Джуди Демпси: Что Brexit делает с Европой Британская сага демонстрирует неэффективность политики ЕС. И это играет в пользу России и Китая

Решение Великобритании покинуть ЕС — предполагая, что это все-таки случится — совпадает с фундаментальными геостратегическими сдвигами, которые будут иметь серьезные последствия для европейского будущего. Роль Германии станет критической в формировании ответа блока на эти трансформации. Впрочем, нельзя утверждать, что Берлин обеспечит лидерство, необходимое для взаимодействия с этими изменениями.

Изменения идут в трех направлениях. Во-первых, изнашиваются трансатлантические отношения.

Легко винить президента США Дональда Трампа в подрыве специального пакта безопасности, делавшего Европу сильной, демократической и процветающей со времен 1945-го. И даже до того, как Трамп вошел в Белый дом, европейцев критиковали за то, что они не берут на себя больше ответственности в рамках НАТО. Они принимали американские гарантии безопасности как должное.

Все эти сдвиги — частично результат деятельности самого ЕС

И речь идет не только о необходимости европейским союзникам тратить на оборону больше. Речь идет о том, как прийти к согласию в конце эры, которая длилась после 1945 года. Многосторонние институты, которые построили американцы — где опять же Запад устанавливал глобальные нормы и стандарты — потребуют радикальной перестройки. Просто задумайтесь о параличе Совета Безопасности ООН или ВТО. Ни один из них не в состоянии справиться с растущей ролью Китая или разрушительной внешней политикой России в Европе и на Ближнем Востоке.

Администрация Трампа все больше сосредотачивается на растущей конкуренции Китая в политической сфере и сфере безопасности. Но вместо того, чтобы пытаться пересмотреть американские отношения с Европой, Трамп развернул торговую войну с ЕС, будь она вокруг экспорта немецких машин в США или субсидий для Airbus. И это отнюдь не усиливает общий западный ответ Пекину.

Некоторые европейские лидеры считают, что ответить Трампу можно было бы продвижением ЕС навстречу «стратегической автономии» — и эти амбиции так же нереалистичны, как и способность Европы формулировать серьезную внешнюю политику и политику безопасности. Именно Brexit и показал, почему призывы к стратегической автономии сводятся к наивной реакции на изменения, происходящие в американской внешней политике и политике безопасности. И все потому, что Германия продолжает противиться дать Европе тот вид лидерства, которого сейчас требует ЕС.

И вот второй сдвиг, что происходит в Европе: износ франко-германских отношений, которыми правоцентристская коалиция канцлера Ангелы Меркель по сути пренебрегает. Эти отношения были двигателем европейской интеграции. Тем, на чем настаивал Эммануэль Макрон — особенно на экономических и политических фронтах — с тех пор как стал президентом Франции два года назад.

Даже если его взгляды являются анафемой для Меркель (которая боится, что большая интеграция самом деле приведет к различным скоростям внутри этого блока), она могла бы предложить несколько своих идей относительно будущего Европы. Ответ выбранной Меркель преемницы — Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которая сейчас является лидером христианских демократов — на предложение Макрона была поверхностным и даже оскорбительным. Как канцлер, Меркель должна была ответить на это.

Слабость франко-германских отношений может черезвычайно нравиться некоторым другим европейским правительствам, включая Польшу и также некоторые страны Северной Европы. Им представляется, что Brexit дает Берлину и Парижу больше влияния внутри ЕС за счет меньших стран.

Но если Берлин и Париж не собираются работать вместе, чтобы дать ЕС то направление, которого он требует, чтобы противостоять геостратегическим сдвигам на глобальном уровне, а также начинать заполнять опасные пробелы в европейской политике безопасности и оборонной политике, тогда какие страны выступят вперед? ЕС слабее в результате того, что Берлин и Париж отступают. И нынешний дрейф во франко-германских отношениях играет как раз в пользу России и Китая.

Третий сдвиг состоит в том изнурительном влиянии, которое осуществляет Brexit на Европу. За последние два года этот вопрос поглотил внимание лидеров блока. И ничего не изменится в ближайшие недели или месяцы. Более того, ЕС будет весь в выборах в Европейский парламент и политической игре, которая возникнет после их результатов, когда дело дойдет до избрания новых лидеров для своих институций.

Несомненно, это станет отличной возможностью выбрать сильных людей, которые бы возглавили главные должности блока. И в Германии — а также других странах-членах — нарастает тренд защиты интересов вместо усиления роли Европейской комиссии и формирования реалистичной, последовательной внешней политики, что не предвещает ничего хорошего для тех, кто хочет видеть крепких и надежных лидеров для институтов в Брюсселе.

Короче говоря, все эти сдвиги — частично результат деятельности самого ЕС. И обвинять в европейских бедах Brexit или Трампа — все равно что перекладывать вину.

Новое время
Поделитесь.