Виталий Шапран: Лондон накажет Россию евробондами РФ еще не столкнулась с катастрофической нехваткой валюты, однако окончательное обрезание стране доступа на международные рынки капитала крайне нежелательно

Наказание России может не ограничиться масштабной высылкой дипломатов. В конце марта британский премьер Тереза Мэй заявила, что Лондон рассматривает возможность и других наказаний для РФ.

Среди них – введение ограничений для рынка российских облигаций.

Учитывая санкции в США и некомфортность рынков Китая и Японии для суверенных и квазисуверенных займов, такой шаг Лондона может стать серьезным ходом, ограничивающим правительству РФ доступ к валютным заимствованиям.

Облигации без права перепродажи

Идея прекратить российские займы на рынках капитала в ЕС принадлежит председателю комитета по иностранным делам Тому Тугендхату. Ее уже подхватил глава британского МИДа Борис Джонсон.

Насколько стало ясно из комментариев обоих политиков, они рассматривают возможность перекрыть доступ российским компаниям к Euroclear и Clearstream. При этом получится, что российские банки и компании смогут проводить первичные размещения, однако торговать ими на вторичном рынке уже не будет никакой возможности.

У этой концепции есть как сильные, так и слабые стороны.

  • К сильной стороне следует отнести саму идею уничтожения вторичного рынка российских облигаций. То есть, разместившись один раз, эти бумаги нельзя будет ни купить, ни продать. Они попросту потеряют ликвидность и станут неинтересными для большинства фондов и банков, поскольку, купив однажды, их нужно будет держать до погашения.
  • Второй сильный момент состоит в том, что все это предлагается сделать не только в Великобритании, а в целом по ЕС. А значит,

Россия потеряет возможность размещать свои бумаги и во Франкфурте, Люксембурге и на других площадках.

  • Слабая сторона вытекает из сильной. Напомню, что Великобритания выходит из ЕС, и ее евроинициативы в Еврокомиссии могут быть восприняты в штыки.

Политически эта тенденция подкреплена и бизнес-интересами. Так, Euroclear и Clearstream невыгодно, чтобы бонды лежали мертвым грузом в портфелях, поскольку депозитарии, как правило, получают процент от оборота бумаг эмитента, то есть чем чаще они обращаются – тем больше выручка депозитария.

Другое дело, что в масштабах ЕС Россия – это очень небольшой заемщик, поэтому Euroclear и Clearstream могут просто полениться торпедировать инициативы Великобритании.

  • Второй проблемой остаются “первичные фонды”. Есть модели размещений, которые предусматривают, что покупателем всей эмиссии может быть один облигационный фонд, и на рынке уже торгуются не непосредственно облигации эмитента, а паи-фонд, который их приобрел.

Такие фонды не так уж и редки на Западе, и часто подборка бумаг в них идет по странам или по регионам. Так что, при большом желании, россияне смогут эти “британские заградительные меры” обойти, правда, в любом случае, это повышает стоимость займов для РФ.\

Молчание партнеров

Партнеры Великобритании по ЕС еще никак не прокомментировали эти публичные рассуждения британских политиков.

Дело в том, что жирная часть рынка облигаций в ЕС сконцентрирована в Германии, Франции и Люксембурге. Лондон тут играет больше роль рынка для еврооблигаций, номинированных в долларах, однако подобные бумаги с развивающихся рынков (включая и украинские бонды), как правило, размещаются на Ирландской фондовой бирже (ИФБ).

Поэтому ключевой вопрос: поддержит ли официальный Дублин инициативу соседей?

Тем более, что такое длительное молчание только усиливает конкурентные позиции ИФБ и Франкфуртской фондовой биржи.

Без поддержки партнеров инициативы Великобритании с большой вероятностью закончатся тем, что Лондон сам себя отлучит от рынка бондов из России, а основной центр активности российских “финансовых туристов” переместится в Германию и Ирландию.

Впрочем, британцы не так просты, их рынок ценных бумаг суммарно весит больше остальной Европы. Именно поэтому Euroclear и Clearstream не станут просто так игнорировать мнение Соединенного Королевства.

Способен ли такой шаг Лондона и союзников нанести серьезный урон российской экономике? Очевидно, что да!

Со времени начала АТО и утраты Украиной контроля над территорией Крыма Россия уже обнулила свой Резервный фонд, который просто прекратил свое существование, поскольку в нем не осталось средств. В свою очередь, Фонд национального благосостояния похудел с $88 млрд до $66 млрд.

Есть определенные проблемы и с золотовалютными резервами РФ: если в 2014 год Россия вошла с ЗВР в размере $509 млрд, то на 1 марта нынешнего года они уже составляли примерно $454 млрд.

Бегство валюты из страны в какой-то мере остановила чистка ЦБ РФ, которая уничтожила “банки-помойки”, однако валютные резервы страны по-прежнему тают на глазах.

РФ еще не столкнулась с катастрофической нехваткой валюты, однако окончательное обрезание стране доступа на международные рынки капитала крайне нежелательно. После того как в стране упала деловая активность, крупные эмитенты, такие как “Газпром”, объявили о замораживании ряда инвестпроектов, что ударило по проектным показателям операционной прибыли, которые часто планировались компаниями на 5-10 лет вперед.

А вот долговая нагрузка у российских компаний после девальвации рубля возросла.

Чтобы побороть тенденции, которые ведут к банкротству, большинство крупных компаний начали растягивать свой долговой горизонт – досрочно погашать старые бонды и устраивать новые заимствования на более длительные сроки.

И эти процессы в РФ еще не завершены. Поэтому настоящий амбарный замок для РФ на рынке евробондов – это не просто ускорение оттока валюты и процесса “таяния” различных стабфондов, а уже и непосредственная угроза финансовой стабильности страны.

Европейская правда
Поделитесь.