Джон Ллойд: Грязная игра россиян Последние несколько лет россияне стремятся стать экспертами в гибридной войне, полагаясь в основном на интернет и социальные сети

Запад раздражал российского президента Владимира Путина очень давно. И президентом он стал, по сути, уже будучи раздраженным. Путин считал развал СССР «крупнейшей геополитической катастрофой века» и обвинял НАТО в усилении Холодной войны.

Как и большинство россиян, вину за эту катастрофу он возлагал на Михаила Горбачева, последнего лидера СССР. А также видел, как Запад, особенно США, упорно стремятся разрушить страну, которой Путин, как офицер КГБ, был обучен одновременно отдавать почести и прислуживаться.

Десятки миллионов россиян, переехавших или рожденных в Украине, Прибалтике, Центральной Азии и Кавказе, оказались на распутье СССР – стали иностранцами в новообразовавшихся государствах. Там, особенно в Прибалтике и Грузии, с ними всегда обращались холодно. И первой задачей, которую для себя поставил Путин, было защитить страну, которую на него оставили, и сделать все, чтобы защитить изгнанных русских.

Бизнес-модель интернета – это мы

По его меркам, он неплохо справился с этой задачей. Чтобы предупредить выход Чеченской республики от России, Путин развернул там кровавую войну и посадил во главе страны верного себе диктатора. Российский президент перечеркнул попытки Грузии вернуть себе Южную Осетию и дошел с войсками до столицы, Тбилиси. Так Путин хотел показать, что прежде чем вернуть себе Грузию, он может подавить ее независимость. Путин пришел на украинский полуостров Крым, населенный преимущественно русскими, и провозгласил территорию частью РФ. Он спонсировал – и до сих пор спонсирует – пророссийских боевиков на востоке Украины, где продолжается война, опустошает украинские ресурсы и государственность.

Между тем причины ненависти Путина к Западу стали главными направлениями российской пропаганды – как внутренней, так и внешней. Запад расширил НАТО вплоть до российских границ, хотя и обещал так не делать. (Поэтому здесь Путин наполовину прав.) Запад бомбардировал Сербию, давнего русского союзника. (Да, он сделал это: чтобы не допустить еще худшего кровопролития в Косово.) Запад вторгся в Ирак, бомбардировал Ливию. Он поддерживает украинскую борьбу против России. Он финансирует западные общественные организации и институты России, которые, как утверждают, выступают против режима и ищут способ его сбросить. (Разоблачение: Я глава одной из таких организаций, созданной в качестве «иностранного агента»).

Список «грехов» очень длинный. Поэтому возмездие, по мнению Путина и многих россиян, является оправданным. И какие формы оно приобретает?

Становится очевидно, что последние несколько лет россияне (так же, как и китайцы, хотя более взвешенным и деликатным способом) стремятся стать экспертами в гибридной войне, полагаясь в основном на интернет и социальные сети. На этой неделе в Лондоне во время визита, организованного ежемесячным журналом Prospect, одним из лучших британских изданий, посвященных шпионскому делу и разведке, слово имел профессор кафедры военных исследований Королевского колледжа Лондона сэр Дэвид Оманд. Он говорил о современных и будущих способах ведениях войны, предупреждая, что оба все теснее переплетаются, стали более невидимыми и опасными по сравнению с временами СССР.

И главная причина – интернет и возможности социальных сетей. Все это должно было служить во благо, открыть заинтересованным широкий мир, наладить контакт между людьми и нациями. Во время, когда человечество только начало осознавать положительное влияние интернета на мир, тогдашний президент США Билл Клинтон сказал, что попытка изменить эту перспективу аналогична «прибиванию желе гвоздями к стене». Китайцы и россияне запомнили это и, преуспев в пробивании желе, направили интернет против его же изобретателей.

Тот хороший, познавательный онлайн-мир, который мы знаем, также полон преступников, мошенников, извращенцев, ненавистников, лжецов и других сил, среди которых и мощные государства, использующие это для собственных целей – включая ведение нового типа войны.

По мнению Оманд, фундаментальная проблема заключается в том, что бизнес-модель интернета – это мы. Мы, те, кто обычно использует интернет без хоть какой-то предварительной подготовки или настороженности, безопасно передавая множество информации корпорациям, преступникам и враждебным государствам, которые впоследствии используют ее во вред нам, нашим странам и нашим демократическим привычкам.

Пример. В мае 2017 года, когда Эммануэль Макрон должен был сойтись с лидером «Национального фронта» Марин Ле Пен в финальном туре президентских выборов, «гигантский» компьютер разместил на WikiLeaks тысячи писем из переписки штаба нынешнего главы Франции. Эксперт по киберразведке Виталий Кремез говорит, что такие же методы используют APT28, группировка, близкая к ГРУ, российской военной разведке. Кремез считает, что утечка информации должна была «прямо повлиять на результаты выборов». (Россия решительно отвергает обвинения.)

Масштабы и возможности этих атак на выборы и работу правительств – в Германии и, наиболее очевидным и резонансным образом, в США – до сих пор выясняют следователи. Под подозрение попали и сомнительные сообщения в социальных сетях, размещенные в ходе проведения референдума за выход Великобритании из ЕС, что в 2016 году закончилось Брекзитом. Россиян подозревают и в этом. Кирен Мартин, глава Национального центра по киберзащите Великобритании, заявил, что в течение года накануне референдума, российские хакеры пытались вмешаться в работу национального энергетического сектора, телекоммуникаций и медиа. Так в ходе своей речи премьер-министр Тереза ​​Мэй сказала, что Россия ставит под угрозу «международный порядок, от которого мы все зависим».

Из того, что об этом вспомнила премьер-министр, можно сделать вывод о масштабах вмешательства. Хакерство, которое ранее рассматривали как игру, сейчас работает на ослабление основ либеральной демократии. В руках враждебных организаций и государств эти методы становятся инструментами распространения лжи о правительствах, партиях и политических проблемах. Хакеры отбирают у демократических народов их наиболее необходимую возможность – самостоятельно делать выводы на основании доказательств.

Удовольствие от интернета, которое все еще имеет место, слишком терпят. Нам должны предоставить защиту в условиях такой грязной игры – и вместе с тем, мы должны защищать себя самостоятельно. Путем образования, рационального скептицизма, а также осознания разницы между фейками и фактами, пропагандой и честностью.

Новое время
Поделитесь.