Фарид Закария: Россия и США. Что не заладилось с самого начала? Почему российско-американские отношения лишь ухудшаются

Пресс-конференция Трампа в Хельсинки – самое неловкое выступление президента Америки, которое я только могу вспомнить. Его нелепые попытки решить собственные проблемы за счет выступления только сделали речь более абсурдной. Но это унизительное и катастрофическое представление – фасад отношения Трампа к России. Как он недавно написал в своем Twitter: «Наши отношения с Россией никогда не были хуже из-за многолетней глупости и тупости США». Это мнение давно сидит в голове Трампа: оно говорит нам об отношении президента США к РФ и Путину. И это отношение – серьезная проблема.

Идею о том, что Вашингтон «потерял» Россию, используют еще с середины 1990-х годов. Я знаю, потому что был одним из тех, кто изначально говорил об этом. В статье для The New York Times в 1998 году я писал: «Трансформация России является ключевым элементом любой трансформации мира после Холодной войны. Как и в случае с Германией и Японией в 1945 году, прочный мир требует интеграции Москвы в Западный мир. В противном случае, политически и экономически задетая великая держава…будет огорчена и возмущена мировым порядком по окончанию Холодной войны».

И я утверждал, что этого не произойдёт: Вашингтон не был достаточно амбициозен в помощи, которую оказывал. Ему также не хватало понимания проблем безопасности России, например, на Балканах, где Соединенные Штаты начали военные вмешательства, которые сильно задели чувства россиян.

Начало 1990-х – период необычайной слабости России

Я продолжаю считать, что Джордж Буш-старший и Билл Клинтон упустили возможность провести фундаментальную «перезагрузку» России. Но есть и очевидные причины, по которым российско-американские отношения должны были ухудшаться.

Начало 1990-х – период необычайной слабости России. Она не только потеряла сферы влияния советской эпохи, но и свою 300-летнюю царскую империю. Ее экономика оставалась в свободном падении, а общество рушилось. В этих обстоятельствах она наблюдала за тем, как США расширяли НАТО, выступали против российских союзников на Балканах, а также критиковали ее усилия остановить отделение Чечни.

С точки зрения Америки, обеспечить безопасность в освобожденных странах Восточной Европы – было насущным вопросом. Вашингтон беспокоило, что война в Югославии дестабилизирует Европу и создает гуманитарный кошмар. И Штаты не могли примириться с жестокими войнами РФ в Чечне, в результате которых погибли десятки тысяч мирных жителей, а большая часть региона была уничтожена. США и РФ здесь оказались по разные стороны.

Кроме того, к концу 1990-х годов Россия отходила от демократического пути. Даже при президенте Борисе Ельцине обычной практикой было избегать демократических институтов и принимать решения, руководствуясь президентскими указами. Демократические силы в стране всегда были слабыми. Ученый Дэниел Трейсман утверждает, что к середине 90-х общее количество всех либерально-демократических реформаторов на выборах в Думу не превышало 20%. Напротив силы «крайней оппозиции», то есть, коммунисты, гипернационалисты – в среднем, получали около 35%. И как только Путин пришел к власти, движение к нелиберальной демократии, а затем и к авторитаризму, было уже не остановить. У Путина никогда не было серьезной либеральной оппозиции.

У авторитарной России со Штатами разногласий оказалось куда больше. Она была в панике из-за «цветных революций», в ходе которых такие страны, как Грузия и Украина, стали более демократичными. РФ также с ужасом наблюдала установление демократии в Ираке. А эти силы, напротив, приветствовали Соединенные Штаты. И Путин, возможно, считал «курс на освобождение» президента Джорджа Буша-младшего нацеленным на вытеснение его режима.

Революция достоинства. Майдан (2013-2014)

Возможно, самое важное: к середине 2000-х стабильный рост цен на нефть стал причиной повышения ВВП на душу населения РФ в два раза, – наличные полились в казну Кремля. Только что обогащенная Россия посмотрела на свой регион гораздо более настойчивым и амбициозным взглядом. И Путин, пребывая на вершине «вертикали власти», которую он сам и создал, приступил к серьезным попыткам восстановить влияние России и подорвать Запад, вместе с его демократическими ценностями. То, что последовало за этим – интервенция в Грузию и Украину, альянс с президентом Башаром Асадом в Сирии, кибератаки против западных стран – является частью этой стратегии.

Так что, да: в начале 90-х годов Запад, вероятно, упустил возможность трансформировать Россию. Мы никогда не узнаем, можно ли было попытаться лучше. Но что мы знаем наверняка: с самого начала существования РФ темные силы внутри нее росли. Почти два десятилетия назад эти самые силы захватили страну, и на роль главного врага Россия выбрала Америку и созданный ею мировой порядок.

Новое время
Поделитесь.