Андрей Паливода : «Желтые жилеты» меняют тактику Протесты «желтых жилетов» на улицах городов Франции начались как несогласие с повышением цен на топливо, затем вылились в массовые манифестации с требованием отставки президента страны Эммануэля Макрона. А теперь протестующие пробуют новую тактику – начинают раскачивать саму систему устройства западного общества

Голос улиц vs. голос президента

Президент Франции Эммануэль Макрон не поехал на экономический форум в Давосе – кризис в собственной стране не позволяет ему отвлечься. На повестке дня Елисейского дворца – проблема протестов «желтых жилетов» и общенациональные дебаты по работе государственных институтов власти.

Между тем, утром в субботу, 19 января, в Париже стартовала очередная – уже десятая по счету – акция протеста «желтых» жилетов. Столица Франции на этот раз подготовилась к тому, что активисты вновь выйдут на улицы города: были мобилизованы пять тысяч полицейских. Кроме того, в готовность были приведены восемь бронетранспортеров жандармерии. В общей сложности на улицах страны дежурили 80 тыс. правоохранителей; в Париже и провинциях действовали 48 групп полицейского спецназа, а также 68 эскадронов жандармерии.

Власти, правда, рассчитывали на то, что обстановка будет максимально спокойной. Зря рассчитывали: столкновения с полицией и массовые беспорядки не заставили себя ждать. Уже в субботу были задержаны сотни человек. «Было около 300 задержаний, это соответствует уровню насилия во время этих демонстраций», заявил госсекретарь при МВД Франции Лоран Нуньес.

Представитель Национального полицейского управления Франции Камилла Шаз также заявила о «беспрецедентном уровне» насилия на последних акциях «желтых жилетов». По ее словам, все демонстрации сопровождаются массовыми беспорядками, чего во Франции не было уже давно. Действительно, хотя традиция уличного политического насилия во Франции давняя и почетная (с 1791 года), даже недавние протесты арабской молодежи далеко не всегда заканчивались насилием и погромами.

А вот «желтые жилеты» как будто с самого начала решили действовать «по плохому»: с самого начала протестов ни одна их акция не обходилась без стычек с полицией, без разбитых витрин, а то и без сожженных автомобилей вкупе с разграбленными магазинами. Насилие шло волнами, и 8 января премьер-министр Франции Эдуар Филипп в эфире телеканала TF1 рассказал: «Было вынесено более тысячи приговоров. Около 5,6 тысяч человек были задержаны».

Однако президент Франции Эммануэль Макрон, подобно Шарлю де Голлю в 1968-м, выбрал политику «законности и правопорядка» в ответ на протестное движение в стране. Но одновременно он дал понять, что услышал «голос улиц» и отчасти согласился со спонтанно выдвинутыми требованиями. А главное – он показал готовность потратить миллиарды евро, чтобы успокоить французских граждан, уставших от высокой стоимости жизни.

Это действительно позволило сбить накал страстей и уменьшить численность выходящих на улицы «желтых жилетов». Тем не менее, по данным опросов, общественная поддержка движения остается на уровне 55%. По этой причине Макрон, пойдя на ряд уступок, вынужден затевать общенациональный диалог в обход формальных институтов. С одной стороны, прямой диалог с народом – это признак развитой демократии. С другой стороны, получается, что устоявшиеся структуры французского государства (да и всего ЕС) не смогли уловить и претворить в конкретные законы и политику те требования в области здравоохранения, образования, пенсионной и налоговой сферах, которые, как теперь говорят, должны позволить восстановить доверие между властью и населением.

«Для меня нет никаких запретных тем. Мы не придем к согласию по всем вопросам, но это нормально для демократического общества. Однако мы продемонстрируем, что мы люди, которые не боятся говорить, дебатировать, – говорит сейчас президент Французской республики. – Быть гражданином – значит помогать решать будущее страны, избирая представителей на местном, национальном или европейском уровне. Эта система представительства является основой нашей республики, но ее необходимо улучшить, поскольку многие не чувствуют себя представленными после выборов».

