Александр Демченко: Наказание против России придется ужесточить Политика России – это политика символов, её ещё можно назвать политикой иррациональных решений: она может быть импульсивной, а может, и нет, но она всегда будет лишена логики. Это ярко продемонстрировала встреча Путина и советника президента США по вопросам национальной безопасности – Джона Болтона

Когда кремлёвский лидер решил продемонстрировать свои поверхностные знания в геральдике и спросил у своего визави, склевал ли орлан, изображённый на гербе США, все оливки, которые держит в одной из своих лап, он получил достойный ответ: “Оливковую ветвь я с собой не привёз”.

Этим Болтон сказал всё наперёд, он дал понять Путину, что политика Соединённых Штатов будет оставаться неизменной до тех пор, пока Россия не откажется от захватнического, милитаристского курса. И это также является хорошим сигналом для Украины, ведь слова советника по нацбезопасности США означают, что Белый дом не прекратит способствовать укреплению обороноспособности нашего государства и продолжит сдерживать агрессора.

Это особенно важно в преддверие возможной встречи Путина и Трампа, которая может состояться в Париже во время мемориальных мероприятий по случаю празднования столетия со дня окончания Первой мировой войны.

 Да, беседа двух президентов может состояться уже 11 ноября, и, учитывая, что все стороны выказали готовность к проведению переговоров, можно предположить, что они состоятся. Впрочем, это произойдёт, если намедни ничего не случиться, если не будет выявлен факт значительного вмешательства российских спецслужб в очередные, на сей раз промежуточные выборы в американский Конгресс, что запланированы на 6 ноября.

Почему я упомянул возможную встречу Путина и Трампа в Париже? Потому что нам, в первую очередь нам, необходимо понять: во время этой беседы ровным счётом ничего не произойдёт, стороны не придут к каким-то знаковым, глобальным решениям.

Никто Украину не сдаст и сдавать не собирается. Однако это не означает, что российские пропагандисты и поверенные Кремля в украинском информационном поле не будут разгонять (не люблю это клише, но пускай) “зраду” и говорить о скором поражении Киева, о том, что “Трамп – наш!”. Будут, ещё как будут, однако это не означает, что всё это – реальность.

Украину стороны, конечно же, обсудят, но предельно кратко. Почему? Да потому что обсуждать нечего: будущность нашей страны Вашингтон и Москва видят по-разному, как и пути решения проблем. У администраций нет точек соприкосновения относительно модели, по которой будет работать миротворческая миссия ООН на Донбассе. Вопрос Крыма пока что абсолютно бесперспективен, впрочем, это точно не означает, что Трамп снова не огласит о необходимости освобождения полуострова, а русские не захотят запятнать репутацию хозяина Овального кабинета, распространив слухи о его желании отдать Крым России. Ровно так было перед встречей двух лидеров в Хельсинки.

Президенты будут обсуждать совершенно другие вопросы, тоже довольно важные. Один из них – это намерение Трампа выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), подписанный ещё Рейганом и Горбачёвым в 1987 году.

На самом деле этот шаг не вызывает удивления. Американский президент смотрит на мир рационально, выбирая разные критерии для сдерживания своих противников. Если посмотреть на ситуацию объективно, то можно выделить пару важных нюансов.

Первый, сам договор был подписан в совершенно отличных от сегодняшних реалиях: тогда было две крупные силы, США и Советский Союз, поэтому позиционная борьба велась исключительно между Вашингтоном и Москвой. Вашингтон выиграл. Почему? Потому что российская экономика приказала долго жить. Кремлёвские чиновники вынуждены были ходить по миру с протянутой рукой, так как система оказалась под значительными санкциями. Поэтому Кремлю и пришлось тогда уступить Белому дому.

Сейчас же ситуация абсолютно иная. Помимо России подобным вооружением, способным нанести катастрофический вред Америке, владеют Китай, Северная Корея, Иран и ряд других государств, смотрящих на США более миролюбиво, чем вышеперечисленные.

