Как зять Мишустина попал в коррупционный скандал

Как пишет политический обозреватель Сергей Ильченко для «ДС», в российские верхи входят люди, разбогатевшие на незаконных операциях. Исключений нет, отчего попытка найти для витрины «честного премьера» и провалилась. Правда, Михаил Мишустин, как опытный налоговик, предпочел сам не владеть ничем — официально у него нет ни квартир, ни домов, ни земли. Зато его ближайшая родня в одной только России владеет недвижимостью на три миллиарда российских рублей — по ценам до нефтяного обвала.

Имущество семейства записано на жену Мишустина, двух его старших сыновей и сестру. На сестру Мишустина любит записывать свое имущество в России и ее муж, свояк Мишустина, Михаил Удодов.

Появление этой информации в публичном обороте вызвало некоторое неудобство в верхах, поскольку новый премьер должен был позиционироваться как «честный технократ», окруженный такой же под стать ему командой. Весьма вероятно, что в Кремле действительно пытались найти кандидатуру, с одной стороны, — преданную, с другой — наименее запятнанную в незаконных операциях, и что такая кандидатура в лице Мишустина и была найдена

Однако, поскольку на практике «наименее» не означает «совсем не», все вышло не очень убедительно.

Столкнувшись с необходимостью отмыть репутацию Мишустина, российские СМИ стали вводить в публичное обращение разные версии о происхождении богатства его семьи. Сначала через «КоммерсантЪ» была вброшена версия об удачных инвестициях, но она оказалась очень уж несостоятельной. Затем РБК опубликовал письмо управляющего партнера финансовой группы UFG Полины Герасименко о доходах Михаила Мишустина — в этой компании премьер работал в 2008-2009 гг. Версия UFG была подробно разобрана «Медузой», не оставившей от нее камня на камне.

Для нас в связи с этим представляет интерес история возникновения самой UFG. В 1994 г. бывший сотрудник Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Чарльз Райан, который консультировал петербургских чиновников по вопросам приватизации, то есть был тесно связан с тогдашним мэром города Анатолием Собчаком и с Владимиром Путиным в личиночной стадии, и бывший вице-премьер и министр финансов России Борис Федоров основали «Объединенную финансовую группу» (ОФГ), внутри которой была создана UFG Asset Management — фирма, управляющая активами. ОФГ была важным игроком на инвестиционном рынке, Федоров до 2008 г. представлял миноритарных инвесторов в совете директоров «Газпрома».

В 1998-м Федоров ненадолго стал руководителем Государственной налоговой службы, куда пригласил и своего знакомого Михаила Мишустина, дав старт его карьере госслужащего. За полгода до своей смерти, в 2008-м, Федоров позвал Мишустина и в UFG — тот как раз уволился с поста главы Федерального агентства по экономическим зонам.

И ОФГ, и UFG в нулевые и 2010-е годы были по частям проданы Deutsche Bank, хотя у основателей UFG остались некоторые фонды прямых инвестиций и недвижимости.

Итак, мы видим связку: бывший сотрудник ЕБРР Чарльз Райан — сохранивший все наработанные связи, российские «приватизаторы» — Deutsche Bank. И на выходе этой связки — UFG, пытающаяся спасти репутацию российского премьера.

Особенно тесно Мишустин взаимодействует со своим зятем, Михаилом Удодовым. На первый взгляд, Удодов не особо примечателен: он является основным акционером компании «Грибная радуга» по производству шампиньонов в Курской области, некоторое время занимался торговой недвижимостью в Москве, управляет торговым центром «У Речного» рядом со станцией метро «Речной вокзал» и комплексом «Атлас» в Одинцовском районе, а также владеет торгово-офисным центром «Гименей» и торговой галереей «Якиманка, 26». Построил бальнеологический курорт в Краснодарском крае за 130 млн руб. В конце прошлого года продал под застройку земельные участки в Москве группе компаний ПИК и MR Group, на каждом из них можно построить по 70 тыс. кв. м жилья.

В 2011 г. Удодов был причастен к делу о попытке ООО «ЭС-Контрактстрой» незаконно получить из бюджета более 1,87 млрд руб. под видом возмещения НДС, но все как-то заглохло.