Уже известно, что Макрон назначит министров, ответственных за диалог с обществом. Дебаты во Франции предлагается вести на различных общественных дискуссионных площадках, а также в интернете. Через месяц обсуждения идей от каждого региона путем жеребьевки будут отобраны представители регионов, которые представят предложения в правительство. Всего же дебаты продлятся два месяца и завершается 15 марта.

Заметим, что Макрон идет на общественную дискуссию в предвериии выборов в Европейский парламент, которые должны пройти в мае. К ним активно готовятся и французские националисты, которые выступают с критикой ЕС. Теперь Макрон указывает, что участие в дебатах поможет «укрепить позиции Франции на европейском и международном уровне». Получится, что участие в дебатах подтвердит для Макрона не только его легитимность в собственной стране, но и его статус одного из лидеров ЕС.

Против системы

То ли потому, что самые непоседливые уже оказались за решеткой, то ли потому, что Макрон предложил обществу реальный диалог, но последние протесты «желтых жилетов» уже не набирают прежней численности протестующих и (пока?) идут на спад. Однако началось нечто другое: бунт «желтых жилетов» пробудил надежды в «лагере политических романтиков», которые до сих пор не могут забыть 1968 год. Причем романтиков как правых, так и левых.

«Среди участников нынешних протестов единство только в одном – в желании разрушить сложившуюся во Франции систему «социалистической бюрократии». Кто-то клеймит Макрона, называя его слугой крупного капитала. Другие, наоборот, винят «гуманитарную богему» за то, что она не позволяет придти к власти «настоящим капиталистам», которые могли бы восстановить экономику» – сказала в комментарии для LB.ua журналист французской газеты Figaro Кристин Лашалль.

По ее словам, очень многие как среди «желтых жилетов», так и среди рядовых обывателей искренне считают, что политическая элита Франции «променяла ценности народного блага на единую Европу, никому не нужное гендерное равноправие и безоглядную поддержку любых меньшинств».

Она считает, что нынешний уличный бунт вновь, как и в 1968-м, породил среди французских левых интеллектуалов надежду на прорыв к бесклассовому обществу, к утрате роли государства, к прямой демократии и одноранговой экономике. В последнем случае речь идет о такой системе хозяйства, в которой производство, распределение и потребление материальных благ происходят без участия централизованных иерархических моделей управления. Словом, сложная философски-экономическая концепция, которая, по мнению современных западных мыслителей, способна обеспечить человечеству выход из цивилизационного кризиса – ни больше, ни меньше.

Конечно, такие умственные построения сложноваты для рядового погромщика с улиц Марселя или Тулузы. Но сейчас мы видим, как поредевшие «желтые жилеты» интуитивно переходят от простого выражения своего гнева к раскачиванию самих основ государства как такового. Они словно ищут тот камень, который если вытащить из кладки – рухнет вся стена.

Вот несколько примеров. Около пятидесяти «желтых жилетов» ворвались в тюрьму в городе Дижон на востоке Франции. Они требовали освобождения своих товарищей – четырех участников предыдущих акций, которые были осуждены за применение насилия к полиции. Сообщается, что участники акции сначала вошли внутрь через главный вход, а спустя некоторое время сами покинули территорию тюрьмы.

Здесь примечательна та легкость, с которой манифестанты все провернули – просто заявились в тюрьму даже без оружия, как будто жандармерию (она охраняет тюрьмы) просто отменили. Монополия государства на насилие? Нет, не слышали.

Другой пример: французский министр внутренних дел Кристоф Кастанер заявил, что протестующие уничтожили более 3200 радаров, которые контролировали соблюдение скоростного режима на дорогах. По словам Кастанера, «почти 60% дорожных радаров сейчас неисправны или полностью уничтожены». Он подчеркнул, что их уничтожением занимались именно те, кто причисляет себя к «желтым жилетам».

