Сергей Климовский: Ликвидация Сулеймани может стать прологом к революции в Иране В нынешней ситуации для «стражей революции» и аятолл открытая и прямая военная конфронтация с США вообще невыгодна. Она может в краткосрочной перспективе дать им позитивный эффект, но он быстро улетучится, а в среднесрочной перспективе может привести к восстаниям и революции в Иране

Число тех, кого обрадовала смерть генерала Сулеймани, явно выше тех, кто скорбит по нему. Уже вечером 3 января в нескольких городках Идлиба прошли праздничные шествия в связи с ликвидацией генерал-майора Касема Сулеймани, который был одной из самых зловещих фигур в иранской системе диктатуры мул. Причина – Сулеймани сделал очень много для сохранения диктатуры Асада и БААС в Сирии. Естественно, что для огромного числа сирийцев его смерть – это хорошая новость.

Для иракских курдов это тоже прекрасная новость. Осенью 2017 г. Сулеймани лично руководил вторжением иранского Корпуса стражей революции и иракского шиитского ополчения в Курдистан после референдума о его независимости. Агентура Сулеймани в руководстве Патриотической партии Курдистана сделала тогда всё для дезорганизации сопротивления курдов.

Для израильтян это замечательная новость, хотя и повод привести ЦАХАЛ в состояние повышенной боеготовности. Для Саудовской Аравии, Объединённых арабских эмиратов и Катара это просто бальзам на душу. Как и для тех в Йемене, кто воюет с хуситами. Для противников Хезболлы и иранского влияния в Ливане это чудесная новость.

В Ираке, по словам Майка Помпео, люди танцуют на улицах, радуясь, что генерала Сулеймани больше нет. В Ираке его ненавидели не только курды, но также суниты и многие другие группы населения. Среди иракских шиитов отношение к Сулеймани тоже было разным.

В самом Иране смерть Сулеймани тоже причина для радости для многих, которую пока они вынуждены скрывать.

Прежде всего, для курдов, белуджей и других национально-освободительных движений, которые подавлял Сулеймани. Для противников диктатуры мул, ратующих за возврат Ирана к статусу светского государства, и за прекращение им экспансионистской внешней политики, это тоже праздник. Исчезла одна из сильных и ключевых фигур системы. Для иранской партии реформаторов это не только причина для радости, но и для усиления своего давления на партию консерваторов, понесшую столь большую утрату.

Сама по себе смерть Сулеймани вряд ли вызовет сразу стихийные выступления в Иране, подобные тем, которые были в 1953 г. в ГДР и в Польше как реакция на смерть Сталина. Но будет иметь дальнее следствие каким стало венгерское восстание 1956 г. Очень многое сейчас будет зависеть от действий иранского руководства и борьбы в нём партий реформаторов и консерваторов. Если консерваторы попытаются организовать акции мести за Сулеймани, о которых они сейчас говорят, то высока вероятность, что это обернётся против них самих.

Трамп, отдав приказ о ликвидации Сулеймани, послал очень чёткий сигал: «Товарищи диктаторы, умерьте свои аппетиты».

Это касается не только иранских аятолл, но также Мадуро и обитателей Кремля. Грусть Кремля по Сулеймани вполне понята, – Лавров 30 декабря принимал в Москве главу МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа и провёл с ним совместную пресс-конференцию. Договорились дружить против США и разумеется, об экономическом и культурном сотрудничестве, как обычно. Но 3 января появилась новость о смерти Сулеймани, и теперь открытое и плотное сотрудничество с Ираном для Кремля сильно осложняется. Не удивительно, что всё ведовство Лаврова взгрустнуло.

США в период войны с ИГИЛ в Ираке весьма плотно сотрудничали с Сулеймани и его спецслужбой. Поэтому он и передвигался свободно по Ираку. С шиитским ополчением Ирака у США вообще были замечательные отношения. США снабжали их оружием, снаряжением, деньгами и американские военные говорили с уважением об их высокой боеспособности. На вербовку Сулеймани ополченцев в ряды проиранских организаций и его интриги спецслужбы США до поры до времени смотрели сквозь пальцы, понимая, он делает свою работу.

Всё изменилось после попытки навербованных им ополченцев в организацию «Катаиб Хезболла» атаковать военную базу США на границе Ирака и Сирии. По этой иракской «Хезболле» нанесли упреждающий авиаудар, в результате которого погибло 25 её бойцов и 61 получил ранения. Правительство Ирака не возражало против этого. У армии Ирака уже два года натянутые отношения с шиитским ополчением, которое де-факто стало чем-то вроде частной армии отдельных политиков. Если Сулеймани смирился бы с провалом этой своей спецоперации, то был бы жив.

