Миньсинь Пэй: Эпидемия коронавируса. Почему это произошло именно в Китае? Попытки китайского правительства сохранить свой имидж дались слишком дорогой ценой

Эпидемия нового коронавируса, начавшаяся в китайском городе Ухани, уже инфицировала более шести тысяч человек (в основном в Китае, но также и в других странах — от Таиланда до Франции и США) и убила более ста. Учитывая накопленную историю эпидемий в Китае, таких как тяжёлый острый респираторный синдром (SARS) и африканская чума свиней, а также явное понимание властями необходимости укреплять свои способности по реагированию на «важнейшие риски», как это вообще могло случиться?

Не стоит удивляться, что в Китае история повторяется. Для сохранения власти Компартии Китая приходится сохранять в обществе убеждённость в том, что всё идёт по плану. А это значит, что она вынуждена систематически скрывать скандалы и недостатки, которые могут негативно отразиться на имидже руководства КПК, вместо того, чтобы предпринимать необходимые меры реагирования.

Эта паталогическая секретность мешает властям быстро реагировать на эпидемии. Эпидемию SARS в 2002—2003 годах можно было поставить под контроль намного быстрее, если бы китайские чиновники, в том числе министр здравоохранения, не стали намеренно скрывать информацию от общества. Как только были приняты необходимые меры для профилактики и сдерживания эпидемии, её удалось поставить под контроль за несколько месяцев.

Судя по всему, Китай не выучил эти уроки. Хотя между нынешней эпидемией коронавируса и вспышкой SARS есть важные отличия (в частности, значительно возросли технические возможности по отслеживанию болезни), у них есть нечто общее, а именно — привычка КПК всё скрывать.

Не стоит удивляться, что в Китае история повторяется

На первый взгляд, правительство Китая выглядит, конечно, более подготовленным к этой новой эпидемии. Тем не менее, первый случай заболевания коронавирусом был зарегистрирован 8 декабря, а Уханьская муниципальная комиссия по здравоохранению опубликовала официальное заявление об этом лишь несколько недель спустя. В дальнейшем чиновники Уханя постоянно занижали серьёзность этого заболевания и сознательно старались ограничить освещение этих событий в прессе.

В официальном заявлении утверждалось, что ни один медицинский работник не был инфицирован, и что нет никаких данных, свидетельствующих о возможности передачи нового заболевания от человека к человеку. Комиссия повторила эти заявления 5 января, хотя к тому времени уже были подтверждены 59 случаев заражения. И даже после первой смерти, зарегистрированной 11 января, комиссия продолжала заявлять об отсутствии данных, что вирус может передаваться между людьми, и отрицала факты заражения медработников.

В этот критически важный начальный период об эпидемии практически ничего не сообщалось. Китайские цензоры старательно удаляли любые упоминания о вспышке из публичного пространства, а сегодня им это делать намного проще, чем во время эпидемии SARS, благодаря радикальному ужесточению контроля правительства над Интернетом, СМИ и гражданским обществом. Полиция преследовала людей, «распространявших слухи» о болезни.
Новое время
Поделитесь.