Леонид Старов: Египет как запасной аэродром Кремля: кто будет дружить с “Роснефтью” вместо Катара Цели Кремля пока состоят в мечтах о вытеснении BP Inc. из проекта Зохр, и о том, как привлечь на этот блок египетского шельфа лояльных Москве акционеров

РФ проиграла свою первоначальную цель сохранения территориальной целостности Сирии, и теперь спешит взять реванш – создать “рокадный” плацдарм для более успешного копирования сирийского сценария в Ливии. Главной кандидатурой на роль такого плацдарма рассматривается Египет. В одиночку обхаживать эту огромную страну сложно. С целью окучивания Каира в Москве спешат рекрутировать новых временных сателлитов. Они должны быть способны заменить заблокированный Катар, и сыграть подобную ему эпизодическую роль в кремлевских планах.

Параллельно с новыми задачами РФ в регионе, правительство ОАЭ решило присоединиться к разработке самых больших в Средиземном море залежей природного газа – месторождения Zohr на блоке шельфа Shorouk, Египет. Месторождение было переведено с разведки на промышленную эксплуатацию 31 января. К концу этого года месторождение должно выйти на уровень добычи 17млрд. куб. м газа в год при вложенных инвестициях $5 млрд. и плановых $12млрд.

На месторождении Zohr на блоке шельфа Shorouk

До начала этого месяца, 60% акций этого блока владели государственная итальянская ENI, 30% “Роснефть”, и 10% ВP Inc. На прошлой неделе, итальянская компания решила уменьшить свою долю и продать 10% акций нефтегазовому подразделению эмиратского государственного Фонда Национального достояния, корпорации Mubadala Petroleum.

Накануне продажи 10%-го пакета ОАЭ, Италия в октябре 2017 года уже уменьшала свой контроль над египетским месторождением-гигантом. Тогда она уступила” Роснефти” ее нынешние акции в Zohr опираясь на то, что в ЕС в отличии от США, Канады и Великобритании, не действуют прямолинейные санкции против “Роснефти” и ее главы Игоря Сечина.

Эти санкции постоянно оспариваются в судах и имеют различные сроки начала действия. Используя судебные разночтения в различных странах ЕС, итальянские власти в конце прошлого года сделали широкий жест в сторону Москвы – фактически за руку завели эту российскую государственную компанию на газовый рынок Египта.

Покупка россиянами доли в блоке Шорук у итальянцев была оплачена в декабре прошлого года. Она обошлась “Роснефти” $1,1млрд непосредственных платежей и $2,7млрд. в целом, включая сопутствующие расходы и другие связанные покупки в Египте.

Работы на месторождения Zohr

Цена некоторых из этих затрат, вроде покупки 15% акций в операционном египетском СП с местной государственной компанией, выглядит несколько завышенной. Весьма вероятно, что такие затраты были прикрытием для финансирования через кассу “Роснефти” некоторых российско-египетских мероприятий из сферы обороны и безопасности.

На поверхности, они сопровождались подписанием 28 января российско-египетского соглашения о восстановлении авиасообщений. Что касается “Роснефти”, то по крайней мере, с этой компанией в этом регионе уже были подобные прецеденты решения проблем Кремля через ее кассу.

Например, тогда, когда она в последние полтора-два года пыталась  буквально фаршировать деньгами меры РФ по борьбе за лояльность иракских и сирийских курдов: это было необходимо для затягивания войны в Сирии по российскому варианту. 

До прошлогоднего выхода “Роснефти” на египетский рынок, в 2007-12 годы ведущей российской инвестицией в нефтегазодобычу Египта считалось синайское шельфовое месторождение El-Arysh. Им владеют компания “Новатэк” Леонида Михельсона и Геннадия Тимченко, и их местный партнер Tharwa Petroleum.

Геннадий Тимченко – владелец частной инвестиционной группы Volga Group

Как и доля “Роснефти” в Зохр, этот египетский актив был также получен от итальянской ENI. Месторождение на Синае было куплено у итальянцев во многом благодаря тому, что в 2016 году российская и итальянская компании, не глядя на санкционное давление, смогли начать плодотворный проект в другом регионе Средиземного моря, на шельфе балканской Республики Черногория.

Обе египетские морские концессии с российским участием, El-Arysh и Zohr, расположены в приграничных районах Египта. Первое расположено у границы с израильским палестинским сектором Газа. Второе расположено на стыке экономической зоны шельфа Кипра, Египта и Израиля. Такая географическая характеристика российского внимания к египетским нефтегазовым богатствам предполагает, во-первых — настойчивые стремления Москвы навязать Каиру российские консультации и услуги по морской обороне и проведению антитеррористических операций.

Во-вторых – Египет обладает богатыми нефтегазоносными площадями и в других своих сугубо внутренних регионах. Но ориентация Москвы именно на граничащие с Израилем области шельфа показывает на то, что в Кремле после неудач “Газпрома” в Израиле и Сирии в 2014-16 годы ныне сменили свои ориентиры.

Ранее, российская внешнеэкономическая стратегия в этом регионе исходила из задачи разрушения конкурентных “Газпрому” сирийских участков европейского проекта AGP Arab Gas Pipeline, и недопущения строительства перспективного ирано-кипрского IGP Islamic Gas Pipeline.

https://youtu.be/7bVLkw7he2U

Ныне благодаря принятым РФ мерам по разжиганию долговременного характера войны в Сирии, эти задачи достигнуты. И местные экспортеры газа утратили несколько лет времени своего потерянного устойчивого развития.

Но пока в Москве увлекались бойней гражданского населения Сирии, у “Газпрома” вызрел новый конкурент. И все усилия пошли на смарку.  Этим конкурентом выглядит перспективный газопровод EMG ЕastMed Gas Pilpeline. При явной поддержке Саудовской Аравии, он запроектирован пройти из Израиля в Грецию.

Благодаря этому маршруту и поддержке Эр-Рияда, проект смог быстро добиться официального статуса проекта ЕС. Цели Кремля пока состоят в мечтах о вытеснении BP Inc. из проекта Зорг, и о том, как привлечь на этот блок египетского шельфа лояльных Москве акционеров.

Леонид Старов, специально для Planeta
Поделитесь.