Фарид Закария: Трамп и Путин. Тест на Венесуэлу Большой вопрос заключается в следующем: позволит ли Вашингтон высмеять Москве еще одну американскую красную линию?

Президент Трамп столкнулся с решающим испытанием своей внешней политики и урегулированием вопроса Венесуэлы. Его администрация совершенно ясно дала знать, что США больше не считают Николаса Мадуро президентом, публично поддержав Хуана Гуайдо, голову Национальной ассамблеи Венесуэлы, в качестве временного лидера страны. Трамп зашел так далеко, что призвал военных Венесуэлы не следовать приказам Мадуро. Это звучит куда сильнее, чем «красная линия», которую президент Барак Обама обозначил вокруг сирийского президента Башара Асада.

Но пока давление Трампа не сработало. Мадуро продолжает занимать свой пост, и военные Венесуэлы продолжают его поддерживать. В то время как санкции могут быть болезненными, они также могут и иметь эффект формирования менталитета «осады», что усиливает влияние режима на нацию. Это то, что в определенной степени произошло на Кубе, в Северной Корее и Иране.

Венесуэла — сложная и разделенная страна, и Мадуро, как последователь Уго Чавеса, пользуется определенной поддержкой в бедных и сельских местностях. И куда более важной для поддержки режима являться открытая и существенная помощь России. Сейчас Москва признает, что отправила военных в Венесуэлу. Два самолета, которые прибыли в прошлые  выходные в страну, имели на своем борту около сотни наемников.

Почему Трамп столь неохотно противостоит Путину в любом вопросе?

Это лишь один из шагов Москвы для закрепления позиций Мадуро. Последние несколько лет Россия обеспечивала правительство — который старалось  крутиться — пшеницей, оружием, кредитом и наличными. Общие подсчеты российских инвестиций в Венесуэлу колеблются от $20 до $25 млрд. Сейчас Россия контролирует почти половину Citgo, дочерней нефтяной компании с базой в США, являющейся главным источником правительственных доходов. Венесуэльские военные используют российскую технику на исключительных условиях.

Венесуэльский гамбит кажется важным лично для российского президента Владимира Путина. В последние годы, когда экономика Венесуэлы двигалась вниз, а политическая нестабильность росла, даже крупнейшие российские компании покинули эту страну, считая свою деятельность там слишком рискованной. И как написал Владимир Рувинский в тексте для Wilson Center, российский подконтрольный государству нефтяной гигант Роснефть стал еще более настойчивым и даже увеличил свою поддержку Мадуро. Компанией руководит Игорь Сечин, имеющий близкие связи с Путиным, и которого также часто называют вторым наиболее влиятельным человеком в России.

Картинки по запросу игорь сечин

Глава “Роснефти” Игорь Сечин

Иными словами, Путин полностью поддерживает Мадуро. Он делает это отчасти потому, что это его старый союзник, а также потому, что это увеличивает влияние России на глобальных нефтяных рынках, но больше всего из-за того, что это способствует укреплению цели внешней политики Путина — формирование глобальной антиамериканской коалиции стран может подорвать цели США и обеспечить переход к все более многополярному миру. Усилия Путина, кажется, направлены на то, чтобы насмехаться над США, которые в 1823 году провозгласили доктрину Монро, предостерегая иностранные государства держаться подальше от западного полушария.

И большой вопрос для Вашингтона заключается в следующем: позволит ли он Москве высмеять еще одну американскую красную линию? США и Россия занимают противоположные, несовместимые позиции по этому вопросу. И как в случае с Сирией, существует угроза того, что если Вашингтон не подкрепит свои слова действиями, то через год мы будем наблюдать за консолидацией режима Мадуро, усиленного российским оружием и деньгами.

Администрация была жесткой в отношении российского вмешательства в Венесуэлу. Сам Трамп даже сказал: «Россия должна убраться вон». И это необычное заявление от Трампа, который почти никогда не критиковал Путина и всегда становился на сторону России в крупных и мелких вопросах.

Картинки по запросу Майкл Макфол

Макфол: Трамп не занимает жесткую позицию в отношении России

Экс-посол США в Москве Майкл Макфол написал в The Washington Post, что Трамп чрезвычайно последовательно поддерживал внешнюю политику Путина. Трамп угрожал выйти из НАТО и объявил о выводе американских войск из Сирии. Он публично не соглашался с выводами его собственной разведки о том, что Москва вмешивалась в выборы 2016 года, сказав: «Президент Путин… сказал, что это не Россия… И я не вижу ни одной причины, что это могла быть она».

Макфол отметил: «Даже в мелких вопросах, которые мало касаются американских интересов, Трамп принимал сторону Путина. Почему Трамп защищал вторжение в Афганистан? Почему Трамп высказал свои опасения, что черногорцы могут разжечь Третью мировую войну? Это все месседжи Путина. Почему президент США повторяет их?»

Я никогда не заявлял о заговоре или сотрудничестве между Россией и Трампом, писал только о том, что нам следует подождать доказательства, которые представит спецпрокурор Роберт Мюллер. Но главная загадка остается: почему Трамп так или иначе столь неохотно противостоит Путину в любом вопросе? И станет ли Венесуэла тем моментом, когда Трамп наконец перестанет ему угождать?

Новое время
Поделитесь.