Виталий Портников: Россию — в G8. А что же тогда с Крымом? Предложить Путину вернуться — это одно. А вернуть Путина за стол на равных с мировыми лидерами — совсем другое

Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп говорит о целесообразности участия России в формате, который до ее исключения из престижного клуба назывался «Большой восьмеркой», а теперь возвратился к своему привычному формату —​ «семерки».

Президент Франции Эммануэль Макрон утверждает, что возвращение его российского коллеги Владимира Путина в клуб возможно только после нормализации ситуации в Украине. Возможно, что такой же позиции будут придерживаться и другие участники саммита«Большой семерки», который вскоре пройдет во французском Биаррице. Без их согласия никакого возвращения Владимира Путина в «восьмерку» не состоится. А для согласия нужно единогласие. В прошлом году, когда Дональд Трамп тоже говорил о возвращении России, его поддержал один лишь премьер Италии Джузеппе Конте. Сейчас мы знаем, что, по крайней мере, в Лондоне и Берлине не собираются соглашаться с расширением формата «семерки». Так что разговор Трампа и Макрона —​ это, думаю, всего лишь разговор Трампа и Макрона. Не более того. Но и не менее.

Потому что необходимо понять, что же именно руководители США и Франции могут понимать под нормализацией. Сегодня главная тема мировых дискуссий, связанных с урегулированием ситуации в Украине, — это прекращение войны на Донбассе, возобновление встреч на высшем уровне руководителей стран «нормандского формата», восстановление территориальной целостности Украины на материке. И тут — по крайней мере, у западных лидеров и у нового украинского президента — есть определенные надежды. Пусть даже условия, которые продолжает выставлять для урегулирования Владимир Путин, позволяют охарактеризовать эти надежды, думаю, как иллюзии.

Возникает следующий вопрос: а что же тогда с Крымом?

Но возникает следующий вопрос: а что же тогда с Крымом? Ведь решение об исключении России из «восьмерки» принималось на фоне аннексии украинского полуострова. «Большая семерка» — не просто клуб, в который входят лидеры ведущих экономик мира. Это еще и объединение демократических лидеров. Именно поэтому в свое время президент России Борис Ельцин получил приглашение присоединиться к «семерке», а вопрос об участии в клубе лидеров Китая никогда даже и не рассматривался. И это при том, что на момент приглашения Ельцина Россия на фоне других участников клуба выглядела самым настоящим экономическим карликом, лилипутом на собрании великанов. Но западные лидеры решили выдать Кремлю аванс.

Именно поэтому возникает целый ряд вопросов. Готова ли даже в будущем«Большая семерка» смириться с тем, что одна из стран, представленных в клубе, демонстративно нарушает международное право? Как быть с Крымом и санкциями за Крым? И если лидеры ведущих стран мира придут к выводу, что Владимиру Путину все дозволено — лишь бы он участвовал в дискуссиях наравне с ними — то почему нельзя пригласить к таким дискуссиям лидеров Китая и Индии? Ведь это — действительно ведущие экономики мира, от развития и «здоровья» которых, без преувеличения, зависит будущее всего человечества. А Индия, к тому же, является крупнейшей мировой демократией. И при всех издержках этой демократии, сегодня в Индии ее очевидно побольше, чем в России.

На эти вопросы руководители стран-участниц «семерки» будут отвечать не только друг другу. В любом случае дискуссии о возвращении России будут перенесены в политическую плоскость, уверен, станут частью общественных дискуссий и предвыборных кампаний. Вот почему предложить Путину вернуться — это одно. А вернуть Путина за стол на равных с лидерами США, Канады, Великобритании, Германии, Франции, Италии и Японии — совсем другое.

Крым.Реалии
Поделитесь.