Милан Лелич: Турецкий удар: что происходит в Сирии и как это отразится на Украине Решение Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии и последовавшее за этим вторжение Турции в эту страну глобально выгодно прежде всего России и лично Владимиру Путину. Что происходит сейчас в Сирии и какие выводы из поведения американского президента стоит сделать Украине?

Под самый конец 14-часового пресс-марафона у Владимира Зеленского спросили о его отношении к начавшейся накануне военной операции Турции “Источник мира” на территории северной Сирии. Зеленский, как показалось, не до конца понял этот вопрос, а потом и вовсе вернулся к ответу на предыдущий – относительно Крыма и перспектив его возвращения.

В итоге, сирийские события, за которыми сейчас следит весь мир, так и остались без оценки президента Украины. Да и в целом, на происходящее в Сирии украинцы обращают внимание крайне редко, обычно тогда, когда находящиеся там российские войска попадают в очередную передрягу. Этот подход ошибочен хотя бы потому, что события в Украине и Сирии являются частью одной большой геополитической игры, которую ведут США, Россия, Евросоюз и ряд игроков поменьше.

И главным бенефициаром происходящего сейчас в этом регионе оказался российский президент Владимир Путин. А поведение его американского коллеги Дональда Трампа в этой истории может дать украинцам хорошую почву для выводов.

Для начала стоит напомнить о том, какая расстановка сил сложилась в Сирии на данный момент. Невнимательно следящему за тамошними событиями зрителю многолетняя сирийская гражданская война может показаться бесконечной: с десяток крупных игроков и много десятков мелких группировок объединились между собой в причудливые альянсы, годами враждующие без особого прогресса.

На самом же деле, ситуация в Сирии сейчас стала гораздо более понятной, чем несколько лет назад, и до начала турецкого вторжения линии фронта относительно стабилизировались. Наводивший ужас на весь цивилизованный мир ИГИЛ был фактически разгромлен к марту этого года, потеряв все подконтрольные территории.

Сирию можно условно поделить на четыре зоны контроля. Большая часть страны оказалась под властью официального Дамаска. Именно президента Башара Асада можно назвать промежуточным победителем гражданской войны. Он сумел переломить в свою пользу неудачно складывавшийся ход боевых действий, в том числе благодаря помощи от России.

Северо-западную провинцию Идлиб контролируют различные антиправительственные группировки, основную массу которых составляют исламские радикалы-джихадисты. Территории севернее, вдоль границы с Турцией – этнические земли курдов, заняли протурецкие боевики и регулярные турецкие войска. Наконец, весь северо-восток страны находится под контролем курдских сил, провозгласивших автономию, де-факто – самоуправляемость.

Курдов называют самой многочисленной в мире нацией, у которой нет своего государства. Их численность – не менее сорока миллионов человек, в основном проживающих в Турции, Сирии, Ираке и Иране. Иракские курды имеют автономию с 1991 года, в 2017-ом там прошел референдум о независимости, положительные результаты которого не признала центральная власть страны. Сирийские курды, опираясь на помощь США, смогли отвоевать свои земли у правительственных сил и ИГИЛа, в общем разгроме которого они сыграли одну из ключевых ролей.

Подобная ситуация изначально не устраивала турецкую власть, которая уже проводила две интервенции на территорию Сирии и взяла под свой контроль часть территории страны. Официальная Анкара боится, что появление на территории Сирии независимого курдского государства может стимулировать курдский сепаратизм на территории самой Турции, где курды составляют до одной пятой всего населения – около 15 миллионов человек.

Турецко-курдский конфликт длится уже около века. С 1984 года происходят вооруженные столкновения разного масштаба и интенсивности между правительственными силами и Рабочей партией Курдистана, признанной террористической организацией в самой Турции, США и Евросоюзе.

Разрыв связей между турецкими и сирийскими курдами и нейтрализация последних были официально названы Анкарой главными целями операции “Источник мира”. 6 октября между Дональдом Трампом и турецким президентом Реджепом Эрдоганом состоялся телефонный разговор. На следующий день американский президент заявил о выходе из Сирии американского военного контингента.

“Настало время нам выйти из этих бесконечных войн и вернуть наших солдат домой”, – написал Трамп в своем Твиттере, вызвав острую критику как со стороны демократов, так и однопартийцев-республиканцев. Они обвинили американского лидера в фактическом признании поражения в сирийской войне (в которой США боролись против Башара Асада) и предательстве союзников-курдов.

В американском медиа-пространстве эта тема даже несколько потеснила продолжающуюся историю с импичментом Трампа из-за его телефонного разговора с Владимиром Зеленским.

