Томас Фридман: Как Китай покоряет мир Китайцы уже во многом обогнали США, только Дональду Трампу это никак невдомек

Когда-то в фильме «Безумные богатые азиаты» отец китайско-сингапурского происхождения убеждал своих маленьких детей доесть ужин, приговаривая: «Задумайтесь о всех голодающих детях Америки». Я убежден, что тогда в кинотеатре каждый человек моего поколения смеялся над этой шуткой. В конце концов, нас всех воспитывали по модели «Доедайте свой ужин. Задумайтесь о всех голодающих детях Китая».

То предложение включало в себя много месседжей. Первое, и об этом скажет любой турист, который бывал в крупнейших урбанистических зонах Китая: сегодня это богатая страна – с ее роскошными домами, машинами, ресторанами и отелями. Она действительно богата. Настолько, что большинство американцев и не могут себе представить.

Второе о том, что сейчас тот самый момент, когда суждено определить, кто установит ключевые правила глобальной повестки в XXI веке: долгое время доминантная экономическая и военная суперсила Америка, или ее все более выраженный соперник Китай. И этот тест происходит на фоне процветающей в полную силу торговой войны.

Как звучит эта война волеизъявлений? Она звучит как то, что в апреле на семинаре в Университете Цинхуа сказал мне один старший китайский чиновник: в таких делах как торговля Америке уже просто «поздно» что-то говорить Китаю, который сейчас слишком большой и мощный. И это звучит как будто Дональд Трамп говорит Китаю: «Скажи кто? Покажи мне, что ты там у тебя есть, детка!» Или как Трамп на самом деле твитнул на прошлой неделе:«Нас не давят договариваться с Китаем, это на них давят договориться с нами… Если мы найдем общий язык, то найдем общий язык».

Китай не может привлечь лучших и наиболее выдающихся

Я думаю, что нам следует быть благодарными за то, что это противостояние ограничивается торговлей, что было неизбежным. Потому что, как указал мне один из топ-менеджеров в сфере технологий: «Китай больше не напрашивается в коллеги. Теперь с ним считаются».

Как отметила в своем недавнем исследовании о последних интернет-трендах Мэри Меркёр, пять лет назад Китай владел двумя из всех мировых торговых технологических компаний, в то время как США – девятью. Сегодня в Китае 9 из ТОП-20 – Alibaba, Tencent, Ant Financial, Baidu, Xiaomi, Didi, JD.com, Meituan and Toutiao – а США 11. Двадцать лет назад Китай не имел ни одной.

Вы видите тенденцию? Вы слышите шаги? Общая стоимость интернет-экономики Китая уже больше, чем в Америке. И китайская экономика сегодня уже настолько обходится без наличных, что многие женщины просто не носят сумки, а мужчины – кошельки. Они имеют при себе только телефоны с мобильными приложениями, чтобы купить что-либо или даже подать милостыню нищему.

И я уже не говорю о наиболее перспективной мировой отрасли и инструменте самообслуживания – искусственном интеллекте. Здесь Китай планирует догнать и обогнать Америку так быстро, как это только возможно, и неплохо с этим справляется. Потому что с искусственным интеллектом так: чем большим массивом предварительной информации ты подкармливаешь эту машину, тем быстрее она учится, тем больше моделей поведения ты отслеживаешь и тем больше алгоритмов можешь написать, чтобы улучшить эти товары и сервисы или придумать новые. Потому что в Китае гораздо больше людей, чем у нас, и потому, что многие из них используют мобильные приложения ежедневно, на китайские возможности накопить огромный массив информации и натренировать машины считать.

«Если данные – это новая нефть, то тогда Китай – новая Саудовская Аравия», – заметил Каи Фу Ли, автор «Сверхдержавы искусственного интеллекта Китай, Кремниевая долина и новый мировой порядок».

Китайские компании уже являются мировыми лидерами в области компьютерного наблюдения, распознавания лиц и языка, которые можно использовать для коммерции или надзора и контроля над обществом. Только за последние два года в Китае произошел бум финансово-технологических стартапов, которые предлагают мобильные платежи, кредитование, брокерские и банковские услуги. А компании-производители беспилотников №1 и №3 в мире – DJI и Xiaomi – китайские. Французская Parrot – №2. В то же время Китай выпускает все больше инженеров и ученых, чем США, и качество их подготовки стабильно растет.

