Виталий Портников: Зеленский равно Лукашенко? Владимира Зеленского можно будет сравнить с Александром Лукашенко только в том случае, если он подомнет существующую систему под себя, как это сделал белорусский президент

Белорусские наблюдатели, которые еще помнят президентские выборы 1994 года, вполне могут поддаться искушению сравнить их с украинскими президентскими выборами 2019 года, а их победителя Владимира Зеленского с Александром Лукашенко. Накануне президентских выборов в эфире программы “Просвет” коллега Алина Ковшик так прямо и спросила меня – можно ли сравнивать Лукашенко в 1994 году и Зеленского в 2019 году и у нас получился очень любопытный разговор.

Но, говоря о сходстве, важно не забывать об отличиях. Потому что эти отличия и определяют и судьбу Беларуси, и судьбу Украины. И эти отличия – не отличия между Лукашенко и Зеленским. Это как раз неважно. Это именно отличия между Беларусью 1994 года и Украиной 2019 года. И они огромны.

Александр Лукашенко получил в управление бывшую советскую республику, которая в 1994 году не была такой уж и бывшей. Сохранялась советская экономика, практически отсутствовали авторитетные политические и предпринимательские кланы. Словом – Советский Союз был жив и ощущался еще во всем. Лукашенко решил законсервировать этот Советский Союз на российские деньги – и можно сказать, что ему это в полной мере удалось. Именно поэтому спустя 25 лет после своего избрания главой государства Александр Лукашенко все еще в президентской резиденции и от него все еще зависит, кто будет – если будет – президентом Беларуси.

Леонид Кучма, который был в 1994 году избран президентом Украины в один день с Лукашенко, пошел другим путем – путем создания олигархического государства по российскому образцу. Да, Лукашенко хотелось получить деньги Бориса Ельцина, а Кучма стремился стать таким, как Ельцин – и у него получилось. А самое главное – получилось создать олигархическую республику.

Именно такую республику через несколько недель возглавит Владимир Зеленский. Одного центра власти в таком государстве нет. Это даже не президентская республика, а парламентско-президентская: для того, чтобы иметь в ней власть, необходимо контролировать парламент. Но и этого не достаточно – без поддержки олигархов ты быстро теряешь власть. Именно ссора Петра Порошенко с частью олигархического клуба и предопределила его поражение на выборах главы государства – пусть это и было оформлено, как общественное раздражение против власти.

И именно то, что олигархи были недовольны абсолютной властью Виктора Януковича, не оставило тогдашнему президенту выхода в противостоянии с Майданом. Да, после Майдана олигархи тоже стали утрачивать свое влияние, но быстро его восстановили – не в последнюю очередь благодаря войне и борьбе в новой власти. И теперь они могут с полным правом сказать, что вернули Украину в начало 2000-х, только уже без опытного Кучмы, но с неопытным Зеленским.

И здесь нужно признать, что у победившего актера куда больше вызовов, чем у победившего в 1994 году белорусского депутата. Ему нужно либо бросить вызов политической элите и олигархам, либо наблюдать за тем, как они делят страну между собой. Можно, конечно, поучаствовать в этом пире хищников, но я не уверен, что там для Владимира Зеленского заготовлено почетное место. Ведь место это обеспечивается деньгами, а не должностью, пусть даже самой высокой.

Владимира Зеленского можно будет сравнить с Александром Лукашенко только в том случае, если он подомнет существующую систему под себя, как это сделал белорусский президент. А если он победит существующую систему и создаст условия для появления новой, неолигархической, то тогда его можно будет сравнивать только с Владимиром Зеленским, тогда это будет беспрецедентно для постсоветского пространства.

Но для того, чтобы понять, как подмять или демонтировать существующую систему власти, Владимиру Зеленскому стоит для начала понять, как эта система устроена и какую роль на самом деле играют в ней люди, которых он так долго смешил.

Обозреватель
Поделитесь.