Однако Белый дом озабочен именно тем, что подобные виды ракет стоят на вооружении у противников. Попросту говоря, Трамп не желает связывать руки своей армии, учитывая, что в 2016 году он давал политическое обещание – возвратить Америке её былое могущество.

Но есть ещё один аспект, о котором открыто говорят на Пенсильвания-авеню. Он касается непосредственных действий самой России. Ведь именно Москва первой нарушила данный договор. Ещё в 2014 году бывший президент США, Барак Обама, говорил, что русские тайно проводят испытания крылатой ракеты наземного базирования. Теперь она стоит на вооружении.

У России вообще есть два батальона крылатых ракет. Один по-прежнему находится на полигоне Капустин Яр в Астраханской области. Другой – перемещен в декабре 2017 года с этого полигона на базу неизвестного местонахождения. В Вашингтоне говорят о том, что русские начали размещать свои ракеты на европейской территории.

А ведь Кремль когда-то обязался, что не будет ни производить, ни испытывать и ни развертывать баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней и меньшей дальности. Правда, он точно так обещал, что не будет угрожать территориальной целостности Украины.

Почему же нарушили? Потому что для Путина и его окружения Горбачёв – враг, как и всё то, с чем связан горбачёвский период. Кроме того, российскому президенту ещё в июне 2000-го года захотелось вернуть России былое, а именно советское ракетное могущество.

Когда американская сторона вышла из Договора о противоракетной обороне, Путин заявил о намерении выйти из ДРСМД. Позже, в 2007-м, прозвучит призыв бывшего министра обороны РФ, Сергея Иванова, расторгнуть неэффективное соглашение. Всё это закончится тем, что русские незаконно поместят ракеты средней дальности на европейскую часть.

Ну что ж, США принимает ответные меры, и, как дипломатично отметил Джон Болтон, выход его страны из этого договора не приведёт к крушению системы глобальной безопасности. Точно так, как к этому не привело расторжение Договора о ПРО.

Кроме ракет стороны, вероятно, обсудят сирийский вопрос. Трамп потребует, чтобы Россия разорвала свои связи с Ираном и выступила против укрупнения иранских сил в Сирии. Будет упомянут, конечно же, и Китай, так как Вашингтону жизненно необходимо разорвать альянс Пекина и Москвы, даже если этот альянс приносит больше вреда, чем пользы российской экономике. Возможно, снова зайдёт разговор о сокращении ядерного потенциала двух стран.

Всё это ни к чему не приведёт. Так бы я сказал сегодня. Однако есть один нюанс, который может повлиять на ход переговорного процесса. И этот нюанс зовётся предельно просто – американские санкции.

В конце ноября, уже после проведения промежуточных выборов в Конгресс, где, я полагаю, республиканцы вновь получат большинство, должны быть введены новые штрафные меры против России. Причина проста – отравление Скрипалей представителями российского ГРУ в Великобритании.

Учитывая, что Россия так и не выполнила поставленных перед ней требований – не прекратила разработку химического оружия и не предоставила инспекторам из ОЗХО возможности проинспектировать её объекты, – Белый дом таки введёт очередные сдерживающие ограничения.

Думаю, что они будут не столь катастрофическими, как это изначально обозначалось Государственным департаментом США. Вряд ли Вашингтон захочет полностью прекратить торговые связи с Россией. Трамп, наверняка, пойдёт на какой-то серединный вариант. Как раз об этом и будут вестись переговоры с Путиным в Париже. Вопрос заключается лишь в том, на какие уступки согласится пойти сам Путин.

Российский президент может отклонить все заявленные Трампом требования. Но тогда главе Белого дома придётся ужесточить наказание и заставить Кремль платить по счетам. Всё это приведёт к ещё более неблагоприятным условиям. А то, что Россия не выдержит именно такого натиска, предельно очевидно. Ясно только одно: Путину уже никто не будет дарить оливковую ветвь. Впрочем, российский президент это бы понял, если бы лучше ориентировался в значениях американского герба, Большой печати США, которая чётко говорит: “Соединённые Штаты Америки хотят мира, но всегда готовы к войне”.

Обозреватель
Поделитесь.