Сергей Климовский: Москва вместо праздника получила болт Президент Беларуси передумал объединяться с Россией

Москве опять обломали празднование окончательного и бесповоротного поглощения Беларуси. Обычно таким обламыванием и уже больше 20 лет занимается сам Александр Лукашенко, но на этот раз компанию ему составил Джон Болтон, внезапно прилетевший в Минск 29 августа.

Визит Болтона в Минск – сенсация тройная.

Во-первых, столь ответственные и уполномоченные представители Белого дома в Беларусь давно не прилетали. Во-вторых, его прилёт в прямом смысле обломал Кремлю долгожданный праздник поглощения Беларуси.

Российские СМИ 25 августа дружно анонсировали на 27 августа эпохальное событие: в этот день премьер-министр Беларуси Сергей Румас должен был представить и согласовать с Лукашенко окончательный план её так сказать “интеграции” с РФ, написанный вместе с москалями. О том, что такой план уже есть и расписан он в деталях, рапортовал 9 августа Максим Орешкин, продвиженец ФСБ, который в правительстве Дмитрия Медведева ни за что конкретно не отвечает, а занят составлением глобальных планов и прожектов. Можно сказать, что в правительстве РФ появилась вполне официальная должность “кремлёвский мечтатель” и её отдали Орешкину, которого некоторые группы в ФСБ видят преемником Путина. Поэтому они и сам Орешкин особо заинтересованы, чтобы многолетняя мечта о поглощении Беларуси стала былью, и при непосредственном их участии в процессе.

Джон Болтон

Для Орешкина это верный шаг к президентству. Аналогия – премьер Путин усмирил Чечню, министр Орешкин присоединил Беларусь, возникает вполне естественно. На неё работает и весь общий имидж Орешкина – экономист-аналитик, который точно знает, как вывести Россию из тупика и поднять всеобщее благосостояние. Под это Орешкину вполне целенаправленно создают имидж парня, который точно знает, как сделать, чтобы нефть опять была по 150 баксов за бочку, или найдёт ей заменитель. В любом случает, Орешкин – это тот парень, который если станет президентом, то у России снова будет много лёгких и шальных денег.

Такой имидж для Орешкина диктуется общей ситуацией в РФ, где опять идёт конкурс на тему, как им обустроить Россию. Как обычно в этом конкурсе доминируют две группы. Одна – коммунисты и аффилированные с ними политики типа Грудинина, а также целая толпа дипломированных экономистов, гневно вопрошающих у Кремля и путина: зачем вы порушили, гады, Советский Союз, отменили плановую экономику и лишили государство монополии на неё? Другая группа представлена либералами-рыночниками, наследниками Гайдара и Чубайса, которые не менее гневно вопрошают у Кремля и Путина, что же, вы сволочи, всех зажали и всё зарегулировали по самое не могу?

Фактически РФ опять вернулась к бессмысленному спору о плане и рынке конца 1980-ых и 1990-ых, но с той разницей, что коммунисты теперь в оппозиции, а не у власти, и поэтому могут позволить себе ругать Кремль, который, по их утверждению, захватили либералы. Но либералы не ощущают себя хозяевами Кремля, жалуются, что там их не слушают, и намекают: правительство обращается с экономикой по заветам коммунистов, а их гнобит.

Кремлю долго со второго президентского срока Ельцина удавалось изображать из себя “золотую середину” между двумя такими крайностями, но сейчас позолота осыпается толстыми слоями и с этим надо что-то делать.

Подновление позолоты и остановку процесса её осыпания возложили на Орешкина. В исполнении этой миссии ему должно помочь присоединение Беларуси к РФ. Причём не так реально, как виртуально, поскольку умные люди в Кремле вполне отдают себе отчёт, что никакого экономического прорыва не произойдёт. Слишком невелика и слишком самобытна экономика Беларуси, чтобы её поглощение позитивно сказалось на экономике РФ. Зато из этого процесса можно извлечь целый ряд информационных полезностей, типа – объединимся с Беларусью, и сразу заживём всей Россией по-человечески на зло Украине и США. На волне от поглощения Беларуси также можно успешно провести Орешкина в президенты, переписать конституцию так, чтобы оставить Путина опять на два срока, и ещё много чего на таком основании можно придумать занятного.