Однако, помимо этого, Удодов входит в правление Евразийского трубопроводного консорциума (ЕТК), на 95% принадлежащего предпринимателю Александру Карманову, и поставляющего трубы большого диаметра «Газпрому» и «Транснефти». Forbes относит ЕТК к 200 крупнейшим частным компаниям России 2019 г.

Но и этим интересы Удодова не ограничиваются. Он скупал элитную недвижимость в Нью-Йорке и Праге, а с 2013 г. прокуратура немецкого Кобленца расследует дело о причастности Удодова к отмыванию денег через логистическую фирму VG Cargo в близлежащем аэропорту «Франкфурт-Хан». Об этом в начале марта сообщала швейцарская газете Tages-Anzeiger, а пресс-служба прокуратуры Кобленца подтвердила эту информацию в ответ на запрос DW в понедельник, 23 марта.

Немецкие следователи обнаружили связь VG Cargo с компаниями Удодова, зарегистрированными в Швейцарии. В связи с этим еще в 2013 г. швейцарская прокуратура изъяла банковские документы у 21 фирмы, связанной с Удодовым, но их направили в Германию только в конце 2018 г. из-за судебного разбирательства с подконтрольными Удодову компаниями.

Tages-Anzeiger также напомнила, что Удодов был фигурантом уголовного дела об отмывании денег и в Швейцарии. В 2007 г. принадлежащая ему фирма купила историческое здание в центре Цюриха за 37 млн швейцарских франков и отель на берегу Фирвальдштетского озера за 4 млн франков. Удодов якобы собирался вложить в гостиницу еще 45 млн франков, но его компания не приступала к работе несколько лет. При этом с 2007 по 2009 гг. через счета фирм Удодова, которые должны были заниматься модернизацией зданий, в банке Credit Suisse прошло $330 млн, происхождение которых осталось неясным.

Это обнаружилось в 2012 г., после чего Швейцария направила запрос в Генпрокуратуру России, но не получила ответа. Когда же Удодов продал здания, дело было закрыто. В этот раз, вероятно, расследование также будет замято — как минимум в силу политических соображений немецкой стороны. И, возможно, в результате некоего торга.

Итак, подведем итоги. Попытка Кремля подобрать на роль переходного премьера «непричастного технократа» оказалась не вполне удачной. Между тем Мишустин — именно переходной премьер, в задачу которого, среди прочего, входит некоторое улучшение имиджа России.

Тандем Мишустин — Удодов отлично показывает, как российский госаппарат спаян с частным бизнесом через родственные связи. Это, безусловно, уже новый, более высокого уровня тренд с разделением функций. Вороватый чиновник уходит в прошлое, на смену ему приходит «честный профессионал», который, естественно, не может отвечать за своих менее честных родственников.

Менее честные родственники российских «честных профессионалов» успешно и глубоко встроены в международный бизнес.

Все это в целом укладывается в схему, о которой я уже не раз писал: Путин намерен реструктурировать Россию, разделив ее на ТНК под управлением узкого круга космополитов, живущих на Западе, и на «внутреннюю» ретро-Россию в границах европейской части РФ до Урала, как тыла и ресурсной базы этой ТНК. Зауралье же Кремль по кускам сдаст Китаю, монетизировав прибыль от этих сделок, поскольку удержать его он не в состоянии.

Так вот, для формального управления этой «внутренней Россией» — формального, потому что реальные решения будут приниматься в правлении вынесенного на Запад ТНК, необходимы два типа фигур. Для внутреннего употребления — харизматичный «новый Сталин», а для контактов с Западом по экономическим вопросам — технократично-некоррумпированные «члены правительства» во главе с премьером. Типаж такого технократа-антикоррупционера Кремль и пытается сейчас обкатать на Мишустине, но все, как мы видим, идет не вполне по плану. Проблема в том, что найти доверенное лицо, непричастное к экономическим преступлениям, в России оказалось невозможным. Поскольку именно экономическая преступность и является главным системообразующим фактором РФЖиВ — Российской Федерации Жуликов и Воров.

NewsSky.com.ua


Поделитесь.