Вячеслав Масный: Насколько реальна война в Венесуэле Стоит ли ждать реализации угроз Дональда Трампа о применении силы против венесуэльского диктаторского режима?

Революционные беспорядки в Венесуэле и противостояние самопровозглашенного оппозиционного президента Хуана Гуайдо, поддерживаемого США и европейскими государствами, и действующего правителя страны – одиозного друга России и Кубы Николаса Мадуро – продолжаются. Наиболее непримиримую позицию по отношении наследника Уго Чавеса заняли США, и недавно президент Трамп повторил заявление о готовности применить военную силу против венесуельского режима. Кризис нарастает, и весь мир задается вопросом, стоит ли ждать начала войны.

Три сценария американской интервенции

С момента провозглашения Хуана Гуайдо исполняющим обязанности президента Венесуэлы прошло уже почти две недели, но ситуация в стране остается патовой. Несмотря на волну международного признания Гуайдо, Николас Мадуро даже не думает идти на уступки, не говоря уже об отречении. Президент США Дональд Трамп с самого начала не скрывал готовности осуществить военное вторжение в Венесуэлу для защиты американских граждан и поддержки “законного президента” Гуайдо. Впрочем, Штаты — не Россия, и поэтому применение силы против другого государства может произойти не по воле политического лидера, но только в случае серьезных причин и аргументов.

К.и.н. Наталья Шевченко, эксперт Совета внешней политики «Украинская призма»,выделяет три возможных повода для интервенции США в Венесуэлу: “Во-первых, если США увидят, что в Венесуэле происходят гонения против граждан США или стран Европейского Союза. В связи с этим Мадуро сейчас очень осторожно относится к инцидентам с журналистами европейских СМИ… Во-вторых, если будет совершенное физическое давление или расправа над самопровозглашенным временным президентом Хуаном Гуайдо (которого, напомним, признали США). Поэтому сейчас, хотя против Гуайдо инициировано расследование в финансовых злоупотреблениях и его счета заблокированы, для Мадуро было бы логичным воздерживаться от попыток физически устранить лидера оппозиции. В-третьих, и это наиболее вероятный сценарий, если Мадуро развернет репрессии против революционных сил, и будет доказано привлечение российских или кубинских военных к подавлению антиправительственных выступлений”.

Наталія Шевченко

Наталья Шевченко

Сейчас кубинское влияние в Венесуэле довольно ощутимо, и в стране присутствуют, по разным подсчетам, до нескольких тысяч кубинских военных «советников». Военное сотрудничество между Венесуэлой и Кубой началось еще при Уго Чавесе и существенно углубилось при Николасе Мадуро. Более того, в последние годы Венесуэла закупала значительные объемы российского высокотехнологичного оружия, в частности установки противоракетной и противовоздушной обороны. Очевидно, что на ее территории вполне может присутствовать российский военный персонал, который и занимается обслуживанием данных вооружений. Также недавно Reuters сообщал о присутствии в Венесуэле несколько сотен бойцов российской частной военной компании “Вагнер”, которые занимаются охраной Мадуро.
Расширение влияния Кубы, а особенно проникновение в Латинскую Америку внешней силы (России), неприемлемы для США, противореча самим основам американской политики в регионе, традиция которой начинается еще с “доктрины Монро” 1823 года. Таким образом, ликвидация кубинского и российского влияния служат дополнительным аргументом в пользу военного вмешательства США в Венесуэлу, наряду с установлением дружественного демократического режима.

 

Что скажут соседи

“Кроме того, вмешательства США следует ожидать и в случае очередного обострения конфликта Венесуэлы и соседней Колумбии. Ведь уже десятилетиями там длится противостояние с партизанским движением, которое Венесуэла поддерживает поставками оружия, преимущественно российского производства. США выступали инициатором и гарантом мирного соглашения между правительством Колумбии и повстанцами из ФАРК. Впрочем, это не остановило конфликт в Колумбии, который на сегодня продолжает питаться при поддержки правительством Мадуро тех колумбийских радикалов, которые не присоединились к мирному соглашению (повстанцы из ЕLN – Национальной освободительной армии). Итак, обострение противостояние с поддерживаемыми Венесуэлой силами США вполне могут использовать как повод для вмешательства”, – рассказывает Наталья Шевченко.

Вооруженная операция США против суверенного государства стала бы серьезным вызовом для региона. Хотя многие страны Латинской Америки выражают поддержку оппозиционному лидеру Гуайдо, вероятность их прямого участия в операции США низкая. Серьезным влиянием в регионе обладает Организация Американских государств, которая могла бы принять решение о силовом давлении на Венесуэлу, но она сейчас расколота (а Венесуэла вообще заявила о своем выходе из нее) и единодушной позиции сформировать не может. Впрочем, американцы могут рассчитывать на поддержку в первую очередь от соседей Венесуэлы — Колумбии, Бразилии, Гайаны и островных государств карибского бассейна, уже уставших от экономической и социальной лихорадки Боливарианской республики и волн беженцев. Поэтому, даже не принимая прямого участия в конфликте, государства Латинской Америки будут заинтересованы в скорейшем решении венесуэльской проблемы”.

Реальны ли угрозы Мадуро о “новом Вьетнаме”

Сейчас численность венесуэльских Вооруженных Сил составляет около 100 тысяч военнослужащих, и из России идут поставки оружия и боевой техники. С целью поддержания боеготовности, венесуэльская армия проводит постоянные массовые учения, стандартный сценарий которых – “отражение империалистической агрессии”. Учитывая раздутую антиамериканскую риторику, правительства Чавеса и Мадуро явно уже долгое время задумывались над вероятностью американской интервенции. Также в последние годы к учениям также привлекались силы народного ополчения — по сути подразделения “территориальной обороны”. Следующие масштабные учения назначены буквально на следующую неделю, 10-15 февраля, и, как заявляет Мадуро, они будут “беспрецедентными” для Венесуэлы.

Ніколас Мадуро

Николас Мадуро

Вместе с ополчением Мадуро пообещал довести численность военных до 2 млн человек (население Венесуэлы — 31 миллион, в стране действует всеобщая воинская повинность) Говорить, что венесуэльская армия не готова к интервенции — неправильно. Но, если формально венесуэльская армия располагает значительным потенциалом, то ее высокий боевой дух и готовность к борьбе вызывают сомнения у экспертов. Стоит добавить, что недавнее заявление одного из руководителей Военно-воздушных сил Венесуэлы свидетельствует, что часть вооруженных сил может быть нелояльна к режиму Мадуро. Поэтому сейчас оценить, насколько сильным будет на самом деле сопротивление американскому вторжению, очень трудно.

Конечно, сценарий вторжения грозит большими рисками для США. 90% населения Венесуэлы проживает в городах, а значит если проправительственные силы будут оказывать сильное сопротивление, то есть угроза масштабных разрушений, жертв и еще больших волн беженцев из Венесуэлы, которым соседние страны вряд ли будут в состоянии предоставить достойный приют. Именно поэтому вариант военной интервенции остается крайним способом влияния на ситуацию в Венесуэле, и поэтому ждать его реализации прежде чем будут исчерпаны все возможности давления на режим Мадуро, явно не стоит. Нам остается только наблюдать за развитием событий.

Укринформ
Поделитесь.