Фарид Закария: Большая разница Завершение расследования предполагаемых связей Дональда Трампа с Кремлем может многое изменить. И не только в США

Финальный доклад спецпрокурора США Роберта Мюллера о расследовании потенциального сговора предвыборного штаба Дональда Трампа с Россией во время выборов в 2016 году станет серьезным испытанием для американцев и демократии в целом. Что будет дальше?

Сейчас нередко говорят о том, что мы живем в эпоху нелиберальной демократии. Избран­ные народом лидеры в таких разных странах, как Венесуэла, Польша, Венгрия, Турция и Филиппины, подрывают независимые институты и сосредотачивают в своих руках непомерную власть. В большинстве этих государств система сдержек и противовесов разрушена, поскольку институты ослаблены, партии запуганы, суды услужливы, а пресса подавлена.

В Соединенных Штатах картина неоднозначная. Политическая система продемонстрировала слабость, не сумев в полной мере воспрепятствовать выходкам президента Трампа. В основном это связано с тем, что Республиканская партия капитулировала перед ним. Сенаторы, всю жизнь выступавшие против захвата власти исполнительной ветвью, безропотно поддержали введение притянутого за уши чрезвычайного положения в стране. Они спокойно согласились с тем, что полномочия Конгресса распоряжаться деньгами могут быть отняты по желанию Белого дома.

Главным сдерживающим фактором для Трампа оказался сам народ

С другой стороны, некоторые американские институты сумели дать отпор. Судебная власть сохранила независимость. Различные следственные учреждения — ФБР и другие органы Министерства юстиции — продемонстрировали, что прежде всего служат стране и Конституции, а не нынешнему обитателю Белого дома. А пресса в общем и целом сохранила способность противостоять чрезвычайному давлению со стороны президента, который подвергает ее почти ежедневным нападкам.

Но главным сдерживающим фактором для Трампа оказался, безусловно, сам народ, накладывающий определенные ограничения на поведение президента путем голосования на промежуточных выборах и выражающий свое мнение посредством опросов и акций протеста. В конечном счете это и должно стать надеждой на здоровье и силу любой демократии — иными словами, часто приписываемыми Аврааму Линкольну, “невозможно постоянно всех обманывать”.

Мою веру во власть народа укрепило наб­людение за событиями, разворачивающимися в Индии. Премьер-министр страны Нарендра Моди, также избранный демократическим путем, порой использовал авторитарные методы для укрепления власти. В его случае давление на чиновников и судебную систему работало. Так же, как и запугивание прессы, которая, будучи некогда пламенной и свободной, теперь стала служанкой правящей партии. Бизнесмены были вынуждены поддержать партию Моди (БДП) и оказать ей финансовую поддержку.

И все же недавно БДП потерпела поражение. Несмотря на все преимущества, правящая партия страны проиграла выборы. Что стало причиной? Если одним словом, то неоднородность.

В своей новой книге индийский инвестор Ручир Шарма, четверть века наблюдавший за местной политикой, отмечает, что ее главной особенностью является многообразие. Индия состоит из десятков различных языковых сообществ, этнических групп, каст, племен и классов. И эти идентичности имеют большое значение, формируя взгляды на все — от повседневной жизни до политических предпочтений. Шарма ссылается на руководителя крупной компании по производству потребительских товаров, который рассказал, что делит Индию в интересах бизнеса на 14 субрегионов из‑за головокружительного разнообразия. Для сравнения: 20 стран Ближнего Востока разделены компанией всего на четыре группы.

Эта неоднородность оказалась огромным преимуществом с точки зрения демократии, гарантирующим, что ни одна партия не возомнит о себе слишком многого. Единственный точный прогноз на выборах Индии в течение последних сорока лет: тот, кто занимает в данный момент кресло правителя, будет смещен. Вот и сейчас у Моди есть все для победы — деньги, парламентское большинство, раболепствующая пресса. Однако по опросам он проигрывает.

Ситуацию изменило обострение конфликта Индии с Пакистаном, которое Моди использовал для усиления жесткой националистической линии. Не имея никаких доказательств, он назвал все оппозиционные партии пропакистанскими. Эта стратегия может сработать, но если Моди и вернется в премьерское кресло, то с заметно поредевшим большинством.

В своей книге Как умирают демократии политологи Стивен Левицкий и Даниэл Зиблатт отмечают, что многообразие помогает формировать культуру компромисса и терпимости, имеющую решающее значение для успеха демократии. Они утверждают, что Республиканская партия, например, стала настолько жесткой и нетерпимой отчасти потому, что оказалась этнически и расово однородной.

В большинстве западных стран неоднородность будет усиливаться. Такова демографическая реальность. Индия демонстрирует, как это многообразие — если принять его и осознать его важность — действительно может помочь спасти и укрепить демократию.

Новое время
Поделитесь.