудничества с учетом влияния пандемии коронавируса. Согласно официальным заявлениям сторон предприятия двух стран планируют реализовать в краткосрочной перспективе проекты на $7,3 млрд, учитывая, что по итогам 2019 г. товарооборот Узбекистана с Россией по сравнению с 2018-м уже увеличился на 17%.

В конце апреля в Узбекистане стартовала процедура присоединения к Евразийскому экономическому союзу (ЕЭАС) в качестве наблюдателя. Итоговое подписание соглашения произойдет, скорее всего, во время визита президента Шавката Мирзиеева в Москву, который запланирован на июнь. При этом российские эксперты еще с прошлого года советуют властям Узбекистана задуматься не только над членством в ЕАЭС, но и над возвращением в организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Однако на этом успехи, похоже, заканчиваются, что признают даже околокремлевские источники. К примеру, близкий к Администрации президента РФ телеграм-канал “Незыгарь” в конце мая опубликовал пост, расценивающий отправку Стратегии развития евразийской экономической интеграции до 2025 г. на доработку как “провал” очередной попытки Москвы политизировать ЕЭАС – сродни провалу 2014 г.

“Очевидно, что проект нового документа был составлен в политических интересах России. Включены пункты, означающие вмешательство в государственную политику стран – участниц союза. Москва предлагала наделить Евразийскую экономическую комиссию (регулирующий орган ЕАЭС) правом участия в двусторонних переговорах государств-членов с третьими странами по вопросам торговли услугами. Кроме того, планировали включить здравоохранение, образование и науку в сферу компетенций ЕЭК, что полностью противоречит экономическому характеру интеграции… Вместе с тем сама Евразийская экономическая комиссия фактически не является наднациональным органом. В ней доминирует Россия, это рычаг Москвы”, – откровенничают авторы текста.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, как отмечается в посте, “поставил данный процесс на паузу”, указав на необходимость доработки решений. От себя добавим, что это не первый раз, когда новый казахских лидер идет против интересов России. К примеру, в начале месяца он назвал партнерство своей страны с Китаем естественным и взаимовыгодным, заявив, что республика не опасается чрезмерной зависимости от соседней державы.

Жестокая конкуренция

К слову, сотрудничество с Китаем, при всей прокитайской политике Москвы, – это больная мозоль Кремля, особенно в том, что касается Центральной Азии. Еще в сентябре российские СМИ признали, что Россия теряет позиции в Центральной Азии и на Кавказе. По их словам, хотя большинство государств в регионе по-прежнему во многом зависит от Москвы, значение Китая как торгового партнера и источника инвестиций в регионе заметно возрастает. К примеру, Казахстан, Киргизия и Узбекистан являются частью китайской инвестиционной программы “Один пояс и один путь”, а Армения, Грузия, Туркменистан, Таджикистан и другие страны стремятся к развитию тесных связей за пределами бывшего советского блока.

Китай – самый ценный поставщик прямых иностранных инвестиций, тогда как российское присутствие в этой сфере, как правило, невелико и сокращается в крупных экономиках региона, отмечается в материале. “Россия проигрывает в этой сфере международным нефтяным компаниям, включая Shell (Нидерланды), British Petroleum (Великобритания) и Chevron и ExxonMobil (США)”, – признают авторы статьи.

Ряд аналитиков называет соперничество России в регионе с Китаем и США одной из причин того, что Москва, по их словам, дестабилизирует Центральную Азию. В октябре 2015 г. эксперты минского Центра стратегических и внешнеполитических исследований утверждали о подготовке Москвой сценария такой дестабилизации, направленного на поддержание конфликтной динамики между ключевыми государствами и силами региона. По их словам, общий фон региональной дестабилизации позволяет России усиливать свое военно-политическое влияние на центральноазиатские государства, прежде всего входящие в ОДКБ, оформляя свою сферу влияния через “пояс нестабильности”.

Эксперты отмечали, что еще одной целью Москвы было формирование конфликтной динамики, которая обеспечила бы рост цен на энергоносители и превратила бы Россию в эксклюзивного поставщика энергоресурсов в регионе; а также ограничение уже упомянутого влияния Китая и США в Центральной Азии. По мнению аналитиков, в качестве одного из рычагов такой дестабилизации Россия использует свои связи с движением “Талибан”, о сотрудничестве с которым в деле борьбы с ИГИЛ Москва официально объявила в 2015 г.

