Виталий Портников: “Новое лицо” по-казахстански Вряд ли можно назвать прогрессом массовые задержания людей, которые понимают, что ни о каких выборах в их стране речи не идет, что они всего лишь участники представления, бессовестной имитации государственных институций

Победитель президентских выборов в Казахстане, ближайший соратник бессменного лидера страны Нурсултана Назарбаева Касым-Жомарт Токаев получил, если верить предварительным результатам опросов, 70 процентов голосов избирателей уже в первом туре голосования

Результат, который вполне можно сравнить и с последним результатом президента России Владимира Путина, и с тем результатом, который показал во втором туре выборов президента Украины Владимир Зеленский.

Но это – очень поверхностное сравнение. Потому что дело, конечно же, не в цифрах, а в самой политической конкуренции. В Казахстане ее не было как таковой. Не было даже олигархического противостояния, которое является важной частью украинского избирательного ландшафта. Просто Нурсултан Назарбаев, которого его соотечественники на выборах или просто на референдумах избирали президентом страны с 1991 года решил отказаться от этой должности (власть в Казахстане “отец нации” все равно сохраняет). И сам избрал себе преемника, полномочия которого были подтверждены на внеочередных выборах главы государства.

Все остальные претенденты на пост президента страны не имели никаких шансов не то что выиграть, не то что попасть во второй тур, но даже набрать какой-то серьезный процент голосов. Все эти люди – массовка для преемника Назарбаева. При этом придворные эксперты радостно говорят о демократии – ну хотя бы уже потому, что Токаеву “не дали” получить столько голосов, сколько обычно получал Назарбаев. Для “отца нации” “какие-то” 70 процентов были бы разгромом, на выборах в 2015 году он получил 97,7 процентов голосов. Конечно, если посмотреть на ситуацию с такой точки зрения, то результат Токаева – большой прогресс для развития казахстанской демократии.

Но вряд ли можно назвать прогрессом массовые задержания людей, которые понимают, что ни о каких выборах в их стране речи не идет, что они всего лишь участники представления, бессовестной имитации государственных институций. Даже по данным местных правоохранительных органов на акциях протеста задержано не менее 500 человек, казахстанские правозащитники считают, что таких людей намного больше. И речь идет только о двух городах, Нур-Султане и Алма-Ате.  Суды над немногими настоящими гражданами Казахстана проходили параллельно с подсчетом голосов на выборах президента – хотя я бы взял слова “подсчет голосов” в кавычки.

Украинцы нередко просто не могут отдать себе отчет в том, как далеко с точки зрения развития демократических процессов мы ушли от наших бывших соседей по СССР – России, Казахстана, Беларуси. Но к другим бывшим соседям – Латвии, Литве, Эстонии – мы еще даже и не приблизились. После президентских выборов 2019 года Украина оказалась на настоящем политическом перекрестке. Из страны, в которой на результаты выборов влияют олигархи и их телеканалы, она может либо превратиться в обычную демократическую республику, либо стать “европейским Казахстаном”. 

Еспресо
Поделитесь.