Василий Филипчук: Десять друзей Украины в конфликте с Россией Сегодня мы называем своими стратегическими партнерами многие государства, не имея на это достаточных оснований. Все это далеко от стратегии поиска надежных союзников

Совершенно очевидно, что Украина стоит перед перспективой продолжительного и изнурительного противостояния с Россией, причем как бы оно ни называлось: войной, гибридной войной, «замороженным» или «полузамороженном» конфликтом. Последние пять лет продемонстрировали отсутствие зоны возможного компромисса. Конфликт стал постоянным элементом общественной жизни обеих стран. И выглядит таким образом, что уступки — или все, что можно как таковыми расценить — несут в себе большие политические риски, нежели продолжение противостояния. Украина не единственная в таком своеобразном опыте: большинство современных конфликтов такого типа продолжаются десятилетиями.

Ключевой особенностью противостояния с Россией является асимметричность. У нас уже была возможность убедиться в том, как благодаря политическому весу, ресурсному влиянию и военным возможностям Россия минимизировала международные политические риски, связанные с применением насилия против Украины и нарушением фундаментальных принципов международного права. Обладая мощным силовым потенциалом, который в десятки раз больше нашего, Россия получает преимущества в контроле над ситуацией. А также может обоснованно надеяться, что пришло время играть на ее стороне. Именно асимметричность конфликта определит стратегии и тактику сторон, критерии и цену победы. Все будет зависеть, в конечном итоге, от способности Украины компенсировать собственную слабость.

Один из ключевых путей к этому лежит через поиск союзников. Качественная дипломатия в совокупности с глубоким пониманием международной среды и интересов ключевых игроков, может значительно улучшить позиции Украины в конфликте с Россией и существенно повысить цену продолжения противостояния для Москвы. И наоборот: дипломатия, опирающаяся на пустую риторику и выдающая желаемое за действительное, ослабит наши позиции и приумножит риски.

Риторики о российской агрессии может быть недостаточно

Начинать лучше с констатации: постоянных, не ситуативных, союзников Украины сегодня почти нет. Ни одно государство в мире не имеет обязательств защищать нас. Мы находимся в серой зоне безопасности, образовавшейся в силу ряда причин, и в настоящее время является наиболее опасным местом в Европе. Более того, открытый конфликт с Россией не улучшает, а скорее ухудшает наши шансы найти союзников и гарантии безопасности от отдельных государств или международных альянсов. Как показали предыдущие годы, заручиться помощью партнеров, опираясь на риторику о защите европейских ценностей от агрессии России, не удастся. Да и, честно говоря, не стоило тратить столько времени, чтобы прийти к такому выводу.

Союзники для нас чрезвычайно важны, однако пока мы так и не научились системно работать с ними. Мы называем своими стратегическими партнерами многие государства, не имея на это достаточных оснований. Все это далеко от стратегии поиска надежных союзников. Настоящими из них будут не те, кто провозглашен стратегическими партнерами, а у которых общие с нами интересы — стратегические или тактические.

Итак, понимание интересов является базовой предпосылкой эффективной дипломатии слабого государства в асимметричном конфликте. При этом следует иметь в виду, что интересы эти изменчивы, а порой и противоречивы. Открытый и откровенный диалог с другими должен стать нашей сильной стороной.

Сегодня фундаментальные интересы Украины и ряда других государств так или иначе совпадают в различных сферах. Очевидно, в период кризиса международного порядка важнейшим для нас является сфера жесткой безопасности, в том числе вопросы параметров безопасности региональной. Ценными союзниками Украины станут те государства, которые будут разделять стремление ограничить деструктивный потенциал России, укрепить безопасность в Восточной Европе, а также обладать достаточным силовым потенциалом.

Этим критериям преимущественно соответствуют США, которые могут и должны играть ключевую роль в архитектуре внешней политики Украины. США не просто предоставляют нам финансовую и военную помощь и удерживают режим антироссийских санкций. Они выступают основным драйвером восстановления институтов международного порядка, для которого возвращение Украине Крыма — не абстрактная недостижимая цель, а вопрос сохранения глобального лидерства. Как и Украина, США хотят ослабить способность России к дальнейшим агрессивным действиям, хотя американская стратегия сложнее и шире.

Важным, но несколько иным союзником Украины выступает Германия.Концентрируя большую часть влияния в ЕС, особенно после выхода Великобритании, эта страна будет воплощать свое видение того, каким должен быть периметр безопасности ЕС. Украина — ключевая часть этой задачи. Интересы здесь совпадают в том, чтобы иметь стабильную, безопасную и демократическую Европу на восточных границах Союза, хотя вопросы конкретных путей к этому могут существенно различаться. Для построения прочных отношений с Берлином нам следует понимать нюансы таких различий.

Между прочим, кроме США и ЕС глобальным центром силы является Китай, а в течение ближайших десяти лет в этот клуб присоединится и Индия. Превратить их в своих союзников вряд ли удастся, но лучше избегать конфликтов с ними.

На региональном уровне ключевым партнером для нас будет Польша. За последние десятилетия она стала настоящим лидером и активным экономическим игроком региона, а также членом его ключевых организаций безопасности. Польша способна активно влиять на восточную политику ЕС, имеет глубокие двусторонние отношения с США и прочные позиции в важных для нас областях — вот как в энергетике. Наладить сбалансированные, взаимовыгодные отношения с Варшавой — одна из ключевых задач внешней политики Украины.

Для Крымской стратегии, которая у нас должна вскоре появиться, ключевым партнером является Турция. Так же, как с Польшей, партнерство с Турцией потребует расстановки приоритетов и осторожности. В отношениях с обеими этими странами Украина в последнее время превратилась в слабую сторону, и недостатки наших переговорных позиций следует учитывать.

На региональном уровне потенциальными союзниками Украины могут быть и государства поменьше: Словакия, Грузия, Эстония, Литва и Латвия. Поддержка ими Украине может быть даже более преданной и безоговорочной, но недостаток силового потенциала этих государств становится на пути многочисленных геополитических конструкций, которые часто обсуждаются в Украине как способ противодействия российской агрессии.

Есть в Украине потенциальные союзники и за пределами региона. Прежде всего речь идет о Канаде — объемы канадской помощи являются едва ли не крупнейшими. Стратегическое партнерство с Канадой обусловлено общими стратегическими интересами, усиленное украинским лобби в Оттаве и не обремененное никакими принципиальными политическими различиями. Репутация Канады как эффективного посредника, сильные роли в международных организациях делают эту страну важным, хотя и отдаленным партнером. Ближе, конечно же, Великобритания, государство с особой ролью в Европе. Как и для США, так и для Британии, Украина важна в контексте российской политики.

Основательным направлением украинской дипломатии является не только поиск союзников, но и превращение в них тех государств, которые часто испытывают безразличие к нашим проблемам. Для этого риторики о российской агрессии может быть недостаточно: нужны совместные видение, прагматичные интересы и взаимозависимость. Структурирование силовых полюсов в современном мире предоставлять выбор — и эти надо воспользоваться.

При этом главной задачей, и не только для дипломатии, остается привлечение на свою сторону главного союзника — времени.

Новое время
Поделитесь.