Провал стратегии Кремля «девушка и масло» в Малайзии До начала открытия 9 марта 2020 г. судебного процесса над Россией за сбитый ею в 2014 г. рейс МН17 остаётся семь месяцев. В Москве нервничают, суетятся и пытаются, как обычно, играть несколько стратегий, направленных на срыв суда.

Первоначальная стратегия Кремля – уйти в глухую «отказку» с треском провалилась. Все дружно посмеялись над самой первой её попыткой – заявлением, что ПВО Украины хотели сбить самолет с Путины, пролетавший в тот день над Польшей, но промахнулись. В Москве всегда держали всех за лохов и идиотов, но тут она слишком перегнула палку, и вдобавок попутно созналась во вторжении своих войск в Донецкую и Луганскую области. Другие версии в стратегии «отказки» тоже рассыпались одна за другой и лишь вызывали гнев и возмущение самодовольной наглостью Москвы.

Все версии, даже самые фантастические, которые Москва потоком вбрасывала в СМИ, разбирались и обсуждались «до дыр». В итоге у Москвы фантазия иссякла и этот мутный поток пересох. Вдобавок, РФ в 2014 г. стала единственным государством в ООН, которое голосовало против создания международного трибунала для расследования трагедии с рейсом МН17 и наложила «вето» в Совете безопасности на данное решение ООН. Россия в таком одиночестве в ООН ещё никогда не оказывалась. Даже её сателлиты не решились голосовать против.

В итоге цепочка из этих событий привела к тому, что мировое общественное мнение, подобно суду присяжных, вынесло вердикт: «Россия виновна в гибели рейса МН17». В такой ситуации проведение следствия и суда легло на плечи пяти стран, непосредственно пострадавших от российского терроризма: Австралии, Бельгии, Малайзии, Нидерландов и Украины. Помощь в расследовании им оказывали и другие страны. Теперь этот процесс вышел на финишную прямую и 9 марта 2020 года их Совместная следственная группа по расследованию катастрофы МН17 начнёт ставить клеймо государства-террориста на РФ. Далее возможно несколько вариантов по приведению приговора в исполнение, что и заставляет Кремль нервничать, суетиться и напрягаться.

В Кремле, когда осознали полную бесперспективность стратегии «отказки», перешли к старой стратегии мафии – подкуп и убийства следователей и судей. Но убить сразу пять государств Москва не может, даже имея атомное оружие. Более того, она не может убить и одну Украину, в отношении которой у неё нет вообще какой-то вменяемой стратегии. На остальные четыре страны у неё просто нет сильных инструментов давления.

Возможности эффективного подкупа в них должностных лиц осложнены. Особенно в таких демократиях как Австралия, Бельгия и Нидерланды, поскольку там надо подкупать многих и сразу, но после выборов может оказаться: деньги потрачены впустую. Другая проблема – кроме чиновников и политиков надо вкладывать большие деньги в СМИ для обработки общественного мнения. Соцсети в Интернете позволяют Кремлю напрямую заводить в их информационное пространство нужный контент, но это не всегда даёт желаемый результат. Если в случае с нагнетанием Кремлём антимигрантских настроений в ЕС это сработало и дало эффект, то в истории с МН17 через соцсети так и не удалось добиться желаемого результата даже в сочетании с тем валом украинофобии, который разгоняли по всем каналам.

Москва сочла самым «слабым звеном» в пятёрке стран-следователей конституционную монархию Малайская Федерация и стала «окучивать» её по всем направлениям.

В первую очередь Малайзию логично попытались привязать к России через торговлю, но оказалось, что это сделать сложно. В истекшие десять лет их суммарный товарообмен крутился возле цифры в 2 млрд. долларов и при этом Малайзия продавала РФ на 1,5 млрд., а покупала у неё на 300-500 млн. До открытия россиянами для себя дешёвого пальмового масла, получаемого не из семян, а из древесины, торговля между ними была совсем вялой.

Но прорыва и сейчас не произошло. За 2017 г. их товарооборот составил 2,147 млрд. долларов и фактически остался на прежнем уровнем. В 2018 г. был небольшой рост до 2,713 млрд. долларов, спровоцированный желанием Москвы во что бы то ни стало подружиться с Малайзией и запретом в ЕС использования пальмового масла в биотопливе для автомобилей. Запретили, так как его производство ведёт к вырубке тропических лесов, а их исчезновение – к глобальному потеплению.

