Павел Баев: Новый трюк Путина Россия надеется, что ей представится возможность извлечь выгоду из размолвок между ключевыми европейскими государствами

Кроме перетасовки российского правительства и поправок в Конституцию РФ, у президента России Владимира Путина в последние недели хватило времени лишь на то, чтобы заняться проблемами на Ближнем Востоке.

Он посетил Сирию и Турцию, устроил встречу с противоборствующими сторонами в Ливии, поучаствовал в берлинской конференции на тему гражданской войны в Ливии, а 23 января выступил в Израиле на церемонии, посвященной 75-й годовщине освобождения концлагеря Аушвиц. Эти встречи не помогли урегулировать конфликты, но прослеживалась явная попытка связать проблемы на Ближнем Востоке со стремлением к новому партнерству с лидерами Европы.

Путин встретился с канцлером Германии Ангелой Меркель в Москве, прежде чем отправился в Берлин, где у него были встречи с премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном и председателем Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен. Вдобавок он провел телефонный разговор с президентом Франции Эммануэлем Макроном. Кремль не считает, что НАТО станет выполнять инструкции президента США Дональда Трампа, который призвал к расширению роли организации на Ближнем Востоке (НАТО-Ближний Восток). Но Россия надеется, что ей представится возможность извлечь выгоду из раздора между ключевыми европейскими государствами, которые хронически не могут прийти к консенсусу в вопросе ближневосточных конфликтов.

Одна из главных целей российской политики в духе «разделяй и властвуй» — Польша, которую Кремль считает своим заклятым врагом. В конце прошлого года Путин начал эмоциональную кампанию по пересмотру истории Второй мировой войны, пытаясь стереть с России клеймо нападения на Польшу в 1939 году. Этот нарратив находит большую поддержку среди «патриотически» настроенной аудитории в России. Польшу настолько разъярило отрицание военных преступлений, что президент Анджей Дуда отказался от участия во встрече в Иерусалиме, где Путин выступал в качестве почетного гостя.

Одна из главных целей политики РФ в духе«разделяй и властвуй» — Польша

Европейцы поддержали позицию Польши, но при этом все еще стремятся к продолжению диалога с Путиным. Кремлю выгодно показывать Польшу в иррационально-«русофобском» свете — это шаг к изоляции её соседки, Беларуси(о её региональной важности Польша регулярно упоминает в ЕС). Россия все больше давит на Беларусь, пытаясь склонить её к более серьезной политической интеграции между ними, что вполне возможно приведет к довольно-таки недружескому захвату власти.

Церемония в Иерусалиме должна была продемонстрировать широкую международную поддержку Израиля, но в действительности к его политике множество европейских стран испытывают смешанные чувства, и Путин готов сыграть на этих опасениях. Сократив программу, он нашел время для встречи с президентом Палестины Махмудом Аббасом в Вифлееме. Хотя Путин и поддерживает тесные отношения с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, он все же откладывал решение о помиловании Наамы Иссахар — израильской туристки, приговоренной в России к 7,5 годам за контрабанду наркотиков. Видимо, щедрого подарка — исторической недвижимости(Александровского подворья), отданной Израилем Российской православной церкви — было недостаточно для того, чтобы завоевать расположение кремлевского лидера.

Нетаньяху использовал встречу в Иерусалиме для травли Ирана. Это всецело поддержал вице-президент США Майкл Пенс, но не европейские лидеры — и точно не Россия. Москва даже раскритиковала то, что Европа осудила возобновленное в Иране обогащение урана, а также притворилась будто условия Совместного всеобъемлющего плана действий все еще могут соблюдаться. Российские эксперты предсказывали вооруженные столкновения на Ближнем Востоке после американского ракетного обстрела, в ходе которого был убит иранский генерал Касем Сулеймани, и предвидели, что Москве будет выгодно сыграть роль посредника, но теперь им сложно объяснить деэскалацию напряженности. Больше всего Кремль встревожил рост антиправительственных протестов в Иране, ведь это доказательство того, что санкции США (направленные и на Россию) оказывают серьезное влияние.

Еще одна причина для тревог — это ослабление контроля над различными проиранскими ополченцами в Сирии, которые могут вернуться к своей местной повестке и частым трансграничным нападениям на Израиль. Пытаясь предотвратить возможную дестабилизацию, российские силы стали испытывать терпение оставшихся на американских позициях, чтобы заставить их уйти, а значит, обеспечить доступ к нефтяным месторождениям восточной Сирии режиму Башара Асада. Главная цель России — это захват провинции Идлиб, но Турция продолжает возражать, мешая военно-дипломатическим маневрам тщеславного министра обороны РФ Сергея Шойгу.

Москву застало врасплох решительное вступление Турции в ливийскую войну, чтобы поддержать осажденное правительство Фаиза Сараджа. Но теперь она ищет новое место для политических маневров, так как Россия никогда полностью не поддерживала бунтующего «полевого маршала» Халифа Хафтара. Сильная обеспокоенность Европы, особенно Италии, из-за вооруженного конфликта в Ливии, заинтересовала Москву, которая пытается подать свое вмешательство конструктивнее, чем оно есть на самом деле. Российские ставки в Ливии значительно ниже, чем в Сирии, где Путин увяз гораздо глубже, чем планировал в самом начале вторжения. Сейчас он предпочитает не задумываться о своих многочисленных приказах вывести войска. Берлинская конференция должно быть подтвердила его убеждение, что европейские государства никогда не посмеют развернуть своих миротворцев в Ливии и не станут инвестировать в это значительные ресурсы.

 Москва была бы рада серьезно взаимодействовать с Вашингтоном на Ближнем Востоке, но большинство шансов, за которые она пыталась ухватиться, не принесли результатов. Что привлекает Россию в диалоге с европейцами, так это то, что они не способны договориться о четком плане действий или помощи американскому курсу, который большинство из них считает слишком грубым и безрассудным. Но отправкой нескольких сотен наемников в Ливию или осуждением американской казни Сулеймани, Москва может привлечь к себе внимание в европейских столицах. Превратится ли это внимание в ослабление санкций — цель, которую преследует Кремль, используя все трюки из своего арсенала — это спорный вопрос и проблема для европейского единства. Путин руководствуется предположением, что союз безнадежно расколот, поэтому европейцам придется раз за разом доказывать ему обратное.
Новое время
Поделитесь.