Если с экономической точки зрения для РФ присоединение к ней Беларуси ничего в целом существенно не прибавляет и не убавляет, то в информационном и политическом аспектах открывает самые разнообразные окна и форточки возможностей для поговорить.

Так что, у Орешкина и его команды, а также у их покровителей в Кремле, есть веские причины жёстко прижать Лукашенко к тёплой стенке и заставить его сделать так, чтобы из виртуального “союзного государства”, наконец, высунулось нечто материальное, что можно взять в руки и подержать. Желательно, чтобы это нечто ещё имело бы приятый вкус и цвет.

Полгода всё шло вроде как хорошо и в нужном направлении, а конец августа вообще обещал быть для Кремля приятным на “белорусском фронте”. Полгода Кремль как мог обхаживал и давил на Лукашенко, и вот 9 августа Орешкин объявил: план “интеграции” согласован с белорусами не только в целом, но и в деталях. Румас 23 августа подтвердил это из Минска на пресс-конференции, где сообщил: достигнуто соглашение о слиянии РФ и Беларуси по формуле “Две страны – одна экономика”. Это живо напомнило китайское поглощение Гонконга по формуле “Одна страна – две системы”, поскольку гонконгцы как раз протестовали против её нарушений Пекином. Премьер-министр Беларуси раскрыл и детали – соглашение состоит из 26 “дорожных карт” и 66 пунктов. Для их запуска нужна только политическая воля Лукашенко.

Кремль через два дня после пресс-конференции Румаса уполномочил ТАСС сообщить, что 27 августа политическая воля Лукашенко, наконец, проистечёт на все 26 “дорожных карт” и даст им “зелёную улицу”. Источником этой информации ТАСС указало Румаса, который 27 августа должен был получить подпись Лукашенко на данных “картах”. Эту новость дружно разнесли российские СМИ и в РФ всё замерло в ожидании праздника 27 августа. В перспективе день 27 августа можно было бы отмечать как день объединения Беларуси с РФ и перебить аллюзию конца августа с путчем ГКЧП и роспуском СССР. В Москве просто поведены на символизме, нумерологии и прочей эзотерике, почему Румас и должен был прийти к Лукашенко за подписями именно в этот день.

Но в Минске решили иначе. Лукашенко принял Румас с докладом, но спросил у него не об объединении с РФ, а о том, сколько потратили из бюджета на спортивное мероприятие – Европейские игры, проходившее в июне в Минске. Первые Европейские игры прошли в 2015 г. в Баку, теперь вторые – в Минске. Лукашенко расходы одобрил и рекомендовал в будущем тоже участвовать в Европейских играх. Поинтересовался у Румаса, чем там надо помочь Украине, а то Зеленский просил чем-то помочь, но я запамятовал чем, напомните. Румас не знал, чем надо помочь Украине, но пообещал выяснить, помочь и доложить.

Вот так славненько пообщались 27 августа Лукашенко с Румасом, даже не вспомнив об эпическом объединении с Россией и её “дорожных картах”. В Минске не только тонко потроллили Москву темой Европейских игр и помощи Украине, но и обломали праздник, дату которого она сама назначила.

Никаких официальных известий о том, что Лукашенко 27 августа подписал план по объединению с РФ не появилось. Вместо этого появилась новость о неожиданном визите Болтона в Минск. Образно говоря, Москва вместо праздника получила болт и Болтона с шлейф вопросов, зачем он прилетает в Минск, и почему об этом не знаю МИД РФ и ФСБ. Похоже, ФСБ и МИД узнали о приезде Болтона из СМИ и последними, чем были сильно огорчены.

В результате родили третью сенсацию из приезда Болтона в Минск. Советник Трампа ещё не доехал до Минска и находился 28 августа в Киеве, а компетентные журналисты уже интересовались у Пескова, что он думает о переговорах белорусов с США о закупке американской нефти вместо российской. Песков, похоже, думал о чём-то другом, а не об этом, и милостиво разрешил белоруса покупать нефть в США, поскольку Беларусь – это суверенное государство.

Обозреватель
Поделитесь.