Владислав Гирман: Зачем Трамп провоцирует войну в Иордании Впихнуть палестинцев в конфедерацию с Иорданией Белый дом предложил, вероятно, под влиянием правительства Израиля

Старший советник президента США, его зять Джаред Кушнер, а также cпецпредставитель на международных переговорах Джейсон Гринблатт достали порядком пронафталиненную концепцию конфедерации Иордании и Палестины со столицей в Аммане. С ней, как сообщает “10 канал”, они пришли на переговоры по урегулированию арабо-израильского конфликта и озвучили предложение лидеру Палестины Махмуду Аббасу.

В правительстве Иордании подтвердили, что представители Белого дома предложили эту модель разрешения конфликта. Но первым о ней членам израильских партий “Сионистский лагерь” и “Мерец” рассказал именно Аббас. Почему им? Обе партии выступают за мирное урегулирование конфликта, причем ранее представитель “Лагеря” Заир Баалуль разглагольствовал о независимой Палестине и создании Израильского государства на “руинах Палестины”.

А в 2016 г. лидер партии Ицхак Герцог вместе с Аббасом подписал меморандум об уходе израильтян из Иудеи и Самарии. Правда, “Сионистский лагерь” не у власти, но такие соглашения и заявления более чем красноречивы – у палестинцев есть “друзья” в Кнессете.

Что до Махмуда Аббаса, то, как отмечает (придерживающаяся левых взглядов) газета Haaretz, он заявил о предложении Вашингтона, пока молчат иорданский монарх Абдалла II и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в надежде, что после того как идею Кушнера/Гринблатта зарубят в Аммане, ему удастся озвучить свое видение. Более компромиссное, судя по всему. Вхождение автономии в конфедерацию, по мнению Аббаса, приведет к признанию независимости Палестины и создаст проблемы Израилю.

Автор материала хоть и признает, что такой вариант маловероятен, все же полагает, что конфедерация, даже с включением в нее Израиля, “может оказаться выгодной для всех сторон, если каждая сможет воспользоваться взаимными гарантиями национальной независимости и суверенитета”. На деле же получение таких гарантий представляется практически невозможным, как и интеграция Израиля в конфедерацию, что предложил лидер Палестинской автономии.

“Посланники США спросили меня: верю ли я в возможность конфедерации с Иорданией? Я ответил да, но я хочу увидеть трехстороннюю конфедерацию с Иорданией и Израилем… После я спросил: могут ли израильтяне принять такое предложение?” – цитирует его The Jerusalem Post. Было ли это изысканным троллингом или сказано всерьез, очевидно, что не могут. К тому же на это ни за какие коврижки не пойдет Абдалла II по причине явной внутренней угрозы для королевства.

Сама по себе идея конфедерации, как уже отмечено, далеко не нова. Еще в 1980-х годах отец нынешнего короля Иордании – Хусейн ибн Талал – и покойный Ясир Арафат, предшественник Аббаса, активно обсуждали создание конфедерации Иордании и Западного берега, что предполагало возвращение Израиля к границам до 1967 г. Все складывалось неплохо, но в итоге уперлось в противоречия, связанные с обязанностями и функциями участников конфедерации.

План похоронили в 1988 г. Об этой инициативе периодически вспоминал Нетаньяху. Очевидно, что он же был одним из тех, кто вложил предложение в уста зятя американского президента и спецпредставителя. По сути же, Нетаньяху демонстрирует готовность к компромиссу, точнее, к его видимости. Да, Иерусалим соглашается на независимость Палестины, поскольку в конфедерацию не может войти негосударственное образование. Чего и хочет Аббас.

Но при этом правительство Израиля, безусловно, не примет альтернативное предложение палестинского лидера, потому как делает ставку на то, что Палестина “растворится” в Иордании, будет ведомым экономической политики правительства и лишится доступа к международным организациям в первую очередь ООН как независимая держава.