В противоположность этому сегодня США превратились в непревзойденного мирового лидера по генерированию информации о Дональде Трампе и от него.

В ежедневном потоке новостей и твитов Трампа некоторые его заявления самом деле являются правдивыми, но только исключительно по необходимости США противостоят несправедливым китайским торговым практикам. За последние 30 лет Китай чрезвычайно вырос благодаря особой формуле: тяжелый труд, развитый капитализм, разумное планирование и долгосрочные инвестиции в образование и инфраструктуру – а также кража интеллектуальной собственности, подталкивание к передаче технологий и обход правил ВТО.

Мы должны ответить. Но разумно.

Исторически США могли доминировать на глобальной арене, контролировать растущую сверхдержаву вроде Китая и устанавливать в мире свои правила просто благодаря своей физической массе: больше денег, больше войск, больше морских судов, больше компаний в ТОП-10, больше ученых и университетов. И сейчас это уже не кажется возможным, поскольку Китай стал и больше, и умнее во многих сферах. Но еще не все потеряно.

Случилось так, что американцы до сих пор имеют три огромных актива, которых не имеет Китай, и в ближайшее время вряд ли получит. И американцы должны удвоить ставки на такие силы: иммиграцию, союзников и ценности. Вместо этого Трамп растрачивает их.

Многие наиболее умные и талантливые люди мира – с высокими показателями IQ и готовностью рисковать – до сих пор хотят приехать в США. И в эпоху знаний и талантов, когда компании процветают благодаря тому, что первыми вкладывают интеллект во все, что делают, мы как никогда радушно должны принимать высококлассных иммигрантов и выдавать грин-карты каждому китайцу, и другим иностранным студентам, которые приезжают в Америку за учеными степенями. Китай не может привлечь лучших и наиболее выдающихся индийских, израильских, арабских, французских, бразильских и корейских иммигрантов, а мы еще можем. Так почему же нам не опустить знак «Езжайте вон» и не упростить их студентам путь остаться здесь?

Также у нас есть настоящие союзники – таких в Китае нет. Китай имеет клиентов, покупателей и запуганных соседей. Он не имеет реальных партнеров типа Канады или Мексики. Он не имеет всего Атлантического союза с ЕС или тесных связей с Японией, Южной Кореей, Сингапуром и Австралией – которые мы можем задействовать, если не делать глупостей вроде раздачи оплеух в виде введения тарифов на сталь и разрыва транстихоокеанского партнерства.

Напоследок, как общество американцы отстаивают – или хотя обычно отстаивали – ценности, которые затрагивают других: человеческое достоинство, права меньшинств и женщин, свободу и правила справедливой игры.

Американская нация никогда не была просто гаванью для получения прибыли, где страны оценивали по нашему с ними торговым балансом. Наши ценности привлекали людей к нашим берегам и помогали нам распространять наши правила в более широком мире. Когда Трамп разорвал торговое соглашение о Транстихоокеанском партнёрстве, я уверен, что этим он на самом деле разочаровал реформаторов китайской экономики, которые хотели использовать тот пакт, чтобы создать внутри Китая давление для внедрения реформ.

Короче говоря, президент со стратегией не растрачивал бы наши силы, а использовал бы их еще больше, развивая глобальную сеть людей и стран, которые разделяют наши ценности. Мы победили в холодной войне стратегией, направленой на сдерживание и банкротство Советского Союза, обойдя Кремль в затратах на оборону. Но «выиграем» ли мы это противостояние с Китаем путем не только грубой силы или сдерживания гигантской китайской экономики, а и «переплетением» – китайских студентов с нашими школами, китайских бизнесов с нашими ценностями, и китайского правительства с нашими союзниками. То есть с широкими альянсами, глобальными институтами и их правилам честной игры, частью которых мы были со времен Второй мировой войны.

Поэтому мы должны бороться эти за правила, пока Китай будет бороться за собственное их видение. В конце концов, я думаю, что США и Китай вместе должны взять на себя ту роль, которую Америка играла самостоятельно после Второй мировой – защищать правила нового международного порядка, начиная от искусственного интеллекта до завершая торговлей и неприкосновенностью частной жизни. И наш вес в этом процессе – а об этом никогда не должны  забывать – будет зависеть от талантов, которые мы привлечем, союзников, которых мы объединим и ценностей, которые мы разделяем и будем распространять.

Новое время
Поделитесь.