Олег Панфилов: Армяно-российский пазл «Карабахский клан» – весьма странное образование из различных группировок и криминальных личностей, который объединяет две важные ипостаси в современном армянском обществе: власть и Кремль

Это случилось так неожиданно, что российская пропаганда не сразу поняла, как писать и говорить: вроде бы армяне – вечные друзья, а тут новая «цветная революция», которую в России до сих пор боятся называть революцией. Армяне удивили всех – начали с безобидного пешего похода по стране, а закончили сменой власти.

Реакцию Кремля ждали все – от обычных активистов, которые каждый день выходили на улицы Еревана, до правящей Республиканской партии, давно выстроившей с Россией отношения – если не рабские, то вполне зависящие от благосклонности (в прошлом – Ельцина, теперь – Путина).

Республиканская партия Армении создавалась на волне патриотизма в конце существования СССР и первые постсоветские годы, когда бывшие представители коммунистической номенклатуры из Карабаха Роберт Кочаряни Серж Саргсян стали создателями «карабахского клана».

С Карабахом связана вся история современной Армении, как и судьба первого президента Левона Тер-Петросяна – тот родился в сирийском Алеппо, а в годовалом возрасте был перевезен в Армянскую ССР.

Востоковед и филолог Тер-Петросян устраивал армян, 17 октября 1991 года избиратели отдали ему 83,4 процентов голосов. Новый президент не был номенклатурного происхождения, как и его азербайджанский коллега Абульфаз Эльчибей, тоже востоковед и историк, избранный вторым президентом Азербайджана на полгода позже.

Карабах эти годы был объектом вдохновения и дипломатического торга

Эльчибей был отстранен от власти в результате военного переворота в 1993 году, Левон Тер-Петросян ушел в отставку добровольно в 1998 году, но поводом был все тот же Карабах – хоть и оккупированный армянской армией, но остававшийся главной проблемой для будущего Армении. С одной стороны, армянский народ вдохновился «собиранием земель» в память об исчезнувшей в 428 году «Великой Армении», с другой – независимость Карабаха так никто и не признал, несмотря на огромную активность армянской диаспоры.

Карабах все эти годы был объектом вдохновения и предметом дипломатического торга, когда созданная в 1992 году Минская группа ОБСЕ так и не смогла сдвинуть с мертвой точки разрешение конфликта.

Левон Тер-Петросян в 1998 году предложил план по урегулированию карабахского конфликта. Он включал демилитаризацию зоны конфликта и возвращение Азербайджану ряда населенных пунктов, занятых в ходе боевых действий 1992—1994 годов. Главными противниками этого плана стали премьер-министр Роберт Кочарян, министр обороны Вазген Саркисян и министр внутренних дел и национальной безопасности Серж Саргсян, двое из них потом становились поочередно президентами Армении, а Вазген Саркисян погиб во время теракта в парламенте 27 октября 1999 года. В тот день было восьмеро погибших и больше тридцати человек раненых, поводом опять стал Карабахский конфликт, а последствием – укрепление «карабахского клана» во власти Армении и крепкой привязки страны к российской геополитике.

«Карабахский клан» – весьма странное образование из различных группировок и криминальных личностей, который объединяет две важные ипостаси в современном армянском обществе: власть и Кремль. Власть дает возможность безопасного прохождения криминальных денег и поддержания откатов и взяток, Кремль на все это закрывает глаза, заменяя укоризненное помахивание пальчиком безоговорочной поддержкой.

Карабах для Москвы стал удобным предметом торга – Азербайджан можно держать на коротком поводке для шантажа, Армения окутана кремлевским покровительством взамен дислокации 102-й российской военной базы в Гюмри, а также участием Армении во всех постимперских проектах – от СНГ до ОДКБ и ЕАЭС.

«Карабахский клан» объединяет две важные ипостаси: армянскую власть и Кремль

Так бы удачно для Путина, мечтающего о воссоздании «великой России», все и оставалось, если бы не развитие Азербайджана невероятно быстрыми темпами. Нефть и газ превратили «побежденную» в карабахском конфликте страну в мощное государство, а отношения с Турцией помогли создать боеспособную армию, которой под силу, как уверяют в Баку, восстановление территориальной целостности.

«Карабахский клан» Сержа Саргсяна продолжал потакать всем кремлевским проектам, пока не случился исторический коллапс – президентом Грузии избрали Михеила Саакашвили.

Он старался одинаково ровно иметь отношения с конфликтующими странами, но если Армения остается всего лишь соседом, то Азербайджан стал экономическим и геополитическим партнером. Азербайджан помог Грузии стать независимой от российского газа, Грузия предоставила свою территорию для азербайджанских магистральных трубопроводов.

