MISSION POSSIBLE. ЧЕМ ПОМИЛОВАНИЕ СОВЕТНИКА ТРАМПА ГРОЗИТ УКРАИНЕ

Минюст США принял беспрецедентное решение снять обвинения с экс-советника Трампа, обсуждавшего с послом РФ отмену санкций и солгавшего ФБР

Не только в Украине сворачивают или искажают громкие расследования – Майдана, Гандзюк, Шеремета. По ту сторону Атлантики, в стране, президента которой называют лидером свободного мира, ведомство преданного этому самому президенту генпрокурора закрывает дело на человека, признавшегося в суде, что лгал ФБР о своих связях с россиянами.

Речь идет об экс-советнике Дональда Трампа по вопросам нацбезопасности Майкле Флинне, ставшем бывшим из-за своих контактов с тогдашним послом РФ в США Сергеем Кисляком. Флинн – первый из представителей команды Трампа, чьи шашни с россиянами положили начало “российскому делу”.

Еще до своего назначения, в декабре 2016 г., Флинн, как установило следствие, обсуждал с Кисляком отмену антироссийских санкций, а также просил Москву через посла не вводить контрсанкции.

24 января Флинна вызвали на допрос в ФБР. В беседе с агентами он отрицал, что обсуждал что-либо с россиянами.

Только вот у ФБР были в распоряжении записи телефонных разговоров с Кисляком, свидетельствующем об обратном, а потому ложь Флинна, как отметил экс-замглавы Бюро Эндрю Маккейб, лишь “усилила обеспокоенность” агентов касательно контактов члена команды Трампа с высокопоставленными российскими чиновниками.

Закономерным итогом расследования стало “чистосердечное” признание Флинна. Он дважды в судах подтвердил, что солгал ФБР. Однако в прошлом году стратегия защиты изменилась на 180 градусов. Адвокатов, заключивших сделку с (теперь) бывшим спецпрокурором Робертом Мюллером (сейчас он работает в частном секторе), сменили и началась масштабная кампания за признание Флинна невиновным.

На прошлой неделе юристы экс-советника и самого президента взяли в разработку рукописную записку одного из высокопоставленных сотрудников Бюро, в которой речь шла о трех вариантах ведения расследования: либо расследовать незаконные переговоры с представителями иностранного государства, либо заставить его солгать, либо добиться его добровольной отставки.

На основании этого документа юристы Флинна и Трампа оформили завершение данной кампании в форме беспрецедентного отказа прокуратуры от выдвинутых обвинений. Соответствующее ходатайство в Федеральный суд в Вашингтоне направило министерство юстиции, возглавляемое, как известно, весьма преданным Трампу Уильямом Барром.

Представители минюста и лично Барр в интервью CBS News заявили, что допрос Флинна в ФБР был проведен с отсутствием процессуальной обоснованности. Ведомство подчеркивает, что к тому моменту, как Бюро узнало о телефонных разговорах Флинна и Кисляка и решило провести допрос, дело уже было закрыто.

И, дескать, неважно, что сказал Флинн во время допроса, как и его признания в суде, и насколько эти контакты угрожают нацбезопасности, обвинения должны быть сняты, поскольку не была соблюдена процедура. Точка.

Подпись под ходатайством поставил прокурор округа Колумбия Тимоти Ши, которого в американской прессе называют политическим назначенцем. Из прокуроров, включая тех, кто непосредственно занимался делом Флинна, более никто документ не визировал.

Мало того, Брэндон Ван Грэк – прокурор из команды Мюллера, который заключал сделку с Флинном, без указания причин объявил о сложении своих полномочий в рамках данного расследования. И случилось это за несколько минут до того, как назначенный Барром для рассмотрения дела прокурор из Сент-Луиса Джефф Дженсен заявил, что рекомендует его закрыть.

Причем “отток” прокуроров из резонансных дел по решению минюста – явление не первой свежести. В феврале сразу четверо федеральных прокуроров вышли из дела советника Трампа Роджера Стоуна, что в итоге привело к смягчению приговора.

В ФБР, сотрудников которого Трамп, обиженный за дело Флинна, называл “грязными копами”, решение минюста ожидаемо раскритиковали и назвали его политическим.

Так, “горячо любимый” президентом США бывший директор Бюро Джеймс Коми написал в Twitter, что минюст “пошел по неверному пути”. А вышеупомянутый Маккейб упрекнул ведомство в игнорировании угроз нацбезопасности.

