Андрей Гурков: Газ из Израиля немного потеснит “Газпром” на юге ЕС Планы трубопровода через Кипр и Грецию в Италию становятся все конкретнее. Россия получит нового конкурента, но в чем-то проект Eastmed ей даже выгоден

Израиль становится газовой державой? Крупным поставщиком голубого топлива для Европы? Конкурентом “Газпрому”? Еще лет десять назад мало кто взялся бы всерьез обсуждать такую перспективу. Однако после того, как в 2010 году в Восточном Средиземноморье у израильских берегов было открыто гигантское месторождение “Левиафан”, а в 2013 году началась промышленная разработка соседнего месторождения “Тамар”, идея поставок израильского газа в Евросоюз перестала выглядеть чистым прожектерством.

Принципиальное решение о новом газопроводепринято

И вот теперь эта идея превратилась в конкретный трубопроводный проект под (рабочим) названием Eastmed. Уже готово технико-экономическое обоснование, в финансировании которого участвовал ЕС, и на днях Израиль, Кипр, Греция и Италия договорились не позднее февраля 2019 года подписать окончательное соглашение. Об этом 25 ноября сообщил израильский министр энергетики Юваль Штайниц. Он подтвердил прежние планы сдать новый газопровод в эксплуатацию к концу 2025 года.

Таким образом, мы имеем принципиальное решение о новом крупном газопроводе для снабжения Евросоюза. Не больше, но и не меньше. Договоренность еще предстоит юридически оформить, финансирование – обеспечить, трубы – проложить. Объявленные сроки выглядят весьма амбициозными, к тому же нет ясности относительно окончательной мощности новой транспортной магистрали: называются и 10 миллиардов кубометров в год, и 20 миллиардов.

Поэтому пока можно делать лишь довольно общие выводы о том, каковые последствия этого проекта для мировой газовой отрасли, как он в случае реализации скажется на европейском рынке газа и что он означает для главного поставщика этого рынка – для российского полугосударственного концерна “Газпром”.

Три очевидных вывода

Главный и самый очевидный вывод: независимо от того, удастся ли в конечном счете реализовать проект Eastmed в нынешнем виде или нет, в мировой газовой отрасли в любом случае в обозримом будущем появится новый заметный игрок – Израиль.

Ведь трудно себе представить, чтобы эта целеустремленная и технологически продвинутая страна упустила предоставившуюся ей возможность стать ко всему прочему еще и экспортером энергоносителей. Тем более, что это сулит ей не только финансовые, но и немалые геополитические выгоды в крайне неспокойном регионе.

При этом Израиль, и это второй очевидный вывод, четко сделал ставку на трубопроводный газ, а не на сжиженный – СПГ. Отсюда (третий вывод) не менее четкая ориентация на самый очевидный в таком случае рынок сбыта: страны Евросоюза. Этот выбор политически и финансово поддерживается самим ЕС и поощряется важнейшим союзником Израиля – Соединенными Штатами. В том числе и потому, что в добыче израильского газа участвует американский бизнес.

Маршрут напрямую в ЕС

Весьма показателен в этой связи выбранный для нового газопровода маршрут. От израильских морских месторождений труба сразу пойдет в сторону члена ЕС Кипра, оттуда на греческий остров Крит, затем на территорию континентальной Греции и под конец – в Италию.

Одно время обсуждался и иной маршрут: из Кипра в Турцию и дальше по ее территории в сторону Греции. Прокладывать трубопроводы по суше обычно значительно дешевле, чем по морю, особенно если оно весьма глубокое, как между Кипром и Критом.

Но Израиль, в отличие от России, которая променяла “Южный поток” на “Турецкий поток”, не стал упускать возможность напрямую поставлять газ в Евросоюз и не захотел иметь в качестве транзитной страны исламскую Турцию.

Газовый хаб не в Турции, а в Греции

Тут немаловажную роль наверняка сыграл конфликт между Никосией и Анкарой, которая поддерживает непризнанную Турецкую республику Северного Кипра и пытается помешать разведке газовых месторождений в водах члена ЕС Республики Кипр. Ведь ее газ тоже планируется закачивать в трубопровод Eastmed наряду с израильским.

Как бы то ни было, Израиль, в отличие от России, не захотел превращать Турцию в газовый хаб в юго-восточной Европе. Если планируемый газопровод будет реализован, роль хаба в такой же мере станет выполнять Греция. Ведь по ее территории пройдет тогда не только уже близкий к завершению Трансадриатический газопровод (TAP), предназначенный для транспортировки поступающего из Турции азербайджанского газа дальше в Албанию и Италию, но и Eastmed с израильским газом все для той же Италии. Плюс давно уже действующий под Афинами терминал по приему СПГ.

Eastmed очень выгоден Евросоюзу – и немного России

Так что намеченное подписание соглашения по Eastmed – отличная новость не только для самой Греции, которой крайне нужны иностранные инвестиции и новые рабочие места, особенно в промышленных отраслях, но и для европейских кредиторов Греции. Все они очень заинтересованы в экономическом процветании этого члена еврозоны, которого они так долго спасали от банкротства и который пока с большим трудом выходит из многолетнего кризиса.

Вообще новый газотранспортный проект с участием Израиля, Кипра, Греции и Италии очень выгоден Евросоюзу, ведь он полностью соответствует курсу Брюсселя на диверсификацию источников и путей доставки энергоносителей в ЕС. Он повышает энергетическую безопасность союза и, стимулируя конкуренцию, помогает сдерживать или даже снижать цены для европейских потребителей.

Поэтому Eastmed – это, конечно же, дополнительная конкуренция “Газпрому” и, в частности, его проекту “Северный поток-2”. Ведь значительная часть тех объемов, которые пойдут по нему в случае завершения его строительства, будет предназначена вовсе не для Германии, а именно для Италии, второго по величине импортера российского газа в ЕС после ФРГ. Так что конкретно на юге Европы борьба за доли рынка явно обострится.

И все же конкуренцию эту не стоит преувеличивать. Даже если мощность Eastmed составит 20 миллиардов кубометров в год – “Газпром” поставляет сейчас в дальнее зарубежье порядка 200 миллиардов кубометров и рассчитывает в будущем еще больше нарастить экспортные объемы. В то же время появление нового поставщика газа для Евросоюза Москве в известной мере даже выгодно, поскольку дает ей дополнительный аргумент в дискуссии (в том числе и с Дональдом Трампом) о том, насколько велика зависимость ЕС от поставок голубого топлива из России.

DW
Поделитесь.