Алина Купцова: Планы России на Беларусь беспокоят Не стоит воспринимать Беларусь как страну, которая стоит исключительно на стороне России. Это независимое государство, наш сосед и партнер

Отношения Украины и Беларуси – сложная смесь из экономических интересов, попыток Минска найти геополитический баланс, стремления Украины обезопасить себя от военных провокаций и агрессивных шагов России.

Беларусь – не самый проблемный сосед Украины с точки зрения непосредственно двусторонних противоречий. Но именно Минск более всего подвержен давлению Москвы. Однако заместитель министра иностранных дел Украины Василий Боднарь уверен: Беларусь понимает необходимость открываться для внешнего мира и избавляться от российской зависимости.

– Беларусь – партнер Украины или союзник Москвы? Минск является площадкой для мирных переговоров, предлагает своих миротворцев на Донбасс, призывает к более тесному экономическому сотрудничеству, а в то же время КГБ Беларуси пытается вербовать украинцев, там похищают наших граждан…

– Я бы не говорил здесь категориями союзник-не союзник для Украины. Формально Беларусь – союзник России, у них есть союзное государство. Это формальное решение существует с 90-х годов. И в данном случае нам нечего возразить. С другой стороны, это наш сосед, сосед важен и с точки зрения торговли, и с точки зрения человеческих связей. У нас есть сферы сотрудничества, где нет конфликтов или противостояний.

Конечно, Беларуси не просто, поскольку она вынуждена балансировать в сегодняшнем мире, сохраняя отношения со всеми соседями, в том числе с РФ. Для нас проблемой являются определенные аспекты функционирования союзного государства, прежде всего общий миграционный режим. “Черные” списки, которые действуют на территории РФ, автоматически распространяются на территорию Беларуси. В чем-то, к сожалению, это приводит к проблемам для наших граждан.

Мы говорили об этом в двустороннем формате. Кое-где у Беларуси есть возможности влиять на это, а иногда – нет, поскольку это давно согласованный формат. Однако мне кажется, что это не навсегда. Поскольку Беларусь понимает необходимость открываться для внешнего мира.

В прошлом году были решения, которые частично разрешили безвизовый въезд для иностранных граждан, и это не нравится Москве.

Не стоит воспринимать Беларусь как страну, которая стоит исключительно на стороне России. Это независимое государство, наш сосед и партнер. И нам нужно с ним сотрудничать, мы находим взаимовыгодные варианты сотрудничества. Но существующую геополитическую ситуацию мы учитываем в нашем диалоге. Мы также предупреждаем наших граждан, направляющихся в Беларусь, о возможных рисках задержания. Предупреждаем: перед поездкой проверьте, не находитесь ли вы в списке запрещенных лиц.

– Кстати, министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей недавно дал интервью, в котором несколько раз подчеркнул, что Беларусь хочет покончить с зависимостью от России, сохранив хорошие отношения и с Москвой, и с Евросоюзом. Почему Минск задумался о “независимости”? И как Украина может это использовать?

– Если будет обращение, мы можем способствовать контактам Беларуси с иностранными партнерами, хотя мне кажется, что Минск имеет развитую сеть посольств и хорошо коммуницирует без посредников. Мы же не вмешиваемся ни во внешнюю, ни во внутреннюю политику Беларуси.

Мы абсолютно открыты для помощи и содействия, но вмешиваться и давать советы не намерены. Беларусь – самостоятельное государство. А мы – не Россия, чтобы кому-то указывать

У нас есть несколько форматов, например мы совместно участвуем в реализации Инициативы ЕС “Восточное партнерство”, есть совместная программа по развитию границы “Украина-Польша-Беларусь”. Мы абсолютно открыты для помощи и содействия, но вмешиваться и давать советы не намерены. Беларусь – самостоятельное государство. А мы – не Россия, чтобы кому-то указывать.

– Да, но как раз Россия будет активно вмешиваться, если увидит реальное сближение Беларуси с Западом. И к сожалению, у Москвы есть много рычагов давления на Минск. На этом фоне опять же обсуждается угроза потенциального использования Беларуси как военного плацдарма.

