Андреас Умланд: Катастрофа МН-17. Что планировал Кремль? В расследовании катастрофы с MH-17 Запад все еще не заполнил самый большой пробел: каков был главный мотив Москвы?

Официальное расследование Объединенной следственной группой (JIT) этого очевидного случая было мучительно медленным. Уже 17 июля 2014 года, в день, когда сбили Боинг, стало ясно, что эта установка могла прибыть только с части регулярной российской армии. У кого еще может быть возможность сбить с контролируемой сепаратистами территории авиалайнер, летящий на высоте приблизительно 10 км? Тем не менее, именно знаменитая группа Bellingcat, с ее ограниченными ресурсами, а не нидерландская правительственная комиссия, обеспечила первое всестороннее и наиболее важное исследование, полностью доказывающее ответственность Москвы за гибель авиалайнера.

Вместо того чтобы быстро двигаться вперед, идентифицировать и преследовать в судебном порядке преступников, голландцы провели референдум по ассоциации Украины и ЕС. Голосование против стремления Украины в Европу было де-факто актом публичной поддержки Нидерландами вмешательства Путина в Центрально-Восточную Европу – громкое голландское «Спасибо!» Москве за убийство десятков нидерландских граждан. Нидерландский референдум по соглашению об Ассоциации между Украиной и ЕС широко праздновался российскими государственными масс-медиа как победа политики Москвы относительно Европы. Сейчас юридические процедуры, чтобы наконец-то преследовать в судебном порядке преступников – вроде на правильном пути.

Кремль хотел сбить не малазийский авиалайнер, а российский

Впрочем, большой пробел в освещении и исследованиях катастрофы с MH-17 Западом все еще не заполнен, ведь мотивы странного поведения Кремля не обсуждаются достаточно глубоко. Почему Москва отправила в Украину именно такую ракетную установку высокого радиуса действия, как «Бук»? Ведь настолько сложное оружие не понадобилось бы, если бы целью являлись украинские военные самолеты, летающие гораздо ниже? Чего не хватает в западных обсуждениях судьбоносного инцидента с MH-17, так это надлежащего рассмотрения всех версий относительного того, зачем был сбит боинг. Многие восточноевропейские эксперты полагают, что единственное объяснение заключается в следующем: Москва действительно планировала сбить пассажирский самолет. Но не малазийский авиалайнер, а российский.

Согласно этой теории, Кремль возложил бы всю ответственность за трагедию с российским пассажирским самолетом на украинские вооруженные силы с отсылкой на произошедшее с Сибирскими авиалиниями (рейс 1812) в октябре 2001 года. Такой ужасный инцидент и обвинение Киева в июле 2014 года должны были бы предоставить Москве казус белли для реализации проекта «Новороссия» – то есть, аннексии русскоязычной восточной и южной материковой Украины посредством открытого вторжения регулярных российских войск. Вся эта операция следовала бы по образцу известных взрывов российских жилых домов в сентябре 1999 года – террористических актов, которые, вероятно, были операцией секретных служб РФ. Теракты сентября 1999 года предоставили Кремлю казус белли для начала Второй Чеченской войны, а затем – премьер-министру Путину возможность получить общественную поддержку как защитника российского отечества и собирателя российских земель перед президентскими выборами РФ в 2000 году.

Уже существуют два глубоких западных исследования взрывов 1999 года – Джона Данлопа (The Moscow Bombings of September 1999. Stuttgart) и Дэвида Саттера (The Less You Know, the Better You Sleep). Напротив, сопоставимых западных исследований инцидента с MH-17 июля 2014 года – несмотря на то, что большинством жертв были граждане ЕС – пока нет.

Новое время
Поделитесь.