Тем временем, 9 октября Эрдоган объявил о начале операции “Источник мира”, турецкая армия и протурецкие боевики начали вторжение на подконтрольные курдам территории Сирии. Заявленная турками задача – создание вдоль турецко-сирийской границы “зоны безопасности” глубиной в 30 километров на сирийскую территорию и ее зачистка от курдских вооруженных формирований.

Туда же Эрдоган обещает переселить 3 миллиона сбежавших в Турцию сирийских беженцев. Параллельно турецкий президент решает и внутриполитические задачи, используя концепцию “маленькой победоносной войны” для поднятия собственного рейтинга на фоне недавних провальных местных выборов в стране.

У оставшихся без американской помощи курдов было немного вариантов действий. В открытом противостоянии с турецкой армией, которую считают второй по боевому потенциалу в НАТО (после американской) у них шансов быть не могло. О компромиссе с турками речь также не шла, наоборот, в мире заговорили об опасности этноцида на захваченных курдских землях. Потому курды обратились за помощью к официальному Дамаску, тем самым фактически отказавшись от надежд на свою государственность и даже широкую автономию в Сирии.

Пока курды из последних сил отбивались от наступающих турков, сдавая один населенный пункт за другим, на их территорию в спешном порядке зашли силы сирийского правительства. А вместе с ними – и российские военные. По сути, Москва стала главной внешней силой в регионе вместо США, которая должна была не допустить открытого столкновения между сирийской и турецкой армиями. А в дальнейшем – сыграть ключевую роль в мирном урегулировании конфликта.

Но покамест в Турцию со срочным визитом прибыл вице-президент США Майк Пенс. По итогам его переговоров с Эрдоганом в зоне конфликта стороны договорились о пятидневном перемирии. За это время курдские вооруженные формирования должны быть выведены из 30-километровой “зоны безопасности” вдоль границы.

В любом случае, для глобальной политики промежуточный итог этого конфликта очевиден – главным его бенефициаром стала Россия и лично Владимир Путин. Ведь именно благодаря его поддержке Башар Асад, находясь в крайне тяжелой ситуации, фактически полной изоляции от всего цивилизованного мира, смог удержаться у власти и почти вернуть контроль над территорией своей страны.

В то же время американская администрация резким уходом с поля боя показала всем силам в ближневосточном регионе и не только, что на Вашингтон полагаться нельзя. По крайней мере, пока в Белом доме правит Дональд Трамп, не обращающий никакого внимания на протесты демократов и республиканцев, и даже на позицию нижней палаты Конгресса, осудившую его действия в Сирии.

При этом сам Трамп, с одной стороны, публично угрожал “уничтожить турецкую экономику”, если Турция в своих действиях в Сирии “выйдет за рамки”, а в письме к Реджепу Эрдогану призывал того “не быть дураком”. С другой стороны, американский президент заявил, что Рабочая партия Курдистана “во многих отношениях – большая террористическая угроза, чем ИГИЛ”.

Введенные после начала вторжения американские санкции также никоим образом не могли “уничтожить турецкую экономику”. Зато сразу после объявления перемирия Трамп поблагодарил Эрдогана в своем Твиттере и заявил о “спасении миллионов жизней”.

Еще один бонус для Москвы в этой истории – серьезный конфликт внутри НАТО, ослабление которого является чуть ли не главной стратегической задачей Путина уже много лет. Ряд стран-членов Альянса, в том числе Германия и Франция, из-за событий в Сирии заморозили поставки вооружений в Турцию.

Спикер Европарламента Давид Сассоли призвал официально приостановить переговоры о вступлении Турции в ЕС (которые, впрочем, и так не ведутся уже много лет). Таким образом, Анкару, фактически, подталкивают к более тесному союзу с Москвой – Эрдоган уже вскоре собирается посетить РФ с визитом. А Россия может это использовать, в частности, для давления на Турцию в вопросе Крыма.

Но главный вывод для Украины из происходящего – Соединенные Штаты не смогут быть гарантом нашей безопасности и не будут защищать наши интересы при нынешней администрации, в частности, при обсуждении будущего Донбасса. “Мы будем сражаться там, где это приносит нам пользу”, – прокомментировал Трамп происходящее в Сирии. Это вполне применимо и к Украине.

За последнюю неделю американский лидер очень ярко продемонстрировал свой подход к геополитическим вопросам – никаких принципов и обязательств, сугубо прагматичный интерес. Как, например, в расследовании дел против своего политического конкурента Джо Байдена, к чему он пытался склонить украинского президента. Если Трамп такого интереса не видит, помогать другим странам он тоже не будет, внутриамериканская повестка для него гораздо важнее.

“Мы в семи тысячах миль от них (курдов)!” – заявил Трамп 14 октября. От Украины до США ненамного ближе.

facenews
Поделитесь.