Иван Верстюк: Другая Америка Почему американцы теряют интерес к политике — и в этом нет ничего плохого

Украина привыкла пристально следить за тем, что происходит в США. Как там Дональд Трамп, как там поставки вооружения, как там финансовая помощь скудному украинскому бюджету — все эти вопросы не первый год волнуют среднестатистического украинца.

Но куда меньше внимания украинцев привлекает внутренняя культура американского общества. А там есть, на что посмотреть. Я провел две недели в рабочих поездках по США, и меня постигло настоящее культурологическое изумление: как это общество вообще возможно?

Более разношерстное общество, нежели американское, трудно найти. За каких-то десять минут прогулки по центру Нью-Йорка вы встретите афроамериканца-трансгендера в облегающем брендовом платье, пенсионерку китайского происхождения в ботинках Dr. Martens, водителя крутейшего автомобиля Dodge Challenger в разноцветных татуировках и классического офисного сотрудника в одежде из ближайшего магазина стильных вещей для банковских работников. И этих людей что-то держит вместе, что-то связывает в единое общество.

Я разговаривал с жителями Невады, Айовы, Нью-Йорка и удивлялся тому, как неохотно они говорят о политике. Может, потому что я иностранец. В США до сих пор сильна коммуникативная парадигма о том, что нельзя критиковать собственное правительство в разговоре с иностранцем. Американцы охотно подхватывают разговор на любые другие темы — качество местной кухни, алкоголя, кофе, марки автомобилей, породы домашних животных и опыт путешествий. Что угодно, но не политика. Мне даже пришла в голову мысль — может, секрет сплоченности американского общества как раз в том и состоит, что оно избегает разговоров на политические темы. А вместе с ними — и мировоззренческих конфликтов.

Американцы теряют интерес к политике

Но это мое общее замечание о нежелании американцев говорить о политике знает знаковые исключения. Вот встречаюсь, например, с топ-менеджером крупной компании или инвестором — и он уже не может в своем комментировании экономической повестки дня избежать высказываний о политике Трампа. То есть в США политика как тема для разговоров все больше взбирается вверх по лестнице общественного благополучия, оседая в низовых слоях этой лестницы набором привычных республиканских и демократических стереотипов.

Это тем более удивительно, поскольку США — крупнейшая экономика мира, известная своими демократическими традициями и ценностями. Да-да, ценностями. Но оказывается, что тысячи и, может быть, даже миллионы тех, кто приехал в Америку за последние пару десятилетий — приехали не столько за демократией, сколько за крепким долларом. Их поманил развитый американский бизнес, а не подотчетность политиков избирателям, последовательная судебная система и некоррумпированная полиция. Вот отсюда, мне кажется, проистекает кризис американской политической системы, вылившийся в президентство Трампа с его незамысловатой риторикой об Америке превыше всего и рабочих местах для жителей Канзаса, Юты и Техаса. Да что там говорить, лидеры Демократической партии тоже не блещут риторикой и свежими идеями, если последить, например, за страничками Нэнси Пелоси или Камалы Хэррис в соцсетях.

Американцы теряют интерес к политике. Но при этом им удается сохранять внутреннюю связанность своего общества. Лично мне стоило значительного труда осознать, как это возможно. Мировоззрение современного американца, как оказалось, строится не на вере в либеральные или консервативные идеалы, а на понимании более широкой общности. На понимании того, что террористические атаки — это зло, а новые рабочие места в Орегоне или Пенсильвании — это хорошо. На вере в то, что профессию и работу надо выбирать, исходя из личных интересов и предпочтений. На уверенности в том, что образовательная система обеспечит общество специалистами во всех тех областях, которые будут стабильно повышать качество жизни в нынешнем столетии.

Наверное, это может стать важным уроком для украинцев. Политику нельзя воспринимать инстинктом самосохранения и звериным чутьем на слабую жертву. Политические процессы не надо анализировать через призму глубинной обиды на все общество из-за пережитой в собственной жизни несправедливости. Я не говорю о том, чтобы окружить себя стеной безразличия к реформам, правительству, экономической и антикоррупционной повестке. Просто в политике необходимо искать не компенсацию собственных обид, не удовлетворение своего недовольства жизнью, а возможности — возможности изменений, возможности развития, возможности нового, более крепкого баланса общественных интересов.

США переживают период политической трансформации. Боюсь, это несет сложные вызовы и для двухпартийной системы, и для стареющей политической элиты, и для регулирования крупного бизнеса, и для отношений США с развивающимися странами. Повестка жизни обычного американца больше не укладывается в партийную логику республиканцев или демократов. Этот самый обычный американец искренне желает больше времени проводить с семьей, в баре с друзьями или на рыбалке на озере Мичиган, нежели за просмотром новостей на телеканале CNN или Fox News. С одной стороны, это действительно несколько притупляет политические инстинкты общества. Но с другой — это ли не поиск того самого правильного баланса между жизнью и работой, о котором постоянно говорят психологи? Это ли не причина, почему из стран с фактически 11-часовым рабочим днем люди массово хотят выехать в США с ее относительно высокой минимальной зарплатой и системой социальной поддержки?

Украина сейчас переживает непростой эпизод своего политического сериала. И потому украинцам неплохо было бы задуматься о том, что держит их вместе в одной стране и заставляет находить общий язык друг с другом. А также осознать, что грань жизненных интересов далеко не совпадает с контуром политической лояльности отдельным политикам, партиям, министрам и депутатам.

Если развитая американская политическая культура столкнулась с непростым поиском наименьшего общего кратного для миллионов людей, то и украинской политической культуре следует найти это общее кратное. Кабинка на избирательном участке — лишь один параметр сложной формулы, в которой собственные интересы украинцев противопоставляются некой неизменной патологичности многих политических процессов. Поиск общих ценностей и общего видения того, что сделает жизнь Украины в 21 столетии комфортной — не менее важная задача, чем правильно отданный голос на президентских или парламентских выборах.

Американцы, как показывает история, свое домашнее задание по обществоведению делают довольно неплохо. Справится ли с этим домашним заданием Украина — зависит от того, сумеет ли общество перейти из формата жесткой политической конкуренции и привязанности к прагматичным схемам окупания политических инвестиций к эффективному диалогу о том, что стране нужно на самом деле. Хочется верить, что вести такой диалог украинцы умеют.
Новое время
Поделитесь.