Юлия Николаева: Что такое “суверенитет по-российски” Россия не мыслит общемировыми правовыми категориями. Она о них вспоминает только когда получает серьезный отпор, да и то лишь на время

Российское понимание государственного суверенитета значительно отличается от понимания суверенитета цивилизованным миром. «У них» оно правовое, а в России – «по понятиям». 

Если на Западе суверенитет страны означает ее юридическую независимость и политико-правовую самостоятельность, то в России он трактуется в виде тезиза «что хочу, то и ворочу». Причем везде, где не смогут ответить. Впрочем, так же как понятия «свобода» и «независимость», воспринимаемые как нечто абсолютное, не ограниченное чужим правом на то же самое. Собственно, и глубокая самоизоляция России, в которую Путин ее последовательно загоняет, воспринимается россиянами как высшее проявление суверенитета и независимости, а не как неутешительный диагноз недоговороспособного изгоя.

Была тут у меня как-то дискуссия с одним российским политологом на тему суверенитета Украины, в которой мой оппонент настаивал, что Украина, получающая финансовую помощь от США, утратила свой суверенитет. Не помню, чтобы подобные разговоры велись, когда в 90-тые в Россию тоннами шла гуманитарная помощь из США и регулярно поступали огромные транши МВФ.

Теперь же, обложенная санкциями и ставшая нерукопожатной, российская власть громко кричит о вопиющем американском вмешательстве в украинскую государственность и о вассальном положении Украины. 

Менталитет современной российской власти это менталитет гопника со всеми вытекающими представлениями – кто сильнее, тот и прав. Выходя на стрелку с автоматом Калашникова против противника с дубиной, она не мыслит правовыми категориями. Она о них вспоминает, когда противник приходит с гранатометом. Тут она браво выхватывает свой собственный, потрепанный, изношенный РПГ, для убедительности помахивая из-за спины западающей красной кнопкой, и с покерным лицом вспоминает про международное право и мировую справедливость. Причем первая часть этого марлезонского балета с Калашниковым против дубины преподносится как великие завоевания внешней политики Путина, а вторая, когда против лома используется тот же лом – как агрессия против России. Со стороны – очевидно непоследовательно, а с точки зрения внутренней пацанской идеологии вполне логично – quod licet lovi, non licet bovi.

Почему эту логику не понимает Запад? Потому что «Гражданскую оборону» в юности не слушали и под «Мурку» не выпивали. Донести этот смысл до них – это как исполнить Лунную Сонату матом, но они, блин, даже глубину и загадочность русского мата не поймут, тупицы. Иначе бы давно врубились, что такое суверенитет и независимость по-русски.

Facebook
Поделитесь.