Но он поднял планку противостояния – отдал команду «Катаиб Хезболле» о штурме посольства США в Багдаде. Более того, лично полетел руководить им. Вот этого США ему уже простить не могли, тем более, что в Ираке с 26 декабря начался политический кризис после того как его президент Бархам Салех объявил, что хочет уйти в отставку, поскольку парламент не достиг консенсуса по кандидатуре нового премьер-министра от доминирующего шиитского блока «Аль-Бинаа». Через три дня эти разборки дополнились штурмом посольства США, а затем информацией о прилёте Сулеймани в Багдад. В Белом доме решили не допустить роста эскалации в Ираке и в ночь 3 января ликвидировали Сулеймани как её источник.

Похождениям генерала, обещавшего уничтожить США, и объявленного ООН террористом пришёл конец.
Возможности аятолл и «стражей революции» реализовать свои угрозы о мести за него сильно ограничены технически и политически. Они вряд ли решатся приказать иранской армии вторгнуться в Ирак, чтобы убить находящихся там 5-6 тыс. американских военных. Вторая ирано-иракская война может стать толчком к революционным выступлениям в самом Иране. Организация атак на места дислокации военных США в Ираке, вроде той, что планировал Сулеймани, дело не быстрое, и в целом бессмысленное. Теракты в США и в других странах тоже лишь ухудшат имидж Ирана и усилят его изоляцию.

Целесообразность и эффективность таких возможных действий Тегерана под большим вопросом. Тем более, что перед выборами Трампа вообще лучше не трогать и не дразнить. Перед выборами он будет стремиться демонстрировать решимость и способен на многое. Сенатор от Демпартии Тим Кейн совсем не случайно уже вечером 3 января внёс проект резолюции, запрещающей президенту вести военные действия с Ираном без согласия Конгресса.

В нынешней ситуации для «стражей революции» и аятолл открытая и прямая военная конфронтация с США вообще невыгодна. Она может в краткосрочной перспективе дать им позитивный эффект, но он быстро улетучится, а в среднесрочной перспективе может привести к восстаниям и революции в Иране. Поэтому очень вероятно, что официальный Тегеран ограничится лишь грозной риторикой и в нескорой перспективе каким-нибудь диверсиями, но не будет доводить ситуацию до большой конфронтации.

Однако к северу от Ирана есть большое государство, где живут добрые люди, которые очень любят организовывать войны по всему миру и которым очень хочется, чтобы все покупали нефть только у них. Эти «добрые люди» способны на многое, в том числе и на организацию диверсий как против США, так и против Ирана, чтобы повысить градус.

Очень похоже, что эти «добрые люди» из Москвы уже в полночь 4 января устроили такую атаку дронов на северной окраине Багдаде на автоколонну шиитского ополчения, в результате чего погибли 6 медиков и сопроводили её слухом, – это сделали США.

Полковник Майлс Кэггисон, пресс-атташе штаба операции «Непоколебимая решимость», которую США проводит в Ираке и в Сирии, оперативно заявил: никаких авиаударов в этом районе мы не проводили».

Действительно, если штаб всё ночь на 3 января был на иголках и охотился за Сулеймани, то он явно не мог планировать на конец дня ещё один авиаудар по неким безвестным командирам в целом дружественного США ополчения, и вместо них попасть по колоне медиков. В условиях осаждённого посольства для США планировать и проводить такую спецоперацию, тем более в Багдаде, и через 20 часов после ликвидации Сулеймани, – это верный способ лишь навредить себе. Можно в чём угодно винить США, но только не в отсутствии здравого смысла.

Москва слишком поспешила с этой операцией по убийству медиков, чтобы поднять градус антиамериканских настроений в Ираке. Наиболее вероятно, это была плановая операция, которую она не стала отменять из-за ликвидации Сулеймани, – не один он стремился дестабилизировать ситуацию в Ираке.

Убийство медиков должно было стать новым катализатором для атак на посольство США и основанием парламенту Ирака принять решение о нежелательности дальнейшего пребывания их военных в стране. Теперь следует ждать новых спецопераций Кремля с авиаударами США по Ирану и Ирана по США. Для Москвы стравливание США и Ирана выгодно также тем, что может позволить ей перекупить Хезболлу в Ливане. Уже сейчас сложно сказать, чьих денег больше вложено в Хезболлу – Тегерана или Москвы. Для Москвы очень заманчиво стать единственным хозяином Хезболлы, которая явно более боеспособное формирование, чем обленившиеся палестинцы, что выявила война в Сирии. Ослабить иранское влияние на свиту Асада тоже в интересах Москвы, и он сделает всё возможно для эскалации американо-иранского конфликта.

Facebook
Поделитесь.