Дружба с талибами

Часть высказанных белорусскими аналитиками опасений была в дальнейшем подтверждена и другими источниками. Еще в 2017 г. американский генерал Джон Николсон заявил, что Россия активно поддерживает афганских талибов, пытаясь с их помощью подорвать влияние США и НАТО в регионе. При этом российские дипломаты утверждали, что поддерживали связь с “Талибаном” лишь для того, чтобы усадить боевиков за стол переговоров с официальным Кабулом.

Осенью 2019 г. Россия действительно выступила в качестве посредника при переговорах “Талибана” с американцами. В сентябре делегация талибов прибыла в Москву и провела встречу со спецпредставителем президента России по Афганистану Замиром Кабуловым. При этом стороны отметили, что Россия и “Талибан” находятся “по одну сторону баррикад” в этих переговорах, а представитель российского МИДа Мария Захарова заявила, что только “полное сворачивание иностранного военного присутствия является неотъемлемым условием устойчивого мира в Афганистане”.

США действительно начали вывод войск из Афганистана после подписания 29 февраля соглашения о мире, которое было официально поддержано Россией. При этом американские эксперты полагают, что вывод войск повлечет за собой усиление “Талибана”, обострение гражданской войны и рост террористической угрозы, исходящей из Афганистана. Таким образом, очевидно, что Россия сохраняет дружеские отношения с “Талибаном”, тогда как риски дестабилизации региона после вывода американских войск существенно возросли.

Белорусский сценарий

Тем не менее американские аналитики на данный момент не склонны полагать, что Кремль готов будет прибегнуть к “брутальным” тактикам дестабилизации соседей. Существует высокая вероятность того, что открытое взаимодействие с талибами может стать фактором, который окончательно оттолкнет страны Центральной Азии от Москвы и сблизит их с ее конкурентами. Похоже, что на данный момент Россия пытается изображать миротворца и гаранта стабильности в регионе, предлагая программы экономической поддержки и роль арбитра в межгосударственных спорах, к примеру, в конфликте Киргизии и Таджикистана.

Что касается “непокорных” стран, Москва тоже на данный момент делает ставку на экономическое давление, как это хорошо видно на примере Беларуси. Конфронтация Александра Лукашенко с Кремлем в последние месяцы вновь обострилась, и это ярко проявилось в демонстративно проведенном белорусским лидером в разгар эпидемии коронавируса парадом Победы, воспринятоммногими как пропагандистский удар по Москве. В ответ, по словам уже упомянутого минского Центра стратегических и внешнеполитических исследований, Россия начала экономическую блокаду Беларуси.

“Сначала российский вице-премьер Виктория Абрамченко поручила минсельхозу, минэкономразвития, минпромторгу и Россельхознадзору подготовить предложения по пресечению поставок санкционных продуктов через страны Евразийского экономического союза, включая Беларусь. Понятно, что под этим предлогом сейчас можно блокировать абсолютно любую сельскохозяйственную продукцию из Беларуси. Следом правительство РФ решило запретить до 1 октября импорт нефтепродуктов, которые сейчас предлагаются дешевле российской продукции… Кремль продолжит наращивать экономическое давление на Минск в преддверии президентских выборов”, – прогнозируют белорусские эксперты в своем телеграм-канале.

Так что похоже, что пока Москва делает ставку на экономические меры воздействия. Если это так, следующим кандидатом на блокаду может стать “непокорный” Казахстан. Если же и эти методы не окажут ожидаемого воздействия, Россия вновь может задействовать свои ресурсы для усиления конфликтной динамики в регионе, учитывая, что попытки претендовать на роль “арбитра” при разрешении межгосударственных споров не встречают энтузиазма соседей.

К примеру, 26 мая министр иностранных дел России Сергей Лавров предложил“посреднические услуги” в пограничном конфликте Таджикистана и Киргизии. Однако 29 мая МИД Таджикистана категорично ответил, что “деятельность в области делимитации и демаркации государственных границ является внутренним делом государств – участников ОДКБ и ведется исключительно на двусторонней основе”, а потому государство расценивает привлечение третьих сторон в переговорный процесс нецелесообразным. Похоже, даже соседи по СНГ все больше убеждаются в том, что Кремль не заинтересован в подлинно миротворческом процессе и, напротив, готов провоцировать и усиливать конфликты, чтобы в очередной раз доказывать свою “нужность” на постсоветском пространстве.

Источник: Деловая столица


Поделитесь.