Гарольд Джеймс: Игры престолов в Европе Новая борьба за власть в Европе только началась

Состоявшиеся 26 мая выборы в Европарламент превратились в повтор Игры престолов — сложной истории с неожиданным финалом. При этом, как и в сериале, некоторые фанаты не прочь изменить концовку. Они хотели бы уволить авторов и переписать сценарий.

На мгновение показалось, что популистский триумвират, состоящий из итальянца Маттео Сальвини, венгра Виктора Орбана и американца Стивена Бэннона (пытавшегося повторить в Европе феномен Трампа), вел антиевропейцев к триумфальному покорению Брюсселя, но они потерпели поражение. Проевропейцы, поддерживающие провластные партии Европейского Союза, тоже проиграли. Смехотворно выглядели и те политики, которые изобрели систему «лидирующего кандидата» в попытке повлиять на избрание следующего главы Еврокомиссии, пока старые партии ЕС слабеют. В общем, все ожидания были обмануты.

Один из итогов выборов был очевиден и известен задолго до оглашения результатов: долгоиграющей, живучей дуополии левоцентристских и правоцентристских партий Европы пришел конец. Эта дуополия была наиболее заметна на национальном уровне, где немного консервативная и немного социалистическая партия зачастую боролись за уровень пенсий, политику оплаты труда, размер социальных выплат и тому подобное. Каждая партия стремилась к умеренности взглядов, для того, чтобы привлечь избирателя с центристскими взглядами. Системы, созданные ими в национальной политике, были довольно стабильны и некоторые надеялись, что этот механизм сработает и на общеевропейском уровне.

Другими словами, все ожидания были обмануты

Эта дихотомия левых и правых перестала работать в Италии ещё в начале 90-х. То же самое произошло недавно и во Франции, в результате президентских выборов 2017 года, когда ни старые левые, ни старые правые не прошли во второй тур. Социал-демократическая партия Германии ослабила себя в результате(политически ответственной) коалиции с Христианско-демократическим союзом. А в Великобритании Brexit уничтожил партию консерваторов и вполне возможно, что и лейбористов тоже.

В Греции правящая Сириза потерпела поражение, явно отражая мнение избирателей, посчитавших, что партия постепенно превратилась в еще одну традиционалистскую левоцентристскую партию. Лишь в ряде исключений — в Испании и Австрии, например — социал-демократы старого образца показали плохие результаты. Франция и Германия, две страны, традиционно являющиеся ядром европейского процесса, тоже продемонстрировали наглядный пример. Французские социалисты получили всего 6% голосов, что говорит об их нерелевантности, так же неубедительно выглядят и социал-демократы Германии.

Потери, понесенные традиционалистскими левоцентристскими партиями, отражают природу современного открытого мира. По мере усиления роли Европы в мире, она должна будет делать что-то большее, чем просто перераспределять блага: простое копирование старых систем социального обеспечения, но теперь в масштабах Европы, — послужит причиной для бесконечных конфликтов между различными частями Союза.

Еще более интересным результатом выборов стала относительная слабость правых популистов и националистических партий. Как правило, в их программах были обещания социальной защиты. Например, партия Национальное объединение Марин Ле Пен (новое название Национального фронта) была гораздо более левой в вопросе социальных проблем, чем проект французского президента Эммануэля Макрона «За возрождение Франции», которого они с легкостью победили.

Те, кто поддерживает популистов, осознали, что старомодный упор на социальную политику работает лишь в ограниченных национальных условиях. Но их всё же недостаточно, для того, чтобы ожидать возвращения в Европу отдельных, национальных государств. По факту, результаты говорят о том, что хотя Ле Пен и победила Макрона, её партия получила меньшее количество голосов, чем на прошлых выборах в Европарламент в 2014 году.

Ещё одна причина для относительно плохих результатов националистов: легкость, с которой дискуссии о подлости, коррупции и непрозрачности распространились далеко за пределы национальных границ. Скандал, связанный с австрийскими националистами (теперь это иронично звучит — с Партией свободы), скорее всего, привел к падению количества голосов(по сравнению с 2014 годом) и их коллег в других странах — в Германии и Дании, например — тоже получили меньше голосов, чем ожидалось.

На самом деле, это были первые выборы в Европейский парламент с истинно европейской тематикой. Проевропейские партии зеленых с их приверженностью общему благу (защита климата, например) неплохо справились везде. Вместе с тем зеленые отбросили большую часть идеологии, которая всё еще отягощает старые политические партии — традиционно левых и правых. Лучший результат они показали в Германии, став вторыми и с легкостью победив социал-демократов. Такой же неплохой итог и в Великобритании.

Другими крупными победителями стал альянс либеральных партий, возглавляемый харизматичным Ги Верхофстадтом, который нацелен на работу с Макроном. Вместе с зелеными, либералы почти наверняка являются наиболее сильным парламентским голосом, формирующим повестку дня новой Комиссии.

Несмотря на раздробленную природу нового Европарламента, будет легко сформировать новую повестку, отображающую то, за что голосовало большинство граждан ЕС. Одной из впечатляющих черт политических потрясений после 2016 года стало то, как в Великобритании и США — законодательные органы противопоставили себя неблагополучным и нестабильным руководителям. Европейским парламентариям следует пойти по той же стезе.

Для начала им нужно сделать правильные выводы из популистских скандалов в Австрии и других странах, и сделать борьбу с коррупцией главной целью на национальном и общеевропейском уровне. Вдобавок, новому парламенту стоит искать поддержки в разработке координированного подхода ЕС к вопросам мировой энергетики и проблемам безопасности, особенно под давлением США и России, направленным на установку политической повестки дня. Эти решения также будут связаны с дебатами о коррупции.

Игры престолов завершились, однако новая борьба за власть в ЕС лишь началась. Выборы в Европарламент изменили политический ландшафт континента во многих важных вопросах, традиционные партии были вынуждены или перегруппироваться, или оказались вытесненными. В целом интересно понаблюдать, что же произойдет дальше.

Новое время
Поделитесь.