Этот запрет стал ударом по его главным производителям – Индонезии и Малайзии. Особенно по Малайзии, которая при меньшей территории и населении произвела 19, 216 млн. тонн его в 2016 г. – лишь на 7 млн. т меньше Индонезии. Другими пострадавшими были фирмы в Германии и Нидерландах, выпускавшие биотопливо, но они слили своё пальмовое масло пищевой промышленности России. Украина в 2018 г. тоже умудрилась продать в РФ 1 тыс. 518 тонн пальмового масла, чем повысила индекс «дружбы».

Для Малайзии и Индонезии сужение потребностей ЕС в пальмовом масле не полная катастрофа. В 2016/2017 г. его по объёмам потребляла больше всех Индия – 21,6% от мирового производства. Далее шли ЕС – 14,2%, Китай – 11%, Пакистан – 7% и Египет – 3,4%. Малайзия тогда и сама импортировала его около 700 тыс. тон.

Россия в 2018 г. на радостях, что оно подешевело, впервые закупила его больше 1 млн. тонн и в этом году по прогнозам купит ещё больше – 1,1 млн. т. Но РФ не может купить всё пальмовое масло у Малайзии, которая продаёт его в 100 раз дешевле, чем Индонезия. Не может, так как население РФ ездит на нефти, в 10 раз меньше населения Индии и Китая и грозит бунтом против пальмового масла. Компания против его поедания в России третий год как набирает обороты не только в соцсетях, но и в СМИ. Максимум, что может добиться Кремль – это довести потребление пальмового масла в РФ до 1,2 – 1,3 млн. тонн в год как в Бангладеш, которому она равна по численности населения. Россияне больше, чем в Бангладеш пальмового масла не съедят, как бы на этом в Кремле не настаивали.

Так что, возможности Кремля повлиять на правительство Малайзии через торговлю очень ограничены. Гораздо реалистичней и привычней для спецслужб РФ повлиять на ключевых людей во власти в Малайзии.

Широкий заход на малайцев спецслужбы РФ сделали в 2016 г. Тогда МИД России предложил Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) провести их очередной саммит в Сочи, а не на берегах Тихого океана. Мотивировкой стало 20 лет установления деловых отношений РФ с АСЕАН. В странах АСЕАН это предложение приняли, чтобы сэкономить, и заодно посмотреть на Сочи, куда если бы не саммит, редкий малаец или филиппинец прилетел бы.

В ведомстве Лаврова проведение саммита в Сочи подавали как ответ на исключение РФ из G-7, а в ФСБ и в Службе внешней разведки на него смотрели как на площадку для установления личностных контактов с малайцами. Денег на саммит не пожалели и именно на нём Маша Захарова танцевала «Калинку», стремясь всех обаять.

В Сочи на саммит прилетел во главе делегации Малайзии её Верховный правитель Султан Мухаммад V (род. в 1969 г.). По «случайному совпадению» в кулуарах саммита была и 24-летняя красавица Оксана Воеводина, она же Ксения Дягилева и Оксана Горбатенко, получившая в 2015 г. титул «Мисс Москва». Султан абсолютно случайно познакомился с Воеводиной и на следующий год она переехала жить в Малайзию, чтобы подготовиться к вступлению с ним в брак. Мухаммад V с прежней женой развёлся ещё в 2008 г., так как она не могла подарила ему наследника. В июне 2018 г. в подмосковной Барвихе прошла свадьба султана и Воеводиной, которая приняла ислам и из Ксении – Оксаны стала Риханой.
После свадьбы в спецслужбах России могли с чувством честно выполненного долга констатировать: «Султан наш». В мае 2019 г., когда Рихана Воеводина родила сына, то спецслужбы были уже полностью уверены, что султан и Малайзия совсем наши. Но тут в спецоперацию вмешались другие малайские султаны, спецслужбы Малайзии, эксперты по мусульманскому брачному праву и тамошнее общественное мнение.

