Леонид Бершидский: Идея купить Гренландию не безумна Остров, может, и не продается, но Трамп, сам того не зная, поднял очень интересный вопрос

Бывший премьер-министр Дании Ларс Лёкке Расмуссен назвал идею президента США Дональда Трампа о покупке Гренландии, суверенной датской территории, несвоевременной первоапрельской шуткой. Возможно, идея Трампа нелепа(и невозможна), но это не означает, что нет смысла задуматься о возрождении рынка суверенных территорий, который когда-то и сделал Америку великой.

Кроме покупки Луизианы у Франции, Флориды у Испании, Аляски у России и большой части своего Юго-Запада у Мексики, США почти купили Гренландию и Исландию в 1860-х годах. Идея заключалась в том, чтобы окружить Канаду американской территорией и таким образом убедить ее присоединиться к США.

Но время для ухаживаний за Канадой быстро прошло, и США признали суверенитет Дании над Гренландией в 1917 году, после покупки Виргинских островов, в то время датской колонии. Вскоре самый большой остров в мире вновь обрел стратегическую важность для США, на этот раз в качестве базы для военной авиации во время Второй мировой войны. Появление атомной бомбы повысило стратегическое значение Гренландии. До появления ракет было особенно важно иметь базу для бомбардировщиков возле вражеской границы, и Гренландия была достаточно близка к СССР, чтобы США могли угрожать всей европейской части России. Также она была идеальной базой для разведывательных полетов.

Стратегическая значимость Гренландии вновь растет

США вновь попытались купить Гренландию, но выдвинутое в 1946 году предложение осталось без ответа, хотя в то время на острове проживало лишь 600 датчан. Как оказалось, Америке не нужно было покупать остров. Создание НАТО, одним из членов-основателей которого является Дания, и двустороннее соглашение о безопасности 1951 года позволило США получить желаемое военное присутствие в Гренландии.

Теперь страна использует свою авиабазу Туле как часть системы раннего предупреждения в случае ядерного удара России. Но стратегическая значимость Гренландии вновь растет. Благодаря недавнему усилению военного и гражданского присутствия в Арктике, Россия опережает США. Большее, чем просто база Военно-воздушных сил США в Гренландии, присутствие США в регионе помешало бы России закрепить контроль над Северным морским путем и объединить усилия с Китаем для его монополизации. Кроме того, глобальное потепление и быстрое таянье льда в Гренландии облегчит доступ к её богатым природным ресурсам.

Словом, у США больше оснований желать себе Гренландию, чем просто из-за тщеславия Трампа или всех полей для гольфа, которые он мог бы там построить после таяния ледников.

Если идея покупки Гренландии США все еще кажется диковинной, то это лишь потому, что сейчас земельные сделки между государствами происходят намного реже. Недавние примеры малоизвестны. Крохотная страна Кирибати, которой угрожает поднятие уровня океана, купила 5500 акров земли у Фиджи в 2014 году за 9 миллионов, надеясь, что проживающие там 100 тысяч жителей смогут переехать, когда их родные атоллы станут непригодными для жизни. Другая страна, Тувалу, тоже имеет подобные планы. Но здесь не идет речь о передаче суверенитета. Если народам Кирибати и Тувалу придется переехать, у них не будет собственного государства. Они станут жителями Фиджи.

https://www.youtube.com/watch?v=n-B0_lDNg9A

Легко представить другие ситуации, в которых организованный рынок суверенных территорий мог бы быть полезен. В опубликованной в 2017 году работе два профессора права из Университета Дьюка, Джозеф Блохер и Миту Гулати, исследовали, что потребуется для создания подобного рынка и какие проблемы он может решить. Они считают, что в современном международном праве нет ничего, что мешает странам уступать и приобретать территорию, как им заблагорассудится, если эта передача не принудительна.

Причина, по которой такие сделки больше не заключаются, полагает в том, что в современном мире суверенитет принадлежит народу. Покупать и продавать людей вместе с территорией — это устаревшая идея. Но, по словам Блохера и Гулати, если учесть мнения населения, это может изменить ситуацию.

Возьмем Фолклендские острова, за которые Великобритания соперничала с Аргентиной в 1980 годах. Аргентина до сих пор желает получить их, но 3400 местных жителей проголосовали за то, чтобы оставить гражданство Соединенного Королевства. И Великобритания тратит около 100 миллионов долларов в год на непрерывное военное присутствие на этих островах. «Но что, если Аргентина предложила бы островитянам около 1 миллиона долларов за согласие с этими изменениями?» — пишут Блохер и Гулати. В таком случае даже самой Великобритании было бы экономически целесообразно сделать подобное предложение.

Они предлагают изменить международное право так, чтобы «родительские нации» не могли запретить региону отделиться, но имели право на компенсацию за потерянную территорию. Конечно, на этот план можно ответить множеством разумных возражений. Предложение территорий на продажу ограничено, волю народа не так уж и просто определить, и возникает вопрос, как можно оценить местность. Украина, например, не продала бы Крым России ни за какие деньги, а легитимное голосование граждан провести непросто, как показал проведенный Россией «референдум» в 2014 году.

Возможно, это не самая хорошая идея — позволить богатым странам покупать территории у бедных (у них есть методы, чтобы убедить жителей голосовать) и превращать их в колонии. Решение, которое предложили Блохер и Гулати — выдача национального гражданства на приобретённых территориях — почти ничего не изменит. Население Пуэрто-Рико, например, имеет гражданство США, но они не наслаждаются американским уровнем жизни.

Гренландия, конечно, не будет продана США. Да и с другой стороны, у Дании нет причин для её продажи. Это богатая страна, у которой профицит бюджета. Она легко может позволить себе ежегодную субсидию в размере около 500 миллионов долларов, которую она выплачивает Гренландии и считает себя разумным управляющим острова, а не нежелательным владельцем огромной, но в основном необитаемой территории.

Кроме того, 56 000 гренландцев скорее всего не захотят сменить свое подданство на американское. Закон о самоуправлении, утвержденный датским парламентом, дает автономному правительству Гренландии «основные права в отношении природных ресурсов» острова. Многие местные надеются, что контроль над этими ресурсами в свое время станет основой для независимости Гренландии и им не составляет труда ожидать этой возможности под доброжелательным правлением Дании.

Они вряд ли захотят обменять нынешнюю безопасность и перспективу независимости на паспорта США. Аляска, после сокрушительного сокращения своего бюджета, вряд ли может стать привлекательным примером для другой малонаселенной северной территории, отрезанной от континентальной Америки.

Чтобы защитить интересы США в Арктике, Трампу было бы лучше тесно и конструктивно сотрудничать с европейскими союзниками, включая Данию и Норвегию. Это было бы экономически целесообразней, чем расширение территории. Трамп может ошибаться на счет Гренландии, но он, сам того не зная, поднял вопрос о передаче суверенных территорий. Если их можно использовать, чтобы избежать насилия и лишнего напряжения, а также на пользу жителям территории, выставленной на продажу, то почему бы и нет?

Новое время
Поделитесь.