Большая часть политической и идеологической жизни на Кавказе последних 200 лет была и остается при российской мотивации: в Грузии она минимальная, почти такая же в Азербайджане, максимальная – в Армении. Видимо, поэтому в Кремле не придавали значения каким-то пешим походам в прошлом журналиста Никола Пашиняна по окраинам Армении. Примерно так же в Кремле слегка поволновались в 2013-м и 2016 годах, когда в Ереване протестовали против приездов Путина и Лаврова.

Россию и Армению на протяжении последних веков связывает не только поддержка российской армией «дружеского христианского населения» Османской империи, которое всегда поднимало восстания, прежде чем Россия начинала очередную войну. В 1827 году генерал Иван Паскевич отвоевал часть Персии – Эриванское ханство, которое он назвал «Русской Арменией», а этнические армяне из многочисленной диаспоры в благодарность стали потакать российской имперской политике, вплоть до Первой мировой войны.

Предприимчивые армяне сколачивали огромные состояния на бакинской нефти, получив благосклонное поручительство при переселении в Тбилиси и другие города Грузии. Новое государство Армения в 1918-1920 годах успела повоевать и с Турцией, и с Грузией, первый раз пытаясь занять Карабах. А в сентябре 1987 года, еще при всевластии КПСС и КГБ СССР в Армении создается то движение «за освобождение Карабаха», которое в 1991 году стало инициатором карабахской войны.

Армениия по воле Кремля превратилась в пророссийский анклав на Южном Кавказе

Помните, когда закончил свое существование СССР? В декабре 1991 года. А боевые действия с применением современного оружия начались в сентябре, когда еще формально существовала советская армия и вооруженные силы СССР подчинялись Кремлю. Когда же в начале 1992 года началось распределение советского военного имущества, конфликт разгорелся с новой силой.

По воспоминаниям Левона Тер-Петросяна, «настоящая война началась 7 декабря 1993 года и продолжалась до 12 мая 1994 года. Это была война, когда обе стороны располагали настоящими армиями». Что делала Россия в это время? Наблюдала, как два народа, жившего столетиями вместе, убивали друг друга. Как наблюдала, когда турецкая армия подавляла восстания армян, которых провоцировала и призывала к бунту российская армия – и в 18-м, и в 19-м, и в начале 20 веков.

https://www.youtube.com/watch?v=qDpzv0BSKv4

Карабах превратился в символ, вдохновляющий патриотов, но он стал и причиной геополитического положения Армении, которая по воле Кремля превратилась в пророссийский анклав на Южном Кавказе. Транспортные коридоры – и автомобильный, и морской – только через Грузию, частично – через Иран. Армения находится на 108-м месте в рейтинге индекса восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index), выше своего покровителя – России, но ниже Монголии и Шри-Ланки.

Любые попытки оппозиции изменить геополитический вектор и стать проевропейской страной заканчивались увещеваниями «карабахского клана» в том, что все может закончится потерей Карабаха. Как Путин постоянно пугает российское население вторжением НАТО. Итогом такой политики стала огромная миграция населения: по утверждению журналиста Наиры Айрумян, каждый год больше 50 тысяч армян уезжают из страны безвозвратно. Для страны с 3-миллионным населением это огромная цифра.

Внутренние проблемы постсоветских стран Россия решает только когда ей выгодно еще больше закрепить свое влияние

Многие армяне уезжают в Россию, где к «братскому христианскому народу» относятся благосклонно, и ничего не делают для того, чтобы остановить эмиграцию. России важнее дислокация военной базы, удовлетворяющая имперские амбиции, как это было до 2006 года в Грузии, как происходит до сих пор в Кыргызстане, Таджикистане и Беларуси. Внутренние проблемы постсоветских стран Россия решает только когда ей выгодно еще больше закрепить свое влияние.

Ни в Азербайджане, ни в Грузии нет российских военных, поэтому для Кремля так важна Армения – там находится воинский контингент близ границ Грузии, Ирана и Турции. А потому ​для России так неожиданно появление лидера протеста Никола Пашиняна – он объявил не столько о борьбе с коррупцией, сколько против «карабахского клана», который держал в узде армянское общество последние двадцать лет.

Но это вовсе не означает, что Кремль успокоится и будет молча наблюдать за тем, как новая власть Армении создает современное государство. История взаимоотношений России и Грузии подтверждает, что Кремлю это не понравится. Преимущество Пашиняна в том, что он имеет поддержку молодежи и диаспоры, да и Россия уже далеко не та, чтобы позволить себе резкие движения. Надо Надо отдать должное власти Азербайджана – она терпеливо выжидает, что произойдет дальше, и будет ли новая власть Армении осознавать необходимость разрешения карабахской проблемы.

Крым.Реалии
Поделитесь.