Малайзия – монархия демократическая. Каждые пять лет девять её равноправных султанов собираются на конференцию и выбирают, кто из них будет президентом – Верховным правителем. Они же выбирают и его заместителя. Мухаммад V был избран на эту должность в декабре 2016 г. и мог работать на ней до 2022 г., но брак с Воеводиной, активизация спецслужб РФ в Малайзии, предстоящий суд по рейсу МН17 и назначение новым премьер-министр Мохатхира Мохамада привели к тому, что Мухаммада V в январе 2019 г. вежливо попросили уйти в отставку, что он и сделал. Вскоре появились слухи о предстоящем разводе султана с Воеводиной, который и состоялся 1 июля. Называли две причины: якобы ребёнок у Воеводиной не от Мухаммада V и агентесса Кремля слишком явно стремится повлиять на позицию Малайзии в деле рейса МН17.

Фактическим союзником Воеводиной в этом деле оказался 94-летний премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад. В мае 2018 г. его оппозиционный альянс «Блок Надежда» выиграл выборы, и он смог вновь стать премьером после 15-летнего перерыва. У нового-старого премьера Малайзии есть специфический «пунктик», известный всем: он искренне верит в заговор евреев против человечества. Когда он был впервые премьером-министром без перерывов с 1981 по 2003 г., то сделал антисемитизм государственной политикой и запретил евреям въезд в Малайзию. Инаугурация Владимира Зеленского президентом и его связи с Коломойским легли как масло на хлеб на эти взгляды Махатхира Мохамада, которые спецслужбы РФ постарались оживить, в том числе и через Воеводину.

В итоге он в июне дважды завил, что следствие и судебный процесс по рейсу МН17 якобы политически мотивирован и направлены против РФ, и привычно кивнул в сторону евреев. После этого султану Мухаммаду V пришлось официально развестись с агентессой Кремля, начавшей подыгрывать премьеру. Из дворца Воеводину не выгнали, но развод лишил её возможности делать заявления от имени султаната Келантан, наследственного владения Мухаммада V.

«Многоходовочка» с Воеводиной провалилась так же, как и аналогичная операция с Анной Чапман, которую Кремль тоже подсовывал под всех. Отличие лишь в том, что Чапман пришлось вытягивать из тюрьмы в обмен на Сергея Скрипаля, а того травить «Новичком». Ксению Воеводину из келантанского дворца вытягивать не станут, так и будет сидеть в нём под домашним арестом до конца жизни, если муж сам не захочет вернуть её в Россию.

В отношении премьер-министра Махатхира Мохамада остаётся лишь надеяться, что Аллах или коллеги по коалиции его вразумят в вопросе о гибели рейса МН17. Специфика коалиции «Блок Надежды» в том, что половину её составляют левые и левоцентристские партии, которые в 1981-2003 г. были резкими критиками премьера. Они не разделяют его мнение, что евреи придумали социализм, коммунизм и права человека на погибель всем мусульманам и роду человеческому. Поэтому заявления премьера по рейсу МН17 – это сугубо его личное мнение, а не всей коалиции. Махатхир Мохамад очень ловкий политик, если смог войти в коалицию с бывшими врагами и вновь стать премьером. Достигнув этой цели в столь почтенном возрасте, когда у него остаётся мало времени, он вряд ли пойдёт на развал коалиции из-за своих взглядов на евреев, которых в Малайзии никто не видел, и которые точно не сбивали из «Бука» рейс МН17.

Теперь после провала с Воеводиной у спецслужб РФ появилась гигантская головная боль – кого или что и кому подсунуть в Малайзии? Можно попробовать скупить на корню все пальмы в Малайзии, но не уверен, что они продаются. Похоже, что в спецслужбах и в МИД РФ на Малайзию собираются махнуть рукой и намерены бросить все свои силы на охмурение Нидерландов. «Зелёный свет» теперь у ведомства Лаврова, а не спецслужб, так как в Кремле надеются официально договориться с Нидерландами об отмене судебного процесса в обмен на неофициальное признание РФ вины и выплату компенсации семьям погибших. Факт начала таких конфиденциальных переговоров признают и в Нидерландах, и в РФ, но исход их может стать для Кремля неприятной неожиданностью. Ведомству Лаврова провалы удаются не хуже, чем ФСБ и «грушникам» Шойгу, а времени у них у всех осталось мало.

Сергей Климовский

Сергей Климовский
Поделитесь.