Юлия Латынина: Северный поток-2. Что может выкинуть Кремль? Российская журналистка Юлия Латынина в своей колонке для Новой газеты объясняет, для чего России нужен Северный поток-2

Есть два взгляда на проект трубопровода Северный поток-2. Один из них был несколько месяцев назад озвучен аналитиком Сбербанк-SIB Александром Фэком и стоил ему работы. Фэк написал, что ни один трубопроводный проект Газпрома не окупается — они строятся не в интересах акционеров, а в интересах подрядчиков (читай — не ради прибыли, а ради откатов).

«Мы обнаруживаем, что решения Газпрома становятся абсолютно понятными, если предположить, что компания управляется в интересах своих подрядчиков, а не для получения коммерческой выгоды», — писал Фэк.

Примерно то же самое повторил недавно один из лучших российских нефтегазовых аналитиков Михаил Крутихин:

«Это абсолютно ненужный проект. Мотивации при этом было две: наказать украинцев лишением транзита и дать возможность нажиться подрядчикам, которые его строят. Другой мотивации у России нет. Северный поток-2 не окупится никогда, если учитывать его инвестиционную составляющую — те самые $44 млрд. Поэтому деньги просто спишут. Он был заведомо убыточен».

Кремль может попытаться аннексировать что-нибудь — да хоть Беларусь

При всем уважении и к Фэку, и к Крутихину, дело обстоит несколько сложней.

«Лишение транзита» обойдется украинцам максимум в $2 млрд. Это не критические деньги, которые легко смогут компенсировать Евросоюз или США. А поставить Украину на колени, перекрыв газ, не получится: Украина вот уже четвертый год получает газ реверсом из Европы.

«Газовое оружие» против Украины оказалось одноразовым. Один раз применив его, Россия утратила возможность воспользоваться этим приемом еще раз, и вместе с этим — несколько миллиардов долларов, потерянных Газпромом на намеренном снижении поставок газа в Европу, не говоря уже о репутации надежного поставщика, которая, впрочем, была утеряна куда раньше.

То же самое касается и сверхдоходов подрядчиков. Сверхдоходы, несомненно, имеют место быть, но, если бы дело было в одних только сверхдоходах, США вряд ли бы выступали против строительства. А между тем The Wall Street Journal сообщает, что законопроект о санкциях против компаний, участвующих в строительстве Северного потока-2, проходит последнюю доработку. Какое дело американцам, если ротенберги-тимченко заработают в пять концов? Эта неприкрытая афера только усиливает напряженность и социальную зависть в России.

Главная цель Северного потока-2, конечно, геополитическая. Эта цель состоит в том, чтобы привязать к себе Германию. В случае строительства Северного потока-2 Германия становится главным распределителем российского газа в Европе. А российский газ, особенно по истощении месторождений Северного моря, действительно остается если не единственным, то безальтернативным источником. В том смысле, что если российский газ уйдет с рынка, то заменить его будет дорого и тяжело.

Германия, конечно, и сейчас является главным местом по раздаче российского газа […].

И Кремль может выкинуть ровно две вещи. Во-первых, начать очередной раунд гибридной войны на Украине, надеясь на снисхождение со стороны Германии. Во-вторых, попытаться еще что-нибудь аннексировать — да хоть Беларусь[…].

Кстати, о Беларуси. За Грузией и Украиной все забыли о ней, а между тем она: а) представляет собой вполне лакомый кусок; б) позволяет решить известную проблему 2024 года. В этот год истекает очередной президентский срок, и, чтобы его продлить, надо менять Конституцию.

А в случае объединения России и Беларуси Конституцию придется менять само собой. Государство ведь изменится — и Конституция тоже. Александру Лукашенко периодически дают понять, что объединение было бы желательно.

Только что — в июле 2018 года — Госдума приняла законопроект, предусматривающий в том числе полную отмену в течение шести лет экспортной пошлины на нефть. В применении к Беларуси это значит, что Беларуси, которая до сих пор жила тем, что закупала российскую нефть без уплаты экспортной пошлины, перерабатывала ее и продавала на Запад, потеряет конкурентное преимущество и вместе с ним — около $3 млрд в год, то есть, где-то 5% белорусского ВВП.

Несложно заметить, что пропускная способность Северного потока-2 — 55 млрд кубометров в год — примерно соответствует пропускной способности белорусской трубы, (которой, кстати, на 100% владеет Газпром).

Сейчас Газпром не может перекрыть эту трубу: это вызовет срыв поставок газа в Европу и понятный скандал. Но перекрыть ее после строительства Северного потока-2 будет несложно […].

Так что же, вы скажете, Крутихин и Фэк не правы? Они близоруко рассуждают об откатах, о том, что проект коммерчески неокупаем, а тут вон какая геополитика! Взнуздать Германию! Обеспечить ее нейтралитет по отношению к любым поступкам России, а по дороге использовать Северный поток-2 как возможную дубинку для присоединения Беларуси!

Крутихин и Фэк, разумеется, правы. Причем по двум параметрам.

Во-первых, «геополитика» в современном мире существует только там, где не работает экономика. России не было бы никакой нужды «привязывать» к себе Германию убыточными трубопроводами, если бы Россия могла привязать к себе весь мир своими выдающимися экономическими и научными достижениями […].

А во-вторых, именно «геополитика» как нельзя лучше подходит для того, чтобы оправдать откаты и экономически убыточные проекты. Геополитика и откаты так связаны в России друг с другом, что сложно даже разобрать, где курица, а где яйцо. […]

Новое время
Поделитесь.