 Только нужно же с Амманом еще договориться. Несмотря на то что Иордания – ближневосточное арабское государство, установившее наилучшие в сравнении с остальными отношениями с Израилем (саудовцы пока не дотягивают до их уровня), израильское правительство не может напрямую обратиться к королевству с этим новым-старым предложением. Потому-то тяжкую ношу под влиянием Иерусалима взяли на себя лоббисты его интересов в США, имеющих давнюю историю сотрудничества с Амманом. Для Вашингтона Иордания является одним из ключевых региональных союзников.

При этом администрация Трампа не стесняется играть с огнем, подрывая основы этого взаимовыгодного сотрудничества. Особенно если вспомнить о том, что Абдалла II, неоднократно подчеркивавший, что Восточный Иерусалим должен быть столицей Палестины, был недоволен переносом американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим. То, что поведение президента США “зацепило” иорданского монарха, иллюстрируют его жалобы на Трампа главе МИД Франции Жан-Иву Ле Дриану 2 августа.

Тогда Абдалла рассказал, что советовал американскому президенту утвердить свою “сделку века” с ЕС и арабскими странами, а также рекомендовал не торопиться со своим мирным планом. Трамп же, по словам короля, на это самонадеянно, но в своем стиле, заявил: “Если моему правительству не удастся это сделать, то это уже не сможет сделать никто”.

Итак, в Аммане не в восторге от мирного плана Трампа, но тут к ним подсылают гонцов из Белого дома с не менее одиозным предложением. Кстати, тем самым Кушнер и Гринблатт добровольно согласились подставиться, создав новую точку напряжения в отношениях двух стран. В Иордании в ответ сразу же заявили, что “создание конфедерации – это вопрос, который мы не согласны обсуждать. Наша позиция осталась неизменной – создание двух государств со столицей палестинского государства в Иерусалиме”.

Причина острого неприятия идеи с конфедерацией Амманом обусловлена рядом причин.

Во-первых, экономика монархии сейчас переживает не лучшие времена. В Иордании почти в девять раз по сравнению с 2008 г. упали прямые инвестиции.

Увеличивают нагрузку на бюджет и 1,5 млн сирийских беженцев, и прекратившаяся торговля с самой Сирией, а также Ливаном и Турцией. Чтобы справиться с валом проблем, Амману пришлось обратиться за помощью к МВФ, который, естественно, в обмен потребовал повысить налоги, цены на продукты и т. п.

Соответствующие изменения спровоцировали массовые протесты, а это, в свою очередь, – политический кризис, выразившийся в смене правительства, и даже королю пришлось отказаться от амплуа наблюдателя и вмешаться – отменить ряд ограничений.

Понятно, что в таких условиях создание конфедерации ни королю, ни правительству абсолютно не нужны. И не только из-за очевидного удара по экономике со стороны палестинцев, привыкших к жизни на иностранную помощь; но и по той причине, что обретение палестинцами некоего подобия государственности, пусть даже под диктовку иорданского правительства, создает угрозу для существования уже самой Иордании. Палестинцев-подданных короля в Иордании порядка 6,7% населения. Но есть еще и беженцы, которые составляет не менее 60% населения королевства. Им с 1948 г. не дают подданство из опасений, что уже иорданцы станут меньшинством. А если королевство в виде конфедерации прирастет еще и жителями Западного берега… К слову, согласно опросу двухлетней давности, за конфедерацию с Иорданией выступали 42% (против 38%) жителей Западного берега.

Численное преимущество сделает голос палестинцев громче и опаснее для Аммана. К тому же среди палестинцев-радикалов широко распространены проекты националистического толка по созданию Великой Палестины, которая должна поглотить Иорданию. Поэтому “нет” Абдаллы II предельно понятно. А вот зачем Белый дом вынуждает короля сказать это “нет”, вызывает вопросы. Как представляется, администрация Трампа не смогла добиться своего кнутом в виде сокращения помощи палестинцам, а потому решила действовать через голову – через их спонсоров.

Только Иордания – не такой уж крупный донор. Во-вторых, даже пытаться заставить Амман принять конфедерацию как минимум неосмотрительно и как максимум является предпосылкой для резкого ухудшения отношений с этой ближневосточной Швейцарией и надежным союзником США в регионе. 

Деловая столица
Поделитесь.