Костянтин Еггерт: Горька для Кремля ирония… Растущая мощь Китая воспринимается в Вашингтоне как главный вызов 21 века. А с точки зрения американского руководства, Россия не способна сама справиться с китайским вызовом

Российские комментаторы в панике: рушится стратегическое партнерство России и США, говорят они. Распадается система договоров об ограничении ядерных вооружений, созданная на излете холодной войны. Америка ни с кем не считается и теперь готова списать в утиль Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Его подписали в декабре 1987 года Рональд Рейган и Михаил Горбачев.

Клуб поклонников Киссинджера

Аргументы американцев изложил российскому руководству во время недавнего визита в Москву советник президента Трампа по национальной безопасности Джон Болтон: во-первых, Россия договор давно нарушила, создав крылатые ракеты наземного базирования, способные нести ядерные боеголовки, – пишет Константин Эггерт для DW. – Во-вторых, ни Китай, ни Индия, ни Пакистан, имеющие ядерное оружие, этот договор не подписывали и теперь берут на вооружение те ракеты, которые хотят. С точки зрения Вашингтона, в проигрыше тут Америка – она единственная выполняет договор. Теперь США выйдут из него и, как пообещал Трамп, победят и Россию, и Китай в новой гонке вооружений.

Для того, чтобы донести эти мысли до российского начальства, хватило бы нескольких часов. Но Джон Болтон пробыл в Москве два полных дня, во время которых не встретился разве что с министром культуры Мединским. Российские “товарищи” слушали его очень внимательно. Достаточно вспомнить пять часов переговоров с секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым.

После этих двух дней ни у кого в Москве не должно было остаться сомнений: Белый дом сделал Кремлю важнейшее предложение. Повторять его дважды американцы вряд ли станут. Оно довольно простое: как образно выразился в разговоре со мной один западный посол: “В 1972 году Генри Киссинджер посоветовал президенту Ричарду Никсону “дружить” с Пекином против Москвы. А теперь Трамп предлагает Путину встать на его сторону в глобальном противостоянии с китайцами”. По слухам, Трамп действительно получил такой совет от ветерана американской дипломатии. Киссинджер также не раз бывал в Москве и встречался с Путиным, который его очень уважает. Циников-реалистов и поклонников “жесткой силы” к бывшему госсекретарю всегда непреодолимо тянет.

Результат пошуку зображень за запитом "Генри Киссинджер"

Генри Киссинджер

Трамп, Путин и китайский неоимпериализм

Растущая мощь Китая воспринимается в Вашингтоне как главный вызов 21 века. Трамп полон решимости дать отпор китайским геополитическим притязаниям. И он надеется, что Путин его поймет. С точки зрения американского руководства, Россия не способна сама справиться с китайским вызовом.

В конце концов, это у России четыре тысячи километров границы с Китаем. И это у нее во всей Сибири и Дальнем Востоке живет едва ли не в десять раз меньше людей, чем в трех северных провинциях КНР. И это ее земли китайские школьные учебник именуют отобранными. И это у ее рубежей может в любой момент оказаться двухмиллионная Народно-освободительная армия Китая.

Будучи реалистами, Трамп и Болтон не надеются, что российский режим завтра начнет стягивать войска в район Хабаровска. Они, скорее, рассчитывают, что Путин сам адекватно оценивает угрозу, исходящую от китайского неоимпериализма, и поймет: новая гонка вооружений нужна Америке прежде всего для сдерживания Китая, а не России, у которой попросту не хватит ресурсов для серьезного соревнования с США.

От российского лидера ждут, что он согласится на демонтаж договора о ракетах средней и меньшей дальности и не станет угрожать НАТО размещением дополнительного ядерного оружия на западной границе, прежде всего, в Калининградской области.

“Момент истины” для Путина?

Интересно, что Трамп даже не предлагает Путину особых ответных уступок. Возможно, новые санкции, которые США должны ввести в связи с “делом Скрипалей” в ноябре, будут минимальными, и усилится сотрудничество спецслужб двух стран в сфере борьбы с терроризмом, а также взаимодействие в Сирии. Главную проблему Кремля – комплекс санкций, наложенных в связи с российско-украинской войной и вмешательством в выборы – Белый дом не может снять из-за противодействия Конгресса. Дональд Трамп предлагает Владимиру Путину посмотреть на китайскую угрозу трезво и осознать реальные, а не мнимые интересы его, Путина, страны.

Во всей это истории содержится горькая для Кремля ирония. Российские державники во главе с их гуру Евгением Примаковым двадцать с лишним лет мечтали о многополярном мире, в котором США перестанут быть страной номер один, а международное право будет использоваться так и тогда, где и когда это выгодно конкретным геополитическим игрокам. И вот пришли Дональд Трамп, Джон Болтон и Ко, и сами заговорили о многополярном мире.

И начали выходить из всех международных соглашений, которые считают неудобными. И воспели оду суверенитету – еще одному фетишу травмированных поражением в холодной войне российских руководителей. И вдруг оказалось, что все это не так приятно, как виделось московским мечтателям.

Россия в этом новом мире – не самый мощный и не самый влиятельный полюс. Просто раньше в Вашингтоне об этом говорили, а теперь поверяют риторику делом.

За девятнадцать дней, которые пройдут с окончания визита Джона Болтона в Москву до встречи президентов России и США в Париже Путину, видимо, предстоит принять одно из важнейших решений его жизни: чьим младшим партнером станет в новой многополярной реальности Россия – США или Китая? Младшим – в любом случае, в силу демографических, экономических и социальных причин, как бы это ни было больно российскому руководству и российскому обществу.

Путину придется прервать размышления о том, как выглядит рай и заняться важнейшим делом. Не захватом соседних территорий, не подавлением неугодных, не унылой пропагандой про “бандеровцев” и не организацией опереточных переворотов на Балканах с катастрофическими результатами. Президенту России предстоит определить настоящие, а не мнимые национальные интересы страны в непростых и не очень выгодных для него условиях. Ирония истории в том, что сделать это его подталкивает Дональд Трамп – такой же, как и Путин, поклонник Генри Киссинджера.

Обозреватель
Поделитесь.