Однако самой удачной и потенциально разрушительной стала атака на банки. Во время одной из демонстраций, получившей название Collectors’ Referendum, сторонники движения призвали французов в один момент забрать все свои сбережения и вклады из банков. В видео, опубликованном на Facebook, активист движения, известный как Тац Сан, сказал, что цель этого мероприятия – «напугать государство полностью легально и без какого-либо насилия, но при этом более эффективно, чем когда-либо ранее».

«Это худший кошмар наших парламентариев, – добавил он. – Мы все знаем, что власть в стране находится не в руках правительства, а банков – если ослабить банки, одновременно ослабнут и власти». И сторонники его услышали. С 12 января движение «желтых жилетов» начало череду «набегов» на отделения банков и банкоматы. «Набег» выглядит так: большая группа клиентов банка заявляется в него и одновременно снимает все наличные со своих счетов.

В ответ банки начали закрывать некоторые отделения и отключать банкоматы. Активисты восприняли это как подтверждение правильности своих действий. «Если тысячи или даже миллионы французских активистов одновременно снимут свои деньги с банковских счетов, тогда метод частичного банковского резервирования» будет разоблачен, так же как и многие другие злоупотребления в ЕС», – говорят они в многочисленных видеороликах на YouTube.

Похоже, именно эти действия были восприняты очень серьезно. Французский деловой журнал Capital пишет, потенциальное влияние подобного мероприятия может быть значительным с технической точки зрения. Однако количество людей, которые в итоге примут участие в акции, скорее всего будет небольшим, что поможет традиционной финансовой системе избежать тяжелых последствий мероприятия.

Однако сама идея, конечно, правильная, так как подобные действия грозят крахом банков, на которых зиждется вся западная финансовая система. В мире нет ни единого банка, который бы выдержал массовый единовременный отток клиентов. Банки не обязаны хранить депозитные деньги в ликвидной форме, наоборот, они создают из них дополнительную (безналичную) денежную массу. Говоря очень условно, на реальные положенные в банк $100 этот банк выдаст 10 безналичных (на карточки) кредитов по $100, но выдать по требованию он может только те $100, которые клиент в него положил.

Банк деньги выдает полученные от клиентов деньги в качестве кредитов, покупает на них ценные бумаги, делает различные долгосрочные инвестиции. По сути, именно, то, что клиенты не приходят одновременно за деньгами (плюс поддержка финансовых властей) и позволяет существовать всем банкам в мире. Однако люди, столкнувшись с экономическими трудностями, быстро понимают, что их деньги на самом деле им не принадлежат. И что их можно забрать только в том случае, если это удобно банку. Это понимание, собственно, и рождает протестные настроения по всей планете – от Occupy Wall Street до Les Gilets jaunes.

Перелом?

На днях Эммануэль Макрон заявил, что, несмотря на недовольство и протесты населения, он будет продолжать начатые им ранее реформы. «Урегулирование кризиса заключается не в отказе от того, что мы сделали за последние 18 месяцев», – сказал он. По мнению Макрона, акции «желтых жилетов» стали частью проявления беспокойства среднего класса по поводу глобализации, которая привела к Brexit в Великобритании, а также к росту авторитета популистских партий в Германии или Италии.

Судя по всему, французскому лидеру уже тоже есть на кого опереться в обществе. 8 января в Париже на манифестацию вышли участники движения «красных платков», возникшего во Франции после беспорядков, которые устроили «желтые жилеты». Тогда участниками тематической группы в Facebook стали несколько десятков тысяч человек. Их количество быстро растет за счет обывателей, которые приветствовали реформы, предложенные Макроном в ходе президентских выборов, и которые не хотят терпеть лишения из-за того, что «желтые жилеты» решили разрушить общественную систему. Первая манифестация «красных платков» назначена на 27 января. «Мы не согласны с методами «желтых жилетов»: мы требуем от представителей государства поддерживать правопорядок», – говорят представители движения.

lb.ua
Поделитесь.