Крах минюста

Некоторые юристы и бывшие сотрудники минюста отмечают, что отказ от обвинений политизирует ведомство и ведет к его упадку.

И, похоже, действительно так и есть. “Невиновный” Майкл Флинн – это мощный удар по столпам, на которых держится все расследование Мюллера.

Что до Трампа, то документ с подписью прокурора Ши дает понять: хозяин Овального кабинета решил играть не просто на грани фола, а далеко за гранью. Он идет ва-банк по мере повышения ставок для его политического будущего из-за эпидемии коронавируса.

Сейчас над ним нависла тень нового скандала из-за очередного бьющего тревогу свидетеля – доктора Рик Брайта, уволенного министром здравоохранения Алексом Азаром с поста директора управления перспективных исследований и разработок в области биомедицины.

Доктор в 89-страничной жалобе утверждает, что его уволили за сопротивление попыткам разрешить лечить коронавирус антималярийным препаратом гидроксихлорохин, рекламой которого вопреки выводам эпидемиологов Трамп пытался прикрыть свои провалы в политике противодействия пандемии.

Но дело не только в лекарстве, чья эффективность в борьбе с Covid-19 подтверждается исследованием с сомнительными результатами.

По словам Брайта, ведомство систематически сталкивалось с давлением со стороны зятя Трампа Джареда Кушнера и фармацевтического консультанта Джона Клеричи в вопросах предоставления правительственных контрактов определенным частным компаниям. К примеру, “другу” Кушнера – на то время гендиректору Aeolus Pharmaceuticals.

Теперь же Брайт готов показать всем грязное белье минздрава и намерен дать показания в Конгрессе на следующей неделе. Если демократы успешно отработают эту историю непотизма и возможной коррупции, то смогут дать достойный ответ Трампу на кампанию против Джозефа Байдена.

То есть американского президента ожидает вполне вероятный Коронагейт. С 2017 г. Трамп пережил уже два “гейта” – “Раша-” и “Украина-“. И сейчас он прячет один из скелетов поглубже в шкаф, чтобы после 2020 г., по крайней мере “российское дело” не было камушком в его ботинке и позволило бы сосредоточиться на защите своих действий в борьбе с эпидемией.

Но то, какие методы для этого использует Белый дом, вызывает тревогу. Ведь вслед за отказом от обвинений в адрес Флинна, Трамп вполне может оформить и президентское помилование для бывшего главы его кампании и экс-советника Януковича Пола Манафорта. И сделать это либо под занавес каденции, либо уже в начале второго срока.

А что дальше? Как далеко Трамп готов зайти? Стоит ли ждать суда над Мюллером, Коми или над Нэнси Пелоси и конгрессменами, изучавшими под микроскопом действия президента и его окружения?

То, что Байдену придется несладко, – факт. Не сейчас, конечно. Сейчас Трамп ограничится медиатаками, потому как старт расследования во время гонки, перед голосованием, запустит и волну обвинений в проведении репрессий, в грубом и банальном, по лекалам откровенно авторитарных стран, политическом убийстве главного оппонента.

Хотя чем черт не шутит. Если ситуация будет скверной и Трампу уже нечем будет рисковать…

А из Овального кабинета, как показали последние три года, проще отбиваться от обвинений, казалось бы, в совершении самых серьезных проступков.

Кейс Флинна затрагивает и Украину. Не только потому, что он может быть признаком потепления в отношениях между администрацией Трампа и Кремлем. Но и по той причине, что общий настрой 45-го президента США, ведением им ныне игры без следования каким-либо правилам, означает также, что и Владимиру Зеленскому следует приготовиться к усилению давления в преследовании Байдена. 

Это если процесс еще не стартовал. Примем во внимание решение МВФ об ограничениях помощи Украине,  а также то, что спустя год после увольнения Мари Йованович, Трамп наконец-то публично озвучил имя ее преемника. Хотя о том, что президент выбирает между генерал-лейтенантом в отставке Китом Дейтоном и и. о. помощника госсекретаря Филиппом Рикером, сообщалось еще в декабре прошлого года.

Выбор пал не на Рикера, дававшего показания в Конгрессе в рамках “Украинагейта”, в ходе которых, в том числе неодобрительно отзывался о преследовании и увольнении Йованович.

Назначение нового посла, которое Сенат, скорее всего, одобрит, что доселе было одним предметов торга за подключение Украины к травле Байдена, свидетельствует о том, что определенный прогресс в переговорах уже мог быть достигнут. И “спрыгнуть” Банковой уже не получится.

Источник: Деловая столица


Поделитесь.