– Это беспокоит – признаю. Когда в прошлом году были учения “Запад-2017”, мы опасались такого варианта: или провокации, или вооруженного нападения на территорию Украины. Президент Александр Лукашенко неоднократно заявлял, что территория Беларуси не будет использоваться для акта агрессии. Но российское военное присутствие в РБ несет потенциальную угрозу как нам, так и самим белорусам.

Александр Лукашенко неоднократно заявлял, что территория Беларуси не будет использоваться для акта агрессии. Но российское военное присутствие в РБ несет потенциальную угрозу как нам, так и самим белорусам

Наш опыт с Крымом – яркое тому подтверждение. Не отвергая потенциальной опасности, мы понимаем, что для Беларуси не нужно никакого напряжения в отношениях с Украиной.

Что планирует Россия – это уже другое дело. Нам надо ставить вопрос о противодействии российским попыткам использовать Беларусь против Украины. Потенциально надо учитывать риски. Лучший ответ на них – укрепление Вооруженных сил. Надо понять, что потенциально такая угроза существует, пока на территории Беларуси будут российские войска.

– Что думаете об идее белорусских миротворцев на Донбассе?

– Я не думаю, что это лучшая идея. Опять же потому, что Беларусь находится в союзе. Мне кажется, что их присутствие было бы не желательно, так как это может использовать Россия. Это нужно детально обсуждать, чтобы самим себе не наделать беды.

– Что с границей с Приднестровьем? Она безопасна?

– Мы не можем говорить об угрозе масштабного военного вторжения, но исключить попытки проникновения дестабилизирующих элементов, российских агентов нельзя. В то же время у нас с Молдовой развивается плодотворное сотрудничество по демаркации границы, развития пунктов пропуска, введения совместного контроля.

https://www.youtube.com/watch?v=8rYZcq0NvQI

За четыре года войны нами выработан механизм нормального мониторинга приднестровского участка границы, который не позволяет дестабилизирующим факторам повлиять на ситуацию в регионе. Однако этот вопрос все равно находится в поле зрения правоохранителей и соответствующих государственных органов. Пока там будут находиться российские войска, Приднестровье не будет снято с повестки дня.

– А что у нас со строительством дополнительных пунктов пропуска на польско-украинской границе?

– Сейчас более актуальный вопрос – это модернизация существующих. Вы знаете, в прошлом году был скандал из-за того, что мы не смогли использовать все средства, которые предоставлялись ЕС. Надо выходить из этой ситуации по-другому, модернизировать внутренние ресурсы для того, чтобы провести хотя бы минимальные изменения по совершенствованию пропускной системы.

Надо сделать существующие пункты пропуска максимально эффективными, а после того выходить с другими инициативами. Потому что у нас уже несколько пунктов пропуска “зависли” из-за того, что действующие не до конца используют свой потенциал. Этот вопрос реально урегулировать.

Во-первых, надо освоить польский кредит – 100 млн, которые были выделены еще в 2015 году. Сейчас завершаются тендерные процедуры, они уже согласованы, там вроде все идет хорошо. Второй момент – использование потенциала нашей комиссии по вопросам межрегионального сотрудничества. Надеемся, что средства, заложенные местными и центральным бюджетами, будут должным образом использованы. То есть проблема есть. Сейчас процесс движется, но не так быстро, как хотелось бы.

– Неспособность Украины освоить международную помощь – один из факторов, который тормозит переговоры по Плану Маршалла. И об этом открыто говорят…

– План Маршалла, или Европейский план, сейчас активно обсуждается. Возможно, каким-то образом этот план помощи для Украины будет материализован. Но мы уже сейчас успешно привлекаем международные средства, например в ремонт дорог, развитие инфраструктуры и тому подобное.

Нужно больше показывать положительных примеров, тогда и будет больше аргументов доказывать, что несмотря на войну, Украина активно развивается и имеет серьезные перспективы.

Обозреватель
Поделитесь.