Андрей Гурков: Евро – единственная реальная альтернатива доллару 20 лет назад была введена европейская валюта. Если Кремль хочет дедолларизации, ему следует от всей души пожелать юбиляру дальнейших успехов

В России любят американские доллары, что неудивительно. Ведь сырье – главный российский экспортный товар – на мировом рынке традиционно продается за дензнаки США. А вот к евро россияне, по моим впечатлениям, относятся несколько пренебрежительно и явно с меньшим доверием. Это, наоборот, удивляет, ведь еврозона – важнейший внешнеторговый партнер РФ и очень популярное среди ее жителей туристическое направление.

Думается, такое отношение к единой европейской денежной единице во многом объясняется ее молодостью. Видимо, на фоне долларов, которые “с незапамятных времен” являются главной валютой на планете, деньги Евросоюза воспринимаются многими россиянами как не очень-то надежное нововведение, как политический проект с неясными перспективами.

20-летие введения евро в безналичное обращение

Во всяком случае в долговечности долларов США россияне, похоже, не сомневаются, сколько бы им по телевизору ни говорили о том, что заокеанские “зеленые бумажки” скоро совсем обесценятся. В то же время рассказы из телевизора о кризисе Евросоюза и еврозоны, об их грядущем распаде и возвращении европейских народов к своим прежним денежным единицам, видимо, все-таки возымели определенное действие.

Тем уместнее отметить не слишком громкий, но все же знаковый юбилей: валюте евро исполнилось 20 лет! Речь не о банкнотах с изображением различных европейских архитектурных стилей – они, а также монеты с национальными символами стран еврозоны, поступили в обращение 1 января 2002 года. А за три года до этого, 1 января 1999 года, денежная единица евро в рамках плавного и технически безупречно подготовленного перехода была официально введена в безналичное обращение: на нее пересчитали курсы акций и облигаций на европейских биржах, банки начали открывать счета и осуществлять денежные переводы в евро.

Подводя итоги прошедших с тех пор двух десятилетий, следует четко разделять две вещи: евро как платежное средство и Европейский валютный союз (еврозона) как политико-экономическое объединение перешедших на эту валюту стран-членов ЕС.

Безоговорочный успех в качестве платежного средства

В первом случае успех полный и безоговорочный. Во втором – мы имеем продолжающийся исторически беспрецедентный эксперимент, который в целом можно считать удачным, хотя минувшие годы и особенно острый долговой кризис последних нескольких лет выявили целый ряд кардинальных ошибок первоначальной концепции, исправлять которые пришлось и придется с большим трудом уже прямо по ходу дела.

То, что евро состоялся как платежное средство, очевидно, и в развернутых доказательствах не нуждается. Задуманная во многом как преемница легендарно твердой немецкой марки (символом этого стало размещение штаб-квартиры Европейского центрального банка во Франкфурте-на-Майне, где располагается и Немецкий федеральный банк – Bundesbank), единая европейская денежная единица сразу же стала второй по важности после доллара США резервной валютой.

Евро охотно хранят, принимают и обменивают повсюду в мире, что по собственному опыту знают и россияне. Знаки каких двух денежных единиц непременно высвечивались на тех электронных табло с курсами валют, которые теперь, согласно подписанному президентом Путиным закону, убирают с улиц российских городов? Правильно: $ и €.

Да, обменный курс европейской денежной единицы за два десятилетия здорово колебался: сначала евро стоил больше доллара, затем меньше, потом сильно больше, сейчас – умеренно больше. Однако для стран, перешедших на евро, первостепенное значение имеет не внешняя, а внутренняя стабильность совместной валюты: низкая инфляция. А она в еврозоне стабильно низкая, даже минимальная.

Вообще же главная экономическая задача любого валютного союза состоит в том, чтобы стимулировать торговлю и производственную кооперацию между его членами, избавляя фирмы от валютных рисков и издержек при конвертации экспортной выручки. С этой задачей единое платежное средство превосходно справляется: страны еврозоны торгуют сегодня главным образом между собой.

Неоднозначные итоги валютного союза

Куда более неоднозначно выглядит двадцатилетний итог собственно валютного союза. С одной стороны, число его членов выросло за эти годы с первоначальных 11 до нынешних 19 государств ЕС, что говорит о привлекательности проекта. С другой стороны, после 2014-2015 годов процесс расширения еврозоны застопорился, новых членов пока не предвидится.

Это в значительной мере связано с отпугивающим опытом тяжелого долгового кризиса, разразившегося в еврозоне в 2009 году и лихорадившего ее на протяжении целого ряда лет. За это время на грани банкротства оказались Греция, Ирландия, Португалия, Кипр.

Всем им пришлось просить помощь у Евросоюза и Международного валютного фонда, переходить на режим жесткой бюджетной экономии, в ускоренном темпе и под иностранным контролем проводить болезненные реформы. Внешняя помощь, хотя и на менее жестких условиях, понадобилась также Испании. На пороге опаснейшего кризиса в какой-то момент стояла и Италия.

Некоторым странам твердая валюта оказалась не под силу

Все это произошло потому, что эти страны в той или иной мере оказались не готовы жить с твердой, как немецкая марка, валютой. Ведь эта твердость, с одной стороны, обеспечивает (благодаря низкой инфляции) соблазнительную дешевизну кредитов, но, с другой стороны, требует инновационной экономики, поскольку лишает такого легкого инструмента  искусственного повышения конкурентоспособности отечественного бизнеса, как регулярная девальвация национальной валюты.

Европейский валютный союз можно условно сравнить с европейской  Лигой чемпионов. Играть в этой лиге – дело очень престижное и, главное, доходное, но далеко не каждый футболист физически и ментально готов к тем нагрузкам и требованиям, с которыми он здесь сталкивается. Для целого ряда в основном южных стран еврозоны тот уровень финансовой дисциплины и экономической эффективности, который задали в основном северные страны во главе с Германией, оказался, особенно на первых порах, явно не под силу.

Ошибки и недоработки отцов-основателей 

Отцы-основатели Европейского валютного союза при подписании в 1992 году Маастрихтского договора этого не учли. Они были слишком увлечены политической идеей единения Европы и недооценили финансово- экономические различия между “тевтонцами” и “латинцами”. Им в голову не пришло, что какая-то страна может со временем захотеть отказаться от совместной валюты, и они не озаботились созданием правового механизма выхода. И, конечно же, совершили серьезнейшую ошибку, приняв по доброте душевной в еврозону в 2001 году явно не готовую к этому Грецию.

Однако сейчас рассуждать обо всех этих ошибках и упущениях – дело чисто академическое и продуктивное разве что для тех, кто тоже подумывает о создании валютного союза (например, для России и других стран ЕАЭС). Все, проехали! Еврозона существует уже 20 лет и за это время исправила, зачастую методом проб и ошибок, многие дефекты первоначальной конструкции, создала механизмы финансовой стабилизации, набралась опыта помощи пошатнувшимся.

Москве нужен и выгоден стабильный евро

С точки зрения одних, прежде всего – представителей левых взглядов, усилия по сохранению еврозоны привели к социальным бедам для многочисленных трудящихся. С другой точки зрения, эти усилия обеспечили мощный модернизационный рывок тем застрявшим в 20-м веке странам еврозоны, которые из собственных сил, без помощи и контроля извне, с такой задачей могли и не справиться.

Долговые проблемы еврозоны далеко еще не закончились, хотя в 2018 году завершилась последняя официальная программа финансовой помощи Греции. Вполне возможно, что новым эпицентром долговых потрясений станет Италия с ее популистским правительством, обещавшим избирателям многочисленные денежные подарки.

Кремлю, любящему расшатывать на Западе всевозможные лодки, не стоит поощрять финансовую недисциплинированность своих новых друзей в Риме, которая может стать угрозой стабильности еврозоны. Ведь если России придется форсировать дедолларизацию своей экономики и внешней торговли из-за новых санкций Вашингтона, отрезающих РФ от расчетов в долларах, то единственной реальной альтернативой денежной единице США будут для российского бизнеса не китайские юани, индийские рупии или турецкие лиры, а именно евро.

Поэтому Москве из собственных же интересов стоит от души поздравить юбиляра и искренне пожелать ему и впредь оставаться таким же твердым и надежным.        

DW
Поделитесь.