Илия Куса: Чего ждать от нового британского премьер-министра ​Свершилось то, что предрекали на протяжении последних 2 месяцев. Бывший мэр Лондона и экс-министр иностранных дел Борис Джонсон официально стал новым лидером Консервативной партии, а значит и новым премьер-министром Соединённого Королевства

Пережив пять раундов внутрипартийного голосования, тяжёлое противостояние со своей предшественницей Терезой Мэй и её соратниками, Джонсон наконец воплотил свою мечту в жизнь – получил заветное кресло премьера.

В новейшей истории Великобритании начинается один из важнейших промежуточных её этапов, когда страна должна завершить свой выход из ЕС, и избрать новый внешнеполитический курс и социально-экономическую модель развития, уже за пределами европейских морей. Справиться ли Борис Джонсон? Является ли он тем самым человеком, который сумеет благополучно довести британский корабль до места назначения? На эти вопросы я и постараюсь ответить.

Борис Джонсон: кто он

Бывшего мэра Лондона не просто так называют “британским Дональдом Трампом”. Он имеет довольно неоднозначную репутацию в столице и в целом, в Британии. Будучи выпускником элитного университета в Оксфорде, как и все представители британского правящего класса, Джонсон является типичным “мажором” в глазах многих обычных людей. Хотя он неплохо зарекомендовал себя в качестве столичного мэра, его эпатажный и сумбурный имидж всегда перекрывал его достижения.

Джонсон известен, прежде всего, как один из наименее образованных в плане этикета, дипломатического протокола и такта людей. Он часто позволял себе грубые, вульгарные и неуместные высказывания, не особенно подбирал слова, да и в целом не щадил своих врагов и недругов. К тому же, у многих своих политических коллег он закрепился как один из самых удачливых и гибких политиков – то, что у нас известно под фразой “между капельками”. В этом Борис Джонсон всегда был виртуозом. Он умеет просчитывать политический момент, и вовремя выходить с инициативами, как он это сделал, неожиданно для всех поддержав Brexit в 2016 году.

Без сомнения, имидж и репутация будут мешать Борису Джонсону. В первую очередь, на переговорах с Евросоюзом (к нему там относятся с недоверием) и в диалоге с собственным населением, особенно регионами – Северной Ирландией и Шотландией, где на него смотрят, как на типичного английского правителя, желающего реализовать свои амбиции и собственные планы, несмотря ни на что. В некотором смысле, так оно и есть.

Отношения к Brexit

Борис Джонсон – сторонник “жёсткого Brexit”, то есть резкого разрыва отношений без предварительных договорённостей, предполагающий полный отказ Британии от таможенного союза и доступа к единому рынку ЕС. Этот сценарий даёт Британии контроль над своими границами и стимулирует подписывать новые торговые соглашения, а отношения с Евросоюзом будут выстраиваться по международно-признанным правилам ВТО.

С точки зрения Джонсона, этот вариант наиболее приемлемый для Британии. Во-первых, это, собственно, то, за что голосовала страна в интерпретации консерваторов-брекзитеров. Во-вторых, “жёсткий Brexit” не позволит сохранить контроль Брюсселя над важнейшими отраслями британской экономики, а значит позволит Лондону быть самостоятельным в его торговой, экономической и внешней политике. В-третьих, этот сценарий стимулирует Британию к развитию, и она может уже к 2050 году (по мнению нового премьера) обогнать Германию.

Однако против “жёсткого Brexit” выступают многие другие политические силы: от умеренных консерваторов до оппозиционеров-лейбористов и региональных элит. Такой расклад создаст мощнейшее сопротивление всем инициативам Джонсона и его попыткам покинуть ЕС 31 октября без каких-либо отсрочек.

Внутренняя политика: три основных вызова

Внутри Британии для нового премьера главными будут три вопроса: отношения с регионами, борьба с оппонентами и подготовка к кризису

 

Отношения с регионами. Как известно, большинство жителей Северной Ирландии, Гибралтара и Шотландии в 2016 году проголосовали против выхода страны из Евросоюза. Соответственно, их региональные элиты настроены против Brexit, как такового. Когда Тереза Мэй представила свой проект соглашения с ЕС о выходе из Союза в 2018 году, они ещё больше ополчились против Лондона, что привело к масштабному кризису в отношениях по линии центр-периферия. В Шотландии националисты, доминирующие в парламенте, заговорили о втором референдуме про независимость. В Северной Ирландии местные националистические силы заблокировали работу регионального парламента Белфасте, который уже 2,5 года остаётся парализованным. Более 80% населения региона готово поддержать отделение от Британии и воссоединение с соседней Ирландией. Для Бориса Джонсона такая ситуация крайне удручающая. Ему, как стороннику не просто Brexit, а его “жёсткого сценария”, придётся либо корректировать свои предпочтения (и нарваться на противодействие в своей партии), либо идти напролом, несмотря ни на что, провоцируя конфронтацию с регионами.

Борьба с оппонентами. Главной проблемой для Джонсона также станут его политические оппоненты. Прежде всего, сторонники Терезы Мэй в его партии и Кабмине, оппозиционеры из Лейбористской партии (сторонники второго референдума), умеренные консерваторы, ратующие за “мягкий Brexit”, а также проевропейские силы в лице усилившейся в разы Либерал-демократической партии. Наконец, настоящим вызовом для нового премьера будет недавно созданная, но разорвавшая политический истеблишмент Британии на выборах в Европарламент, “Brexit партия” Найджела Фараджа. Они играют на том же электоральном поле, что и Джонсон, а значит, являются либо союзниками, либо естественными конкурентами в борьбе за власть. Скорее всего, противостояние с парламентом и своими бесчисленными врагами, приведёт Джонсона к объявлению досрочных выборов в стране с целью перезапуска системы и обновления мандата доверия, пока его рейтинги высоки.

Подготовка к кризису. Речь идёт об экономических последствиях Brexit, которые британцы, несмотря на заверения Джонсона, почувствуют на себе уже с Нового года, если выход произойдёт 31 октября. Соответственно, для нового премьер-министра, доказывающего всем, что Brexit – это благо, а не катастрофа, нужно будет максимально быстро выстроить инфраструктуру для смягчения удара и оперативного преодоления кризиса, дабы не обрушить рейтинги своей партии и не вызвать массовые протесты и политический кризис.

Отношения с США и ЕС

В условиях Brexit, Борис Джонсон должен будет искать опору во внешней политике, на которую можно будет положиться, и компенсировать потери от выхода страны из ЕС. Очевидным и естественным вариантом видятся США. У Джонсона сложились очень хорошие личные отношения с Дональдом Трампом, и он попытается их конвертировать в политические сближение двух стран и заключение торгового договора, который должен помочь Лондону выпутаться из экономических проблем после Brexit.

Это значит, что, вероятнее всего, внешняя политика Британии будет практически полностью подчинена Вашингтону, а Джонсон будет идти в фарватере американской повестки. Это потребует изменения внешнеполитической позиции Лондона по многим вопросам, начиная от иранской “ядерной сделки” и прав палестинцев, заканчивая противодействием Китаю и отношениям с Евросоюзом.

Внешняя политика: Россия и Украина

Для Украины личность Бориса Джонсона интереса только двумя моментами: его позиция касательно Brexit и отношение к России.

С учётом вышеописанного, сценарий “жёсткого Brexit” для Украины не очень выгоден. Он ослабит экономику ЕС, а ослабление Союза ещё больше погрузит его в собственную внутреннюю повестку, опустив вопрос Украины ещё ниже по приоритетности, а также облегчая России возможности играть с раздробленными европейскими элитами. К тому же, выход Британии из ЕС усиливает влияние и рейтинги национал-популистов в Европе, многие из которых представляют этот процесс как благо и нечто, чего Евросоюзу не избежать. А это умело используют в Кремле, пытаясь рассорить страны Европы и играть на их внутренних противоречиях. Многие из представителей евроскептиков ратуют за нормализацию отношений с РФ.

С позиции российско-украинского конфликта, Борис Джонсон вполне соответствует нашим интересам. Он известен своими жесткими высказываниями в адрес РФ и Владимира Путина, негативным отношением к проекту “Северный поток-2” и поддержкой санкционной политики против России за аннексию Крыма и оккупацию Донбасса. Если Джонсон сделает ставку на США, его позиция по РФ будет ещё жёстче, а значит, в вопросах сохранения санкций мы сможем полагаться на Британию.

По другим вопросам смена власти в Лондоне нас особо не касается. К сожалению, Украина не имеет системных, стратегических интересов с Британией, чтобы мы как-то кардинально зависели от внутренних процессов в этой стране, ни по вопросам торговли, инвестиций и финансов, ни по вопросам безопасности, геополитики или инфраструктуры.